Эпоха цифровизации и бумажные костыли


14

В праздничной суете в сфере внимания СМИ были в основном, как это и водится, праздничные сюжеты. Но едва миновали каникулы, как роль ньюсмейкера взяла на себя Счетная палата РФ, опубликовав данные по исполнению расходов на реализацию национальных проектов на конец декабря 2019-го. В аутсайдерах оказался по этому показателю нацпроект «Цифровая экономика». В масштабах России запланированные расходы были исполнены лишь на 53,6%. В данных по исполнению бюджета по региональным проектам ситуация идентична. Полагаю, что к текущему моменту показатель все же подрос, но сути проблемы это не меняет. Цифровизация, начало эпохи которой мы провозгласили еще вчера, сегодня, увы, пока хромает, и эксперты всех мастей ищут тому причины – каждый на свой лад.

Одни пеняют на то, что депутаты Госдумы в минувшем году не успели согласовать все требуемые документы. Другие сетуют на нерасторопность локомотива «Цифровой экономики» – Минкомсвязи России. Третьи возражают: куратор нацпроекта министр Константин Носков и рад бы ускорить темпы, да поделать ничего не может – для цифровизации огромной страны требуется вначале создать надлежащие условия. А это и новые кадры, и соответствующая переподготовка действующих специалистов, и обустройство сопутствующей инфраструктуры – образовательной, производственной и т.д. Установи, мол, на телегу Wi-Fi, так она от того не превратится в современное авто.

Выскажу собственное скромное мнение. Проблема тут заключается не только в излишнем бюрократизме или нерасторопности государственных мужей. И даже не в том, что федеральные деньги, что идут в регионы на реализацию нацпроектов, порой припоздняются. Проблема тут глубже, и она, пожалуй, в отсутствии понимания нами механизмов цифровизации. Отсюда (инерционность мышления никто не отменял) у некоторых возникают и сомнения в самой ее необходимости.

Не потому ли и по сей день едва ли не главным мерилом цифровизации является подключение социально значимых объектов к сети Интернет? Министр связи сообщает, сколько ФАПов, школ и пожарных частей в масштабах страны имеют теперь доступ к глобальной сети. Аналогичные цифры проставляют в отчетах и регионы. Гражданам презентуют интернет-порталы, где наглядно фиксируются все достижения в цифровой трансформации: при каких ведомствах созданы цифровые комиссии, сколько специалистов успешно освоили цифровые технологии, какие интернет-сервисы внедрены для взаимодействия с населением…

Министру труда Максиму Топилину, побывавшему в Рязани в конце декабря, в Центре занятости населения Рязанской области демонстрировали обновленный бумажный архив. Напрашивался резонный вопрос: когда планируется перевести все документы в электронный вид? Но и ответ на него мог тоже прозвучать вполне резонный: пока задачи такой не стояло.

Тем временем бухгалтерии энного количества организаций пребывают в легкой панике: отмашку в Пенсионном фонде РФ им дали – с нового года заполнять всю документацию по сотрудникам не в бумажном, а в электронном виде. Но формы электронных отчетов пока к ним не поступали. Равно как и нет ответов на многочисленные вопросы, касающиеся ведения электронной документации. Похоже, что уровню выше тоже пока не дали соответствующих рекомендаций.

Бумага (раньше ли, позже) все равно уступит место цифровому эквиваленту – против прогресса, знаете ли, не попрешь. Но чтобы цифровизация не оставалась для большинства из нас всего лишь далеким от понимания термином, внедрять ее, а значит, и вести соответствующую разъяснительную работу на всех уровнях, необходимо уже сейчас. Иначе придется ковылять в эпоху цифровых технологий, опираясь на бумажные костыли.