Фейерверк и озорство


14

Удивил и порадовал экспериментальный музыкальный фестиваль «Концертный залп»

Принято считать, что филармония – место для вдумчивого прослушивания классики, где гости и исполнители нарядно одеты и ведут себя чинно. Но слушателям и музыкантам все чаще хочется поиграть с привычными форматами. Фестиваль «Концертный залп #Рязань» стартовал в декабре при поддержке областного министерства культуры и туризма и подарил городу массу незабываемых ощущений.

Рок-музыка в исполнении симфонического оркестра, кулинарный мастер-класс в сочетании с итальянской оперой… А на финальном концерте We will folk you! солисты Государственного академического Рязанского русского народного хора им. Е. Попова пели и танцевали в джинсах под мелодии электроконтрабаса-балалайки! О том, как придумать и провести все это, примеряя разные образы, рассказывает художественный руководитель фестиваля – виолончелист, дирижер и композитор Денис Шаповалов.
Р.В. – Денис Валерьевич, фестиваль прошел при большом внимании публики. А как он был придуман? И почему вы решили провести его именно в Рязани?

Д.Ш. – Знаете, Рязань для меня уже родное место. Я так часто сюда приезжаю, что уже подумываю купить дом (улыбается). Хотелось подарить городу настоящий праздник и задействовать все коллективы филармонии. В «Концертном залпе» приняли участие Государственный академический Рязанский русский народный хор им. Е. Попова, Рязанский государственный симфонический оркестр, ансамбль «Солисты Рязани»… Получился общий эксперимент и мощная творческая встряска. Вы сами видели, с каким восторгом публика слушала хиты Queen и Pink Floyd в исполнении народного хора…

Р.В. – Кто был автором идеи и концепции «Концертного залпа»?

Д.Ш. – Учитывая, что все в мире придумано уже давно, приходится изобретать невиданное ­(улыбается). У нас давний и плодо­творный тандем с виолончелисткой Екатериной Седовой. Мы уже придумали массу фестивалей, которые ждут своего часа. «Концертный залп» получил воплощение через десять лет после рождения идеи.

Р.В. – На каждом из концертов фестиваля вы выступали в разных амплуа – виолончелиста, дирижера, композитора и даже немного повара! Что из этого ближе вам самому?

Д.Ш. – Прелесть как раз в возможности попробовать все. Например, на концерте We will folk you! мы еще и кино планировали показать! Увы, не успели. Но не исключаем, что привезем в Рязань отдельную программу с фильмом и музыкой Pink Floyd. Главное, чтобы нашлись средства на реализацию этой идеи. Все-таки, когда страна вкладывается в культуру, люди преображаются и обращаются к высокому. Благодаря мудрым поступкам меценатов прошлого мир знает музыку Чайковского, видит шедевры живописи… Поэтому дай Бог нам всем финансового благополучия (улыбается).
Р.В. – К слову о высокой и массовой культуре. Не так давно вы приняли участие в большом концерте Аллы Пугачевой в Государственном Кремлевском дворце…

Д.Ш. – Мой хороший друг пианист Юрий Погиба много лет сотрудничает с Пугачевой. Юра знает, что я могу написать и исполнить что угодно. А в программе Аллы Борисовны в одной из песен была партия виолончели. И Юра сказал мне: «Почему на концерте такой великой певицы должна звучать запись?» Так меня пригласили. Конечно, было очень много предварительной работы – и все это ради четырех минут на сцене. Но это были минуты рядом с Примадонной! Не так уж много нот, но не каждому они были подарены… А теперь будет что рассказать внукам (смеется).
Здесь, в Рязани, на «Концертном залпе» прозвучало много нот и артисты вложили душу в каждую из них. Всем нам хотелось сотворить чудо и немного похулиганить с жанрами и стилями – кажется, получилось! Такие встречи запоминаются надолго, ведь авантюристы меняют мир.

Фото пресс-службы Рязанской филармонии