Герои нашего времени


90

Как работают и чем сегодня живут медики  из «красной» зоны


Пандемия коронавируса продолжает испытывать всех нас на прочность. Но, несомненно, сложнее всего в этой новой реальности медицинским работникам. Те, кто находится на передовой борьбы с COVID-19, испытывают колоссальное моральное и физическое напряжение, несут огромную ответственность, рискуют собственным здоровьем, а по сути, и жизнью.


Накануне Дня медицинского работника, который в этом году отмечается 21 июня, мы пообщались с рязанскими врачами и медсестрами, которые трудятся в «красной» зоне, узнали, что изменилось в их жизни с приходом пандемии, откуда они черпают силы, как работают и какие строят планы.

Александра Королева, старшая медсестра отделения реанимации и интенсивной терапии по профилю «нейрохирургия» больницы скорой медицинской помощи (БСМП)

В «красной» зоне с 4 апреля

Александра Королева влилась в команду новой больницы скорой медицинской помощи совсем недавно, когда учреждение переехало в современные корпуса, расширило штат и стало работать в новых условиях. Она прекрасно понимала, что в нейрореанимации будет иметь дело с наиболее тяжелыми пациентами, но это ее не пугало, поскольку медик, по мнению Александры, должен быть готов к самым сложным ситуациям. Такой настрой помог медсестре справляться с напряжением и нагрузкой при работе в реанимации «красной» зоны (особенно в первое время), где сестринская смена длится шесть часов. Как и положено, от семьи Александре пришлось изолироваться. Дети – восьмилетняя дочь Аня и трехгодовалый сын Артем – были отправлены к родителям мужа в Захаровский район. С одной стороны, как говорит Александра, разлука с детьми дается непросто, с другой – если бы сын, дочь и муж были рядом, то на них элементарно не хватало бы ни сил, ни времени. Сейчас абсолютно вся энергия уходит на работу, а лучший отдых – это сон. Так что вынужденное одиночество вполне оправданно.
– Конечно, сын и дочь скучают, но при этом они как дети медиков (муж Александры работает врачом – прим. авт.) прекрасно понимают, почему не видят маму. А чтобы Ане и Артему было не так грустно, мы взяли для них из приюта щенка. Теперь дети о нем заботятся, – рассказывает Александра.
Несмотря на все трудности, Александра Королева считает опыт работы в «красной» зоне очень ценным. Хотя бы с той точки зрения, если что-то подобное повторится, то медики встретят ситуацию уже во всеоружии.


Константин Труфанов, врач-кардиолог отделения неотложной кардиологии областной клинической больницы (ОКБ), кандидат медицинских наук

В «красной» зоне с конца апреля.

Занимается клиническими исследованиями препаратов для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией

Для Константина Труфанова перестроиться в новых условиях работы было легче, чем, например, хирургам или гинекологам, ведь кардиолог – это изначально врач терапевтического профиля. А именно такие специалисты и необходимы для лечения больных с COVID-19. К тому же Константин Труфанов уже больше 10 лет занимается клиническими исследованиями лекарственных препаратов в пульмонологии и кардиологии. И когда ему предложили включиться в международные исследования препаратов для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией, он энергично взялся и за это дело, а руководство больницы поддержало инициативу врача. Начиная с июня доктор Труфанов работает с пациентами «красной» зоны ОКБ как исследователь. Врач особо подчеркивает, что все пациенты, принимающие участие в клинических испытаниях препаратов, делают это абсолютно добровольно.
– В «красной» зоне проводить исследования очень тяжело. Нужно четко контролировать все действия медперсонала, постоянно мониторировать пациентов, много общаться с ними, разъяснять все тонкости, успокаивать, потому что люди очень переживают. Но вся эта работа того стоит, ведь исследуемые препараты – эта реальный шанс для пациентов, – объясняет Труфанов.
Ежедневно Константин и его коллеги, принимающие участие в клинических испытаниях, проводят в «красной» зоне по семь часов. Помимо этого, врач работает в «зеленой» (чистой) зоне с кардиологическими больными, то есть по своему основному профилю. Из отдыха у него сейчас – только сон, причем не больше шести часов в сутки.
Константин Труфанов надеется, что изучаемые препараты докажут свою эффективность и безопасность. И тогда у врачей будет больше возможностей для лечения больных с коронавирусной инфекцией, а у пациентов – больше шансов получить проверенное и изученное лекарство. Собственно, осознание этого и придает врачу сил в это непростое время.
– Когда чувствуешь, что занимаешься любимым делом, появляются энтузиазм, драйв, положительные эмоции. Изучение потенциальных возможностей для лечения пациентов с коронавирусом – это действительно интересно и сейчас как никогда необходимо, – говорит Константин Труфанов.


Кристина Тяпкина, врач-пульмонолог областной больницы имени Н.А. Семашко

В «красной» зоне с середины апреля

Молодой врач Кристина Тяпкина признается, что с наступлением пандемии коронавируса стандартный режим для нее, конечно, изменился. Для того чтобы работать в инфекционном отделении, Кристина прошла специальный обучающий курс и получила соответствующий сертификат. Но вместе с тем врач не считает, что работа с пациентами, страдающими от коронавирусной инфекции, для нее непривычна или сложна. Основная специальность Кристины связана с лечением бронхолегочных заболеваний. А поскольку главным проявлением коронавирусной инфекции является пневмония, то Кристине это близко и хорошо знакомо.
Если же говорить о переменах в жизни Кристины Тяпкиной, то они кардинальные. С того момента, как девушка пришла работать в «красную» зону, ей пришлось отделиться от семьи. Общение с родными – только заочное. Все семейные праздники и дни рождения проходят теперь без Кристины, чего раньше не было.
– Моя самая большая поддержка и опора – это муж, сынок, родители и родственники. Каждый день я получаю от них сообщения со словами поддержки. Чувствую ее даже на расстоянии, что придает мне сил и энергии. Больше всех, наверное, переживает мама. Каждое утро и вечер я просто обязана ей доложить, что со мной все хорошо, что я жива и здорова. Конечно, в период пандемии больше всего не хватает близких рядом, простого общения глаза в глаза, семейного ужина. Первое, что я сделаю, когда все закончится, – это поеду к своей семье. Как обещала, куплю сыну «зеленого робота». Мы устроим приятный вечер общения в кругу семьи, – рассказывает Кристина.
Она считает, что опыт работы в «красной» зоне важен и уникален для всех, кто в ней трудится: и для врача, и для медсестры.
– Мы получаем новые знания, развиваемся, становимся морально сильнее, – уверена Кристина Тяпкина.


Елена Юневич, врач-терапевт отделения неотложной терапии больницы скорой медицинской помощи (БСМП) в «красной» зоне трудится на пару со своим мужем – врачом-реаниматологом

Елена Юневич работает терапевтом в «красной зоне» с 4 апреля, то есть с момента открытия инфекционного госпиталя на базе БСМП. Говорит, что в целом интенсивность работы БСМП осталась прежней. Так же, как и раньше, в круглосуточном режиме идет прием тяжелых больных. Но в данный момент это в основном больные с тяжелой вирусной инфекцией, осложненной дыхательной недостаточностью, в том числе пациенты с различной сопутствующей патологией, которая ухудшает течение основного заболевания (сахарный диабет, бронхиальная астма, различная кардиологическая патология и т.д.).
– Нам пришлось осваивать новые методы лечения, в первую очередь инфекционных больных, совместно с пульмонологами и инфекционистами учиться работать в совершенно иных условиях строгого эпидрежима, что само по себе нелегко переносится. Хочется выразить благодарность нашему руководству за правильную организацию работы, – говорит Елена Юневич.
Врач признается, что в новых условиях всем тяжело, но есть врачебный долг и осознание важности своего труда, это и дает медикам силы, вселяет оптимизм. По словам Елены Юневич, поддержка родных и близких также играет немаловажную роль.
За время пандемии медики получили огромный опыт в работе с тяжелыми больными в сложных условиях, считает врач. Она уверена, что в будущем в такой многопрофильной больнице с экстренной направленностью, как БСМП, этот опыт обязательно пригодится.
– На период пандемии пришлось изолироваться от родителей и ребенка, но они переживают за нас, любят и ждут. Конечно, не хватает общения с нашими родными, особенно с моим любимым сыном. Хочется, чтобы все близкие были здоровы, чтобы все пациенты поскорее выздоровели, чтобы новые случаи не появлялись! Хочется, чтобы все без опаски сняли маски и перчатки! Хочется собрать чемодан и большой дружной компанией рвануть к морю! – делится мыслями Елена Юневич.


Татьяна Осипова, старшая медсестра отделения колопроктологии областной клинической больницы (ОКБ)

В «красной» зоне со 2 мая

Медицинский стаж Татьяны Осиповой – три десятка лет. Она прекрасно знает всю сестринскую работу в стационаре, владеет всеми манипуляциями. Поэтому вопрос, идти или нет в «красную» зону, для опытной медсестры даже не стоял. Тем более Татьяна Осипова когда-то работала рука об руку с нынешним главным врачом больницы Дмитрием Хубезовым (раньше он возглавлял колопроктологическое отделение), и когда руководитель формировал команду борцов с COVID-19, не задумываясь, вместе со своим сестринским коллективом в нее влилась.
По признанию Татьяны Осиповой, наиболее тяжелым было первое дежурство в «красной» зоне – в защитном костюме поначалу было дискомфортно. Ну а потом уже – дело привычки. Конечно, в работе с пациентами инфекционного отделения есть свои нюансы, поэтому какие-то моменты пришлось быстро освоить.
Смена Татьяны Осиповой в «красной» зоне длится минимум шесть часов – бывает и дольше. В новых условиях, как она говорит, очень помогают взаимовыручка и дружный сестринский и врачебный коллектив. Непростое время пандемии, по мнению Татьяны, очень сплачивает медиков, меняет отношения с пациентами, делая их более добрыми и доверительными.
– Видишь, что больной человек идет на поправку, и на душе как-то сразу легче, – говорит медсестра.
Этим летом Татьяна с ребенком и мужем, который тоже врач, планировала поездку на море. Но, видя ситуацию изнури, поменяла семейные планы. Считает, что сейчас для такого отдыха не лучшее время. Медик с сочувствием относится к тем, кто не верит в коронавирус и не соблюдает мер предосторожности, потому что ежедневно на работе видит, какими последствиями для здоровья это может обернуться.


Светлана Шилина, заведующая детским боксированным нейро-инфекционным отделением городской клинической больницы № 11

Работает в «красной» зоне с 11 апреля.

Именно с этого дня в клинике начал работу детский госпиталь для больных с коронавирусой инфекцией и подозрением на нее

Говоря о том, пришлось ли с приходом пандемии осваивать что-либо новое, Светлана Шилина отвечает, что она и ее коллеги всегда работали с инфекцией в кос­тюмах и средствах индивидуальной защиты, участвовали в специальных учениях по особо опасным инфекциям.
– Конечно, у новой коронавирусной инфекции есть свои особенности течения, методы диагностики и лечения. Мы все изучали параллельно с открытием госпиталя. Читали все актуальные рекомендации Минздрава РФ, активно применяли и применяем их. Ведь особенности течения коронавирусной инфекции у взрослых и детей различаются. Если раньше мы работали просто с инфекционными больными, то теперь – с инфекцией из разряда особо опасных. Дети называют нас снеговиками, потому что мы приходим к ним в белых кос­тюмах и перчатках. Юные пациенты не пугаются, а к концу лечения машут ручками, разговаривают и улыбаются. Дети есть дети, – рассказывает об особенностях своей работы Светлана Шилина.
По словам заведующей отделением, за время пандемии медсестры и врачи уже привыкли к маскам и респираторам. К костюмам привыкли тоже – знают, какие легче, а какие плотнее. В любом случае у постели больного медики находятся столько, сколько это необходимо.
Со своими пожилыми родителями, которые состоят в группе риска, Светлана Шилина с апреля общается исключительно по телефону. Если нужно привезти продукты и лекарства – оставляет возле двери. Если видятся, то только на расстоянии из окна машины.
– С мужем, который также работает врачом, живем неразлучно вместе со взрослыми детьми. Естественно, я держу дистанцию. Все предупреждены и знают, что мама трудится в «красной» зоне, поэтому целоваться и обниматься пока запрещено, – говорит врач.
Светлана Шилина признается, что, когда пандемия закончится, мечтает просто побыть дома, а еще вернуться к прежней жизни – сходить на концерт в филармонию, послушать классическую музыку.
– Люди соскучились по простому человеческому общению. Хочется пригласить домой друзей и родственников, душевно пообщаться и обняться, – рассказывает о планах Светлана Шилина.

Подготовила Людмила Иванова
Фото предоставлены медицинскими организациями, а также из личных архивов героев