Грозовое небо над Кабулом


12

Россия ищет способы помочь Афганистану наладить мирную жизнь. О новых угрозах и их преодолении – наша беседа с главой афганской ассоциации «Бахтар» Насими Накибуллой

В музейном центре национальных культур, который появился в Рязани накануне Дня народного единства, есть витрина, посвященная Афганистану. Руководитель ассоциации афганцев «Бахтар» Насими Накибулла рассказал «РВ» об экспонатах, не забыв упомянуть о знаменательной дате – 100-летии независимости Афганистана и установлении дипломатических отношений с Россией.
Тему нашей беседы определил сосуд с изящной чеканкой. Оказалось, что он сделан искусными мастерами из гильзы крупнокалиберного снаряда, разорвавшегося на этой земле, почти никогда не знавшей мира.
– Уважаемый Накибулла! Почему этой дате – 100-летию дипломатических отношений России и Афганистана – придается сегодня такое большое значение?
– Отношения между двумя странами становятся более тесными и дружественными. Благодаря дипломатическим усилиям возобновляются контакты, которые были прерваны в конце XX века. Россия снова принимает на учебу студентов из Афганистана, проявляет интерес к экономическим проектам. Все это не может недооценивать афганский народ, особенно на фоне отношений к стране других государств, все усилия которых, кажется, сводятся к одному – как бы посеять больше хаоса в республике и выловить свою рыбу в мутной воде. Они сами не участвуют в налаживании мирной жизни в Афганистане и создают препятствия для наших друзей, стратегических партнеров, таких как Россия. Мы очень рады, что вековая история наших дипломатических отношений приносит новые победы. Крупным успехом российской дипломатии я считаю установление контакта с умеренными афганскими талибами.
– Но ведь «Талибан» – это запрещенная в России террористическая организация.
– Да, она представляет серьезную угрозу, и недавние атаки боевиков на таджикскую погранзаставу вызывают большие опасения за мирное будущее среднеазиатского региона. К тому же в Афганистане усиливается влияние террористической группировки ИГИЛ (запрещена в России).
Противостояние правительственных сил и террористических организаций вновь входит в острую фазу. Усилия российских дипломатов способствуют тому, чтобы это напряжение ослабить. Приезд представительства афганского движения «Талибан» в Катаре в Москву на празднование 100-летия дипломатических отношений России и Афганистана можно расценивать как дальнейшее движение к миру. Я представляю, какие огромные усилия, невидимые нам, предприняла Россия. Ведь официальные встречи, переговоры – это только верхушка айсберга, а сколько до них было неформальных контактов! Со стороны может показаться, что результат достигнут без особых усилий. На самом деле – это трудная, кропотливая работа российских дипломатов и людей, которых мы не видим.
После того, как сторонники ИГИЛ (запрещена в России) потерпели поражение в Сирии, они каким-то образом начали перемещаться в Афганистан и сосредоточились на юго-западе и севере республики. В основном это выходцы из арабских стран и государств Средней Азии. Самый большой вопрос: с чьей помощью осуществляется эта переброска?
– Чего добиваются террористы?
– Цель известная – разодрать страну на части, чтобы она перестала быть единой. Для этого умело раздуваются межнациональные конфликты, сеются
распри между пуштунами, таджиками, узбеками и другими этническими группами, каждая из которых входит в зону интереса определенных государств. Если смотреть глубже, то идет борьба за природные ресурсы, те же залежи урана. В перспективе кому-то очень хочется запалить всю Центральную и Среднюю Азию. Сделать ее очагом терроризма и осуществить старый проверенный сценарий насильственного внедрения демократии с помощью ракет и танков. Не видно результатов усилий миротворческого контингента НАТО. Не удивлюсь, если эти страны потом выставят афганскому народу счет за свою якобы миротворческую миссию.
– Но ведь какие-то инвестиции от них идут?
– Разве можно сравнивать этот бизнес с помощью, которую оказывал Советский Союз? Афганцы помнят ее очень хорошо. Строились дома, целые поселки, а сейчас все вокруг разрушено, людям негде жить. Жилье очень дорогое, и его мало. Обычные люди получают зарплату 6 – 7 тысяч рублей в пересчете на российские деньги.
– Российское присутствие в Афганистане носит сейчас чисто экономический характер?
– Да, Россия помогает создавать инфраструктуру. Например, строится вторая ветка туннельной автодороги в горах Гиндукиш, она свяжет север и юг Афганистана. Молодые люди приезжают учиться в российские вузы. В Рязани афганцы учатся в РязГМУ и десантном училище, двое студентов «идут» на красный диплом. Налажено дистанционное обучение русскому языку благодаря взаимодействию научно-культурного центра в Кабуле и Московского университета дружбы народов, МГИМО.
– Рязанская ассоциация афганцев «Бахтар» – желанный гость на встречах, посвященных межкультурному взаимодействию. О чем чаще всего спрашивают рязанцы?
– Я чувствую на этих беседах неподдельный интерес к истории и культуре Афганистана. Спрашивают об обычных людях, как они живут, чем занимаются, интересуются семейными традициями, кухней. Русские и афганцы связаны какими-то особыми нитями. И эти отношения выражены даже в словах. Советские солдаты выполняли свой интернациональный долг в разных странах. Но только за воевавшими в Афганистане закрепилось название «афганец». Мы вместе, в общем строю «Боевого братства» и «Союза ветеранов Афганистана», проходим по Рязани в праздничных колоннах Первомая и в шеренгах парада Победы. Если посмотреть в глубь истории, то дипломатическим отношениям наших стран не сто, а более 500 лет. Царское посольство в Герату, бывшую столицу Афганистана, приезжало из России еще в 1463 году при Иване III. Богатое историческое прошлое просто обязывает нас укреплять связи. И вместе решать проблемы безопасности на стратегических участках континента.
– Спасибо вам, уважаемый Накибулла, за беседу!
– И я благодарю «Рязанские ведомости» за интерес к жизни афганской диаспоры, за то, что к вам всегда можно прийти и рассказать о важном и наболевшем.