№69 (5974) от 10 сентября 2021

Кому в ближайшее время заниматься раскопками исторических поселений древних рязанцев?

Губернатор Николай Любимов предложил создать в Рязани Школу молодых археологов. Повод для этого серьезный. На Введенском раскопе (территория Рязанского кремля) во время проведения археологической экспедиции 14 августа нашли берестяную грамоту.

Замечено наверху

Николай Любимов посетил раскоп и пообщался с археологами. Он уверен, что это уникальное событие не останется без внимания общественности, а значит, археология в регионе будет развиваться более интенсивными темпами, и в нее нужен приток молодежи.
– Мы должны поощрять археологическое дело, повышать к нему интерес, – говорит Николай Любимов. – Я думаю, что с этим мы обязательно справимся. Хочу услышать предложения по созданию школы молодых археологов, такой проект вполне мог бы претендовать на грант. Предлагаю поработать над этим совместно с РГУ, нашими специалистами. Рязанцы гордятся своей историей, и эту гордость надо подпитывать не искусственным, а естественным путем.
Министр образования и молодежной политики Ольга Щетинкина сообщила участникам обсуждения, что уже готов комплексный проект, который будет включать в себя просветительские и методические занятия с учителями истории, вебинары и дистанционные конференции, чтобы охватить все муниципалитеты Рязанской области.
– Это вполне реальный проект, и мы его в течение года сможем сделать, – отметила Ольга Щетинкина.

Повод давно назрел

– Находка берестяной грамоты – это сенсация, которую археологи Рязани ждали более 40 лет, – говорит методист Рязанского областного центра детско-юношеского туризма и краеведения Михаил Третьяков. – Мы еще в 1980-е годы понимали, что на территории кремля что-то можем найти. Теперь мы попали в список 13 европейских городов и 10 городов в России, где были найдены берестяные грамоты. Их нет, например, во Владимире и Суздале, а в Рязани есть. Такая находка обратит на себя внимание россиян, кому дорога история Отечества, привлечет интерес российской и европейской научной общественности. Внимание к раскопкам будет большое, поэтому губернатор принял совершенно точное и своевременное решение посетить раскоп. В разговоре с археологами губернатора выяснилось, что волонтеров для этой работы немного и созрела необходимость в создании Школы молодых археологов.
Специалисты, многие годы занимавшиеся раскопками исторических поселений в Рязани и районах области, еще раз подтвердили важность события и правильность намерений губернатора о создании Школы молодых археологов. Михаил Третьяков предлагает свой вариант развития событий. Его исходной мыслью является утверждение о том, что Школа молодых археологов не может быть плодо­творной без своего базиса – Школы юных археологов (учеников старших классов средних школ, лицеев и колледжей в возрасте от 13 до 17 лет). У него уже написаны учебные программы, есть и проект создания детских археологических объединений, а главное – накопленный десятилетиями опыт работы с юными археологами в полевых лагерях.
По его словам, первые подростково-молодежные археологические кружки появились в Центре детского и юношеского туризма и краеведения в середине 1980-х годов. В 1992 году на базе Рязанского областного Центра туризма и краеведения начал работать Детский археологический клуб «Вятич».
С 1999 года была разработана четырехгодичная авторская программа методиста Михаила Федоровича Третьякова «Основы археологии» с учебно-методическим комплексом (учебные пособия, презентации, коллекции артефактов, учебные фильмы). Учебный комплект «Основы археологии» (авторская программа и учебные пособия) стал лауреатом XII Всероссийского конкурса методических материалов в 2015 году.
Для осуществления летней практической работы юных археологов Центр заключил договор с Государственным Историческим музеем (Москва, Красная площадь, дом 1) о сотрудничестве в проведении профильных археологических лагерей. С 1992 по 2019 гг. в области ежегодно работал областной профильный археологический лагерь «Вятич». Воспитанники археологических объединений Центра трудились на раскопках стоянок Шагара I и Шагара II в Озерной Мещере, на Кораблинском и Зареченском грунтовых могильниках, в Старой Рязани.
В 1990–2000 гг. при городском Дворце пионеров работало городское (позже областное) научное общество учащихся (НОУ). В составе НОУ работала секция археологии, вобравшая в себя 14 археологических объединений города Рязани и области. За 10 лет секция НОУ провела более 15 региональных конференций по археологии и две общероссийских конференции (1991, 1995 гг.). В 2000 г. НОУ было распущено.
С 1992 года Центр регулярно проводил профильные археологические лагеря при научных экспедициях.
За 28 лет через эту систему прошло более 1650 учащихся Рязани и Рязанской области. Воспитанники археологических объединений были постоянными участниками областных и Всероссийских конкурсов краеведческих работ. 19 из них стали в разное время лауреатами Всероссийских конференций «Отечество» (Москва), «Юность. Наука. Культура» (Обнинск), Всероссийской олимпиады по археологии, этнографии и истории религий (Санкт-Петербург). Программа лагеря «Вятич» стала победителем областного конкурса программ детского отдыха в 2012 году, и лауреатом Всероссийского конкурса в 2014 году. Более 65 выпускников «Вятича» избрали историю в качестве специальности, трое из них стали кандидатами исторических наук.
В условиях пандемии, когда проведение палаточных лагерей было временно приостановлено, сократилось и количество воспитанников в объединении.
– С началом пандемии мы эту работу свернули, – говорит Михаил Третьяков. – С 2020 года палаточные лагеря запрещены, а читать теорию без практики я смысла не вижу. Если даже рядом есть стационарный лагерь, то можно оттуда возить ребят на раскоп, но при этом теряется сама экзотика и романтика археологического лагеря. У юных археологов свои субкультура и режим дня. Если лето жаркое, ребята встают в 6 или в 5 утра и идут на раскоп. К полудню возвращаются в лагерь и выходят вечером часа на два.
В 2020 году только 11 участникам удалось принять участие в раскопках в качестве волонтеров. В сезоне 2021 года их количество сократилось до 10 человек. Возглавили волонтерский коллектив методист М.Ф. Третьяков и педагог-организатор Л.В. Рябова. С 28 июня по 7 августа продолжались изыскательские работы.
Сейчас на территории региона активно работают пять экспедиций. Две экспедиции финансируются Государственным Историческим музеем: одна – в селе Константиново (Шиловский район), другая – на Шагаре. Еще две экспедиции работают по договору между Рязанским Историко-архитектурным музеем-заповедником и Институтом Археологии РАН. Работы ведутся на Введенском раскопе в Рязани и на городище Старая Рязань. Более 10 лет работает экспедиция РИАМЗ на Воже.
Основываясь на своем педагогическом опыте, Михаил Третьяков полагает, что сегодня задача организации подростково-молодежного объединения по археологии невозможна без привлечения методико-педагогических и кадровых наработок Центра детско-юношеского туризма и краеведения.

Им и карты (археологических раскопок) в руки

Становится понятно, что Центром детско-юношеского туризма и краеведения наработан серьезный потенциал в направлении создания и развития Школы молодых археологов. Центр имеет апробированную четырехлетнюю программу на 960 учебных часов, Для сравнения, курс археологии в РГУ (читается в первом семестре) – 60 часов. К программе Центр имеет учебные пособия, библиотеку, коллекции артефактов, учебные фильмы, презентации. А также долгосрочный договор с Государственным историческим музеем о сотрудничестве в деле проведения археологических лагерей.
– Какой будет Школа молодых археологов? – задается вопросом Михаил Третьяков. – Вести ее при одной из рязанских школ я не вижу смысла. Думается, детей нужно набирать из всех городских школ (возможности масштабирования Школы в муниципалитетах области следует рассматривать несколько позже). Место для занятий выбирать так, чтобы было удобно детям подъезжать из отдаленных микрорайонов. Для организации занятий необходима также и современная оргтехника. Если в первый год в Рязани получится собрать ребят, то на следующий год можно подключить область, может быть, онлайн. Чем больше детей будет вовлечено в это дело, тем устойчивей будет работа Школы молодых археологов, тем меньше, я убежден, у нас будет черных копателей. Если же касаться направлений археологических изысканий, то у меня, у нас в Центре, есть опыт подготовки детей для работы на таких средневековых памятниках, как Старая Рязань. Мне приходилось работать и в Переяславле, и на финских могильниках, и на неолите. Мы можем дать детям практику во всех этих экспедициях.
Обязательным условием работы в объединении (а это, предполагаю, будет клубная форма) является летняя практика в экспедициях. Это должно быть прописано в договоре с родителями. При условии включения нашего Центра в губернаторский проект Школы молодого археолога нам необходимы инвестиции на дальнейшую экипировку лагеря с тем, чтобы он был принят Роспотребнадзором и соответствовал всем необходимым нормам.
Центр хоть и имеет материальную базу для проведения лагерей, но она нуждается в серьезной реновации.

Вячеслав Астафьев
Фото из личного архива Михаила Третьякова