Как Одежда Федоровна всю филармонию одевает


75

В костюмерной Рязанской филармонии сотни костюмов. Самым «заслуженным» – больше четверти века. Почти столько же работает в стенах культурного заведения Надежда Федоровна Калушина.

И хранитель…

Хозяйку просторного и светлого помещения на третьем этаже филармонии, хранительницу «одежды» для солистов, музыкантов и танцоров в коллективе по-доброму прозвали Одеждой Федоровной. Она ведет меня в свою вотчину. Гладильная доска, зеркала, манекены, нитки и иголки – все как в хорошем пошивочном ателье. А по соседству вешалки-вешалки-вешалки…
– Этим вот нарядам по 24 года, – показывает она мне два крайних комплекта хоровых костюмов. – Один комплект шили в Ростове, специализированная швейная фабрика, которая изготавливала тогда сценические костюмы для всей России. Другой – на нашей михайловской «Труженице». Теперь таких крупных специализированных предприятий нет. За костюмы по эскизам нашего художника Елены Силивановой берутся небольшие ателье. Из последних поступлений – «Кадомский вениз» для хора. У балета – «Касимовские колокольцы».
На одной вешалке здесь может висеть до пяти предметов. Филармонисты, особенно Рязанский хор, представляют фольклор Рязанщины, а значит, сценические костюмы приближены к тем нарядам, которые носили в губерниях наши предки. Это «многослойные» комплекты, расшитые бисером, кружевом, порой – мехом. К каждому из них подобраны головной убор или дополнительные украшения. Зачастую детали одних костюмов взаимозаменяемы и дополняемы деталями других. И все это царство вещей до последней бусинки хорошо знакомо Надежде Калушиной. Чтобы определить, где и чей предмет, ей даже не надо заглядывать на обратную сторону рубахи или платья, где значится фамилия артиста. Секрет хорошего костюмера в том, чтобы знать фигуру каждого и весь свой «гардероб» на глазок. И не важно, что в коллективе трудится около сотни человек.


Секрет хорошего костюмера в том, чтобы знать фигуру каждого артиста и весь свой «гардероб» на глазок


И психолог…

От нее зависит, насколько комфортно и удобно будет выйти филармонисту на сцену, его настроение. Поэтому и психологом быть приходится.
– Ну а как иначе, сюда с разным настроением приходят. Иногда и амбиции свои молодежь показать любит, – замечает заведующая костюмерной. – Кто-то фыркнет, а я осаживаю. Амбиции – это на сцене. Моя задача – яркий образ, быстрота перевоплощения и бережное отношение к одежде.
Характер у Надежды Калушиной – действительно не забалуешь. Ее слушаются и маститые солисты, и совсем еще зеленая молодежь.
– Я закройщицей когда-то работала, а в 90-е, когда все полетело, ушла мастером производственного обучения в учебный комбинат. Да только хотелось чего-то большего. Вот шла как-то мимо филармонии, заглянула, да и предложила свои услуги. Так и сказала: «Возьмите меня на работу!» И взяли! Так и попала в этот завораживающий и интересный мир. Сложной работа оказалась? Очень.
И дело, как поясняет Надежда Федоровна, даже не в физической нагрузке, хотя наряды к выступлению нужно отобрать, отпарить, развесить, помочь выступающим перед концертом переодеться, а во время выступления, если случился форс-мажор, быстро заменить или отремонтировать. В командировке и того сложнее приходится. На выступление в Берлин, например, хор повез 9 комплектов костюмов на 10 плясок балета и 2 комплекта – хоровым. Это более полусотни костюмов. И все же человеку этой профессии, помимо физической, нужна и психологическая выносливость. Только так и с нагрузкой можно справиться, и с ответственностью – как за костюмы (каждый из которых стоит от 20 тысяч и больше), так и за само выступление артистов. Тут ведь как, деталь какую забудешь или юбку не успеешь отпарить – вот образ на сцене и не сложится.

И невидимка…

Надежда Федоровна – боец невидимого фронта. Костюмер – одна из многих театральных профессий, которые не на виду. То, что мы видим на сцене – лишь «обложка» процесса, в который включены такие специалисты, как художник по костюмам, художник по декорациям, художник по свету, звукооператор, администратор и многие другие. Они не поднимаются на сцену, когда аплодирует зал, но все глубинные процессы – подготовка костюмов, изготовление и расстановка реквизита и декораций, музыкальные и световые решения – все это зависит от них. Зритель видит только результат стараний многих замечательных людей, итог их долгой и плодотворной работы. Таких, как Надежда Федоровна – людей, увлеченных и преданных выбранной профессии. Так что, оставаться за кадром – не страшно. Не это главное. Важнее, как признается героиня моего материала, – любовь к делу, которому служишь.