Комфорт против правды


55

Информационные войны ищут новые жертвы

Информационные войны на Земле ведутся испокон веков. Еще до появления письменности вожди одних племен пытались морально и физически подчинить себе другие, распространяя слухи о том, что их боги самые сильные, войска не знают поражений, а оружие разит точно в цель.

С каждым столетием методы информационных войн становились более изощренными, а в нашу эпоху, при развитых средствах коммуникации, они по силе воздействия могут превосходить самое разрушительное оружие, потому что бьют в первооснову жизни – человеческое сознание. Как им противостоять?
В феврале в Рязани начал действовать Аналитический центр по исследованию информационных войн и контрпропаганды. Наша беседа – с начальником центра, профессором кафедры германских языков и методики преподавания РГУ им. С.А. Есенина, доктором филологических наук А.Г. Голодовым.

Р.В. – Александр Георгиевич, какие события послужили причиной создания организации?

А.Г. – Исследованием информационных войн я занимаюсь не первый год. После воссоединения Крыма с Россией началась война на Донбассе, и я эти события принял близко к сердцу. Вспомнился 1999 год, я тогда работал в Европе и наблюдал реакцию Запада на бомбежку Югославии. Развернулась массированная пропаганда, оправдывающая действия натовских войск. Я-то знал ситуацию и с другой стороны, видел подтасовку фактов, откровенное вранье, которое лилось со страниц европейской прессы. И тогда я всерьез занялся анализом содержания печатных СМИ, в первую очередь Германии, с которой меня связывают рабочие контакты на протяжении многих лет. Наступил 2014 год. Народ Крыма на референдуме выразил свое желание войти в состав Российской Федерации. А я испытал дежавю. Германская массовая пресса начала информационную атаку на Россию, показывая ее в образе агрессора, завоевателя. Там было все – и «русские оккупанты», и «пророссийские сепаратисты», и чудовищное занижение погибших после обстрела Украиной Донецка и Луганска. Да и обстрелы подавались как действия мятежников, как будто они сами уничтожали свои дома. Мне хотелось, чтобы немцы увидели и прочитали правдивые репортажи. Попытался найти издание, которое согласилось бы откомандировать журналиста на съемку телефильма о Донбассе, предложив свои услуги в качестве военного переводчика-синхрониста. Несколько лет я не оставлял надежд, делал попытки организовать выезд. Все СМИ ответили категорическим отказом, сославшись на то, что им хватает информации из официального Киева. С тех пор моя уверенность в том, что в Западной Европе не осталось свободных СМИ, только окрепла. Независимая пресса существует разве что в красивых мечтах.

Р.В. – Как вы решили действовать дальше?

А.Г. – Нужна была структура, которая позволяла бы устанавливать нужные контакты. Обратился с предложением создать аналитический центр к ректору РГУ им. С.А. Есенина Андрею Минаеву, и вскоре уже вдвоем с ним поехали на Донбасс. К нашей работе подключились преподаватели вуза и общественные деятели Петр Акульшин, Ольга Воронова, Александр Трушин. Установили научные связи с Донецким национальным университетом. Профессор РГУ Ольга Воронова создала два Есенинских центра – в Донецке и Луганске.
Информационное направление деятельности очень важно для нас. Мы сосредоточились на таких проблемах, как антироссийская пропаганда в западной прессе и искажение роли Советского Союза в Великой Отечественной войне.

Р.В. – Судя по вашим словам, русофобия в европейских странах не миф, а реальность. Чем вызван всплеск антироссийских настроений?

А.Г. – На мой взгляд, он вызван разочарованием Запада в том, что Россия не согласилась и дальше следовать в кильватере европейских интересов и придерживаться в своей внешней политике принципа «Чего изволите»? После распада СССР на Россию начали смотреть как на второстепенную державу. Я в то время работал в Германии и видел эдакое милое дружелюбие немцев. Но оно больше напоминало жалость, сочувствие к нашей стране. Нас воспринимали как бедных, которым необходимо помочь. А надо отдать немцам должное – они действительно сострадают сирым и убогим. Западным элитам хотелось, чтобы такое разделение ролей осталось надолго, лучше – навсегда. Многих взбесили притязания России на самостоятельность курса во внешней политике.
Тут на самом деле много причин. С одной стороны, сказывается традиционная немецкая заносчивость, с другой – в потаенных недрах национальной психики еще дремлет уязвленная гордость, истоки которой нужно искать глубоко, во временах Второй мировой войны и роли Советского Союза в освобождении мира от фашизма. Нам снова приходится сталкиваться с амбивалентностью западной ментальности. В Германии нельзя доставать из пыльных сундуков одежды национал-социализма, за подобные акции грозит суровое наказание. Но просвещенные европейцы закрывают глаза, когда фашиствующие молодчики с антироссийскими настроениями маршируют в той же Прибалтике.

Р.В. – Александр Георгиевич, пропаганда, как правило, основана на лжи. Может ли она в таком случае изживать себя, ведь нельзя же дурачить огромное количество людей бесконечно?

А.Г. – История показывает, что собственного иммунитета нации может и не хватить. Нужны антивирусы. Этим и пытаются заниматься такие аналитические центры, как наш. Я выпустил несколько книг, посвященных информационным войнам в западной прессе. Тексты статей с лингвистическим анализом мы размещаем параллельно на иностранном и русском языках, чтобы нас не могли упрекнуть в неточностях перевода. Задача – научить людей читать, слушать, формировать иммунитет против легковерия. Мы на лекциях рассказываем, какие бывают вбросы информации, как контекст одной публикации влияет на восприятие другой, расположенной по соседству в газете. Анализируем лексику, стараемся понять, почему выбраны именно такие слова. В Германии газеты очень серьезно воздействуют на общественное сознание. Самое массовое и, пожалуй, наиболее влиятельное издание Bild выходит тиражом 3 млн экземпляров, а читателей у нее в пять раз больше. Циркуляция ложных, непроверенных новостей – довольно обычное явление. Задача – сделать прицельный информационный выстрел, направить мысли людей в определенное русло, а то, что потом, спустя время, появляются невзрачные опровержения, никого уже не волнует.
Надо сказать, что информационный мейнстрим в германской прессе очень хорошо накладывается на ментальность немцев, которые чувствуют себя не совсем комфортно, когда нужно занимать определенную позицию в остром вопросе. Никто не хочет трений. Люди предпочитают верить в то, что кажется им удобным. Это такой комфортный релятивизм, заранее отсекающий всякое правдоискательство. Люди живут хорошо, уютно, зачем трепать себе нервы? Правила игры известны и одобрены. В Германии популярна поговорка «С волками – выть». Если хочешь быть среди волков, а не среди овец, значит, надо выть.

Р.В. – Как специалиста по информационным войнам не могу не спросить вас об эпидемии коронавируса. Не кажется ли вам, что эту волну кто-то умело оседлал в своих целях и паники могло быть гораздо меньше?

А.Г. – Обстановка серьезная, вы правы. На днях общался по «Скайпу» со своими немецкими друзьями. Население в панике, смели с прилавков рис, муку и почему-то туалетную бумагу. Отрабатывается ли на вирусе очередная тактика информационной войны в глобальном масштабе? Пожалуй, я воздержусь от предположений. Любая война подразумевает наличие тех, кому она выгодна. Здесь явных выгодопреобретателей пока не заметно. И чтобы не плодить конспирологические теории, давайте немного подождем и, как говорится, рассудим с холодной головой. Тема очень важная и требует внимательного обсуждения.

– Спасибо вам за беседу!

Беседовал Димитрий Соколов
Рисунок Павла Соловцова