Ладится песня – ладится жизнь


24

Прогулка в сердце Рязани с народной певицей Сабиной Микаиловой

Проект «Баба рязанская» продолжается, и сама судьба дарит нам встречи с людьми, которые сохраняют исконную народную культуру! О Сабине Микаиловой, которая с детства занимается народным вокалом, мне рассказала ее мама Ирина Анатольевна. И вот солнечным августовским деньком мы отправляемся в Рязанский кремль, где происходит настоящее чудо. Стильная черноволосая девушка с короткой стрижкой, которая только что шла с нами, исчезает на время – а вместо нее появляется статная барышня в подлинном народном костюме. Это один из сценических нарядов Сабины, которые она умеет и любит носить. Прохожие, туристы, паломники забывают, зачем пришли в музей-заповедник, когда видят нашу компанию. Но мне расслабляться нельзя: впереди интереснейшая беседа о манерах народного пения, вреде фольклорных штампов, творчестве и выступлении с русской делегацией на Тайване. Вот что рассказывает молодая артистка.

О старинных костюмах и хитрых бабушках

– В 2015-м я приехала в село Секирино Скопинского района за новой шушкой (неразрезным халатом, надеваемым поверх рубахи – Р.В.). Тогда я только собиралась поступать в колледж и знала, что костюмы понадобятся для выступлений. Мне рассказали, что здесь живет баба Маня, у которой сохранились полные костюмы. Мы с мамой ушам не поверили: это же уникальная редкость. Пришли к бабе Мане, поговорили, а потом спрашиваем: «Ну что, покажете костюмы?» – «Ой, у меня телевизор на сундуке стоит… Не стану, – ответила бабушка. – И вообще, надо разрешение у дочери спросить».
Но после долгих бесед и уговоров Сабина все же приобрела у бабы Мани три костюма: праздничный девичий, в который наряжена сейчас, комплект «Половинки» и свадебный. Последний дополняет мишурная лента, которой отделывали наплечные украшения – «полеты» и «янтарный» пояс. Его, помимо свадьбы, надевали на так называемые годовые праздники.

Об истинном народном пении

– Я начала заниматься фольк­лором, потому что мне захотелось узнать настоящую народную культуру, а не то, что показывают по телевизору. Включишь – а там страсть какая-то: кокошники и ноги выше ушей… Кокошники на Руси были только в северных районах, и жемчужные, а не такие яркие, как сейчас. Нас с детства приучают к ложным образцам народной культуры. А когда человек слышит настоящее народное пение, он сначала даже не понимает, какой это язык: слова распеваются по-особому.
В шесть лет мама отвела меня в центр «Рязанский оберег», я отучилась там, а затем еще восемь лет занималась народным вокалом. Долго думала, куда поступать, и выбрала Липецкий областной колледж искусств имени К.Н. Игумнова. Преподаватели серьезно занимаются с нами. Хочешь изучить, скажем, белгородскую традицию – посиди на ней год, добейся аутентичного звучания и только потом переходи к манере другого региона. Ведь по-разному поют не то что в областях – в соседних деревнях! А если музыканты пытаются показать много разных приемов сразу, их исполнение становится плоским.
Народная песня очень богата музыкально, ее звук обволакивает. Главное в этой музыке – импровизация. А многие артисты поют заученные, выхолощенные версии, даже не получают удовольствия! А я кайфую каждый раз, когда выхожу на сцену.


Всем, кто хочет глубже познакомиться с народной культурой и песней Рязанской области, мы рекомендуем посмотреть:
1) немой фильм «Бабы рязанские», реж. О. Преображенская и И. Правов, 1927 г.;
2) программу С. Старостина «Мировая деревня», выпуск «Свадьба на Рязанщине».


О секиринском концерте

– Сейчас я перешла на последний, четвертый курс колледжа. Помимо занятий, я выступаю с ансамблем «Воскресение», которым руководит моя преподавательница, Заслуженный работник культуры РФ Кристаллина Леонидовна Иващенко. При нем есть две детские группы, и я занимаюсь с этими ребятами. Самым маленьким – по три года, и они могут на ходу сочинять такие частушки! Мы поем потешки, заклички и другие песни Липецкой области.
Однажды мне предложили подготовить программу с секиринскими песнями, и в итоге мы поехали туда с концертом! Печально, но в Секирине практически не осталось людей, которые знают местные песни. Так что многие по-новому открыли для себя свою же культуру.

О выступлении на Тайване

В конце июля этого года Сабина побывала в Тайване, где выступала на международном концерте. Такая возможность выпала ей потому, что в 2014 году она стала лауреатом международной премии «Филантроп», учрежденной одноименным благотворительным фондом. Организация содействует социальной реабилитации инвалидов и поддерживает талантливых ребят с ограниченными возможностями. Артистов из России лично пригласил член попечительского совета премии, сенатор Международной молодежной палаты Тайваня Нейл Янг.
– В нашей делегации было 20 человек, и нас принимали как родных, – вспоминает Сабина. – Мы многое успели посмотреть: например, побывали с экскурсией в Министерстве иностранных дел Тайваня. И, конечно, увидели выступления местных народных коллективов.

О планах на будущее

– Конечно, я буду получать высшее образование и продолжать изучать народное творчество, – делится Сабина. – Главное для современного артиста – сохранять лад народной песни. А вообще, хочется создать свой ансамбль! И если в него захотят прийти люди без музыкального образования, это будет даже лучше. Народные песни испокон веков передавались устно, и лучший способ учиться – слушать и повторять.


На Сабине праздничный девичий костюм села Секирино Скопинского района. Он состоит из рубахи, легкой белой «бумажной» шушки и передника-занАвески (именно так ставят ударение в Секирине). Плетеные бусы – «ожерелки», «разметки» и «чопки» – не только украшают, но и оберегают от злых сил. Под узорчатый платок на лоб надевается очелье, чтобы убрать волосы и подчеркнуть красоту юного лица. Красные сапожки – современный сценический вариант: по традиции, праздничная обувь была черной.