Манерная работа


18

Искусством ручной набойки тканей владели касимовские мастера

С Сашей Солодовниковой продолжаем путешествовать по залам Касимовского историко-архитектурного музея-заповедника, отметившего в этом году собственное столетие. Останавливаюсь перед витриной с узорными досками, декорированной цветной тканью. Не сразу соображаю, что это и есть инструмент для ручной набойки рисунка на ткани. Слышала о таком способе. Видела, даже держала в руках старинные платки с набивным одноцветным узором. Для меня это древнее искусство как-то связано с Востоком, с мастерством ремесленников, украшавших ткани где-то там, далеко.
Оказывается, так далеко ехать, чтобы ознакомиться с искусством декорирования тканей с помощью ручной набойки, не нужно. Достаточно посетить касимовский музей. Здесь даже выставка открылась прямо в «Ночь искусств», она так и называется – «Касимовская набойка» и ждет гостей до самого Нового года.
Что такое ручная набойка? Для того чтобы понять это, достаточно взглянуть на старую фотографию. Рисунок печатался при помощи деревянных набивных досок, на них вырезали орнамент, а назывались они – «манеры». Манеры изготавливали из твердых пород дерева (яблони, груши), распиливали поперек волокна, сушили от полутора до трех лет, периодически обрабатывая животным жиром.
Манерами работали обычно несколько поколений мастеров. Так, известен случай, что в Гиблицах Касимовского уезда манеры служили отцу, его сыну до старости, когда сын не мог вести дела, он продал их одному из горожан, который еще 30 лет ими работал.
Существует несколько видов набойки: верховая, кубовая, масляная, вытравная.
В Касимовском уезде была распространена кубовая набойка, где на темно-синем фоне расцветали узоры натурального цвета (цвета холста). Куб – это чан с природным красителем цвета индиго – синего. Узор на ткань набивается «вапой». Вапа – состав для защиты ткани от окрашивания, он наносится с помощью манер. Ткань закрепляется на баран – приспособление для погружения ткани в куб. После крашения ткань поднимают, индиго после взаимодействия с кислородом окисляется, ткань становится синей. После удаления вапы открывается непрокрашенная ткань и получается узор.
В верховой набойке рисунок печатался по неокрашенной ткани, бело-земельной. Это мог быть и многоцветный узор, если использовалось несколько манер и цветов.
Ремесленники обходились самыми простыми приспособлениями: несколько десятков манер; стол, обтянутый сукном, на котором происходила набойка; скамья; посуда для разведения краски и молоток для более четкого пропечатывания рисунка. Деревянный молоток часто заменялся просто кулаком – «отцовской колотушкой». Куб для окраски стоил больших денег. А цены на набойку были невелики.
Касимовская набойка наиболее интенсивно развивалась в XVII веке. Ремесло было распространено в Касимове, где им занимались три семейства, а также в селе Гиблицы и в деревне Степаново. Степановские мастера работали по заказу, пользовались покупными красками, набивали разные орнаменты, стилизованые листья и птиц. Особенно удавались голуби и петухи. Но однажды случился пожар. Весь набойный инвентарь сгорел, и больше ремесло не возродилось.
Набивали узоры в Шостье, Погосте, Ибердусе, в Туме и в деревне Бреево. В Брееве, рассказывают, инициатором набойного промысла в XVIII веке стал помещик Гинц. Он даже посылал своих крепостных обучаться набивному делу в промышленном центре. Они и привезли с собой усовершенствованные металлические формы, дававшие более правильный, утонченный рисунок, но вместе с тем и некоторую «правильность», сухость, которая присуща всем бреевским набойкам.
Большие выгоды мастерам набойки давал отхожий промысел. Красильщики Касимовского уезда добирались до Кавказа, Сибири, Крыма, бывали в Бессарабии и Польше. Работали артелью из 3-7 человек, состоявшей из родственников, соседей. Красильщики, имевшие в отходе самые высокие заработки, отличались пристрастием к куражу и веселью и свое возвращение обставляли как праздник. Со станции железной дороги в Спас-Клепиках разбогатевший в отходе мужик нанимал тройку с колокольцами, проезжал в деревню с гармошкой и песнями.
Кустарное набойное ремесло вытеснила постепенно фабрика. Фабричные ткани стали появляться в деревне, из них теперь шили сарафаны и рубахи. Развитие набойки в уезде приостановилось. Лишь городские мастера не хотели сдаваться, им казалось, что они смогут конкурировать с фабрикой. Не смогли.
А теперь это искусство называется hand-made и очень высоко ценится во всем мире. Вот и в Касимове постоянные посетители Университета третьего возраста наведались недавно в музей, чтобы попробовать набивать рисунок на ткани. У многих получилось, и занятие это может превратиться в новое увлечение. А почему бы нет?