Мещерские истории


58

№2 (5907) от 15 января 2021

В 2021 году мы продолжаем цикл публикаций, авторами которых может стать каждый из вас. Давайте вместе вспомним, какой была Мещера вчера, какие светлые и грустные моменты мы пережили вместе с этой располагающей к неспешности и необыкновенно красивой территорией, покрытой лесами, полями, реками и озерами. Вспомним о людях, которые жили и живут в более чем 174 населенных пунктах, входящих в состав будущего кластера «Паустовский». Свои рассказы, заметки, воспоминания, фотографии присылайте на адрес руководителя проекта Екатерины Детушевой detushevae@mail.ru.


Дом

До 14 лет я жил у бабушки и дедушки в стареньком доме на окраине провинциального городка, затерявшегося в глуши свирских лесов.
Все самые светлые воспоминания из детства связаны у меня с этим периодом жизни. Именно тогда я впитал любовь к жизни на земле, именно тогда я начал понимать красоту простого труда.
После было всякое – и жизнь в суетных мегаполисах, и деньги, и связи. Не было одного – радости от простой жизни в своем доме, на своей земле. Я знал, что эта радость ждет меня, но не знал, где именно. Знал лишь то, что радость эта в провинции!
В феврале 2020 года радость встретила меня в Туме – поселке в глуши заповедной Мещеры. В этом медвежьем углу я нашел свой дом и свою землю. И пошли чудеса, и все яснее и яснее я стал понимать, что оказался в этом краю неслучайно.
На моей малой родине, в Присвирье, стоит святая обитель – Свято-Троицкий Александра Свирского мужской монастырь. Великий святой Александр Свирский, основатель этой обители, единственный святой в новозаветной истории, который был удостоен величайшей милости от Господа – лицезреть Пресвятую Троицу! Много, очень много чудес было и есть в моей жизни по молитвам преподобного Александра Свирского. Одно из таких чудес – мой дом рядом с Троицким храмом. Несомненно, преподобный Александр привел меня в это место!
Еще один интересный факт, узнав о котором, я решил создавать дом-музей тумского сказителя «Были-небыли» в Туме. В XVI веке сюда пришли люди из земель Великого Новгорода, из земель Русского Севера. Они принесли сюда северную культуру, язык, традиции, дух! Северные сказы переплелись со сказами Мещеры, северная славянская культура впитала в себя культуру мещерских племен. Именно так зарождался удивительный, непохожий на всю остальную Мещеру Тумский край! Я сам северянин, и этот исторический факт очень важен для меня! Сегодня я, как древние северные переселенцы, открываю для себя мещерскую землю и открываюсь сам. И вновь чувствую, что оказался здесь неслучайно! Что все идет своим чередом!

ДОМ

Дождь смывает остатки снега.
Птицы кликают благодать.
Много неба, такого неба –
В пору только стихи писать!
Я пишу, но пишу не ручкой,
А рубанком и топором.
Для поэзии самой звучной
В глухомани затеял дом.
И когда я рублю, строгаю
От зари до исхода дня,
Знаю, женщина дорогая
Смотрит ласково на меня.
Хвалят пусть или пусть ругают:
Чудаки вы, мол, чудаки…
Моя женщина дорогая
Смотрит, как я рублю, строгаю
И, конечно, пишу стихи.

Алексей Гушан,
поэт, член Союза писателей России,
основатель дома-музея тумского сказителя
«Были-небыли»


Железнодорожный транспорт

Тапыч в очередной раз отправился за грибами. Вышел из электрички и пошел вдоль насыпи в сторону леса.

Навстречу ехал поезд и громко сигналил. Так как между составом и Тапычем был еще один путь, Игорь Анатольевич шел вперед без опаски. Но это сигналил товарняк, приближающийся сзади. Он и задел Тапыча. Тапыч с переломанным плечом и прочими гематомами улетел в кювет. Более-менее придя в себя, Тапыч здоровой рукой достал сотовый и позвонил жене: на такой-то станции лежу, сбитый поездом.
Началась история длиною не в один год с несколькими операциями, постановкой и снятием пластин, падением на травмированную руку, ложным суставом, новыми операциями… Но все же Тапыч сросся и со временем стал снова играть на баяне и вести свадьбы.
Однажды Игоря Анатольевича позвали на бракосочетанье родственников не в качестве ведущего, а просто как гостя. Тамада был так себе. Косноязычные тосты, бородатые шутки, банальные стишки, примитивные конкурсы – все это Тапыча расстраивало, и он жалел, что не сам сейчас держит микрофон.
Тамада сделал очередной подход к какой-то своей заготовке:
– На каждой свадьбе всегда есть хотя бы один человек, который работает на железной дороге. Я прошу встать таких гостей.
Свадьба сидела, переглядываясь друг с другом.
– Ну, – с натянутой улыбкой настаивал тамада, – неужели ни одного железнодорожника?
Свадьба безмолствовала.
– Не может быть такого, – не унимался тамада. – Может, в железнодорожных войсках кто служил, или родственники есть железнодорожники?
Тапыч сжалился и решил поддержать коллегу:
– Ну, я, к примеру, сталкивался с железнодорожным транспортом!

Игорь Крысанов


Рай на земле

Впервые я побывал в Мещере, а точнее, на Оке, которая от Мещеры неотделима, в 1981 году.

Нас привез на рыбалку двоюродный брат отца Игорь Михайлович Рыжечков, которому я буду по гроб жизни благодарен за то, что он открыл для меня мою вторую родину.
Мы стояли дикарями целую неделю на высоком левом берегу, немного восточнее так называемой Кочемарской кручи, и меня, девятилетнего пацана, не покидало ощущение, что я не просто попал в «тайгу», а вернулся или нашел первоисточник всего сущего на земле, может даже Эдем.
Осознал я все это, конечно, уже более взрослым человеком, но ощущение какой-то доброй сказки появилось сразу и не покидает меня до сих пор. Там, рядом с Кочемарской кручей, куда мы собственно добирались через Кочемары, а до этого сворачивали с трассы еще перед Гусь-Железным и ехали как раз реально в те года через почти тайгу, мы бывали еще два последующих года, но уже с родным братом отца и его семьей. В Оку и все, что рядом с ней, все влюбились сразу.
Потом для меня и моих родителей был десятилетний перерыв на поездки на Оку, а после этого мы уже ездили на правый берег. Как ориентир: Куземкино, Ерахтур, Нармушадь. В последние два «места» ездил уже с братом и друзьями.
Может, кому-то это все скучно читать, но ЛЮБОВЬ к Оке и Мещере я, мои родители, родственники и друзья пронесли через всю жизнь. Кто-то, может, в большей степени, кто-то в меньшей. Но это уже не важно. Все для себя нашли свой Эдем. И хотя сейчас почти все они в настоящем Эдеме, им повезло, как и мне, найти земной рай еще при жизни.

Влад Анистратов