Вспоминая Гагарина, нельзя обойтись без встречи Гагарина с Михаилом Шолоховым

…Гений тянется к гению, талант обращается к таланту. Их влекло друг к другу. Они давно хотели встретиться. А тут и повод представился. ЦК комсомола, издательство “Молодая гвардия”, Союз писателей решили провести совещание молодых писателей. Определили завершить его в Вёшках, у Шолохова.

В составе представительной международной творческой делегации был и Юрий Алексеевич. Уже вышла его книга “Дорога в космос”, в наборе была другая – “Психология и космос”. К слову, ее верстку, как говорят, он подписал за два дня до своей трагической гибели.

И вот 13 июня 1967 года: они встретились. Но перед этим Гагарин преподнес Михаилу Шолохову подарок. Как и полагается, с неба. Взяв управление самолёта в свои руки, он щедро одарил здешние места захватывающими виражами.

Но чем ответит Шолохов? Лукавый прищур писательских глаз:

– Спускайся со своего неба на казачью землю, Юра… Принимай “коня”, – и маститый писатель указывает на свой “газик”. – Посмотрим, как ты летаешь по земле…

А первый космонавт будто этого и ждал:

– С таким штурманом всегда пожалуйста. – Да припустил так, что едва не проскочили любимое место хозяина – чудотворную поляну, рождённую от счастливой любви песчаной косы с разряженным выступом леса. Ведь природа тоже готовилась к этой встрече.

Ох, и отвела же здесь душу “честная компания”. Юра (так его звали собравшиеся) закрутил феерическую земную карусель: здесь и состязания в прыжках, и игра в волейбол, и стойки на руках. А под конец, и вовсе, весело гикнув, кинулся в Дон, увлекая за собой других. Правда, многие вскоре конфузливо отстали, воротившись назад. Только горсточка переплыла с ним Дон. Обратно Гагарин плыл в гордом одиночестве.

– Ну, Юра, ну, казак, – говорил Михаил Александрович. – Ты мне писателей раньше срока не загоняй. Нас ждёт ещё своя работа…

Не обошлось и без переполоха. Никто не заметил сначала, как Юрий Алексеевич, по свидетельству очевидцев, ракушкой поранил ногу. Гагаринские капли крови упали на берег Дона, что уже посчитали настоящим кровным братством.

Дошло дело и до самого творчества, литературного процесса, разговоров, дискуссий…

– Хорошо бы нам послушать и Юрия Алексеевича, – тактично-вежливо обратился Шолохов.

– Что думает наш первый космонавт?

– Мне, рядовому читателю, – смутился поначалу космонавт…

– Видали его – “рядовой читатель”, – повторил врастяжку нобелевский лауреат. – Попади такому рядовому на зубок… Рядовой! Земной шар в шарик превратил!

– Я не люблю, когда писатели грешат против истины, когда сюжет высосан из пальца, – уже без улыбки, серьезно говорил Юрий Гагарин. – Не писательское это занятие – писарское. Такая книга, что полёт без цели. У неё нет ни вкуса, ни аромата. Куда тут до свежей мысли. Я за тех писателей, которые помогают людям больше видеть, глубже знать, – делают их сильнее…

– Вот тебе и “рядовой читатель”, – приветствовал ласковой усмешкой Шолохов. – Отлично сказано, Юра!..

Чувствовали они тогда, что это была их первая и последняя встреча, первое и последнее общение? Наверное, об этом мы никогда не узнаем. Только на прощание Шолохов по-отечески обнял Гагарина и искренне поцеловал.

– Спасибо тебе Юрий, за всё! Очень порадовал ты всех и меня… Хорош! Таким я тебя и представлял. Люблю вас, орлята, – расставался с обретшим надёжного друга великий писатель.

Ну, а последний подарок, как и первый, был за первым космонавтом. И тоже, послан он был с самого неба. Едва взметнули ввысь, как космический гений тактично подвинул штатного пилота, чтобы лично еще раз “пройтись” над Вёшками, над Шолоховым, его семьёй, полюбившимися, тронувшими его свой простотой и самобытностью, станичниками.

И так он сделал над ними круг. Потом другой… Покачал крыльями, прощаясь.


Источник: «ГодЛитературы.РФ»
Текст: Юрий Фомин, «ГодЛитературы.РФ»
Фото: Василий Турбин, «Российская газета»