Не стоит город без гуманитария


107

Экономика без культуры не просто мертва, но и опасна

Интересно, чем руководствовалось большинство из нас при выборе профессии? Многие ли пожалели о принятом решении? Решая, кем быть, завтрашние абитуриенты думают о будущей платежеспособности или о пользе, которую смогут принести миру? И заботу о хлебе насущном со счетов не списать, и от мечты в 17-18 лет так жалко отказываться… Особенно, если мечтаешь разбираться в разных видах искусства, учить людей не устраивать себе культурную сиесту раз в неделю-две, а жить в культурном поле, чувствовать и понимать послания от мудрых предков и современников.
Доктор философских наук, профессор кафедры культурологии факультета русской филологии и национальной культуры РГУ имени С.А. Есенина Александр Соловьев помогает разобраться в этом непростом вопросе.

Р.В. – Александр Васильевич, какова, по-вашему, роль культуролога в современном мире? Это скорее академическая деятельность – в рамках кафедры, университета, научного сообщества – или поле деятельности гораздо шире?

А.С. – Это, конечно, и то, и другое. Академическая деятельность, естественно, очень важна. Это и теоретическое осмысление социокультурных процессов, и развитие философии культуры, то есть понимание того, какие основополагающие идеи «управляют» культурой и культурной политикой, в том числе в конкретное время в конкретном месте. Но именно эта академическая деятельность и позволяет культурологу «выходить в поле» не только для сбора эмпирического материала, но и для разработки или участия в самых разных социокультурных проектах. Кстати, научиться этому позволяют специальные дисциплины по социокультурному проектированию, а также постоянно разрабатываемые новые курсы, учитывающие изменения, происходящие в социокультурной среде.

Р.В. – Вы читаете публичные лекции (например, в Фотодоме на фестивале «Театральный роман») – какова их аудитория в нашем городе, какие темы интересны рязанцам, востребован ли формат в целом? Планируете ли продолжить?

А.С. – Я читаю публичные лекции в самых разных местах и форматах. В закрытом ныне клубе «Дом культуры» и в галерее Виктора Иванова я читал лекции по современному цифровому и медиаискусству, в музее истории молодежного движения и университете выходного дня РГУ имени С.А. Есенина – по советской культуре повседневности и культурной антропологии советского кино, в коломенском музее-резиденции «Арткоммуналка. Ерофеев и Другие» – о мемориализации вещей и коллективной памяти. Упоминаю об этой лекции потому, что на нее специально приезжали люди из Рязани.
Как вы видите по тематике лекций, их аудитория очень разная, а учитывая то, что не только я один читаю публичные лекции по культурологии, но и другие преподаватели нашей кафедры, запрос на культурологическую тематику, очевидно, в городе есть. Что касается моих лекций по медиаискусству, их аудиторией в основном была молодежь, которая сейчас нуждается все в большем количестве площадок для свободного, не ограниченного аудиторными рамками обсуждения культурных процессов. Планирую ли я или мои коллеги продолжать? Ответ очевиден: да. В первую, очередь потому что не мы, а к нам обращаются с просьбой провести ту или иную лекцию, а во-вторых, потому что мы – культурологи – считаем это своим общественным долгом. Не боюсь отвечать за своих коллег: уверен, они со мной солидарны.

Р.В. – Какие интересные идеи реализуете вместе со студентами? Есть ли такие, какие могли бы сделать интереснее культурную жизнь нашего города?

А.С. – Одна из идей, которую мы начали реализовывать прямо сейчас, – это создание студенческого волонтерского отряда, который будет работать с объектами культурного наследия, нуждающимися в сохранении и возрождении. Инициаторами этой идеи были сами студенты, причем студенты-социологи, которых активно поддержала кандидат культурологии Елена Анисина, заведующая кафедрой социологии нашего университета. В этом проекте, кроме его основной цели, наша задача заключается еще и в том, чтобы в работе отряда участвовали студенты самых разных специальностей и вузов, тогда сохранение культурного наследия выйдет за рамки культурологии и социологии, станет общим делом для людей самой разной профессиональной специализации.

Р.В. – Каковы перспективы молодых культурологов в современном научном мире и на рынке труда? Популярна ли сейчас специальность и какие, на ваш взгляд, прогнозы на будущее? Какие стажировки доступны студентам, в каких интересных музеях или культурных центрах их ждут на практику?

А.С. – Что касается научного мира, перспективы самые благоприятные: и в мире, и в нашей стране растет интерес к гуманитарной, культурной сфере. Люди начинают понимать, что экономика без культуры не просто мертва, но и опасна: культурные ценности, рассматриваемые только как рыночная ценность, перестают быть мерилом человеческого сотворчества и совместного бытия. С пресловутым «рынком труда» все, увы, значительно сложнее, особенно если мы говорим о таких областях, как Рязанская или сравнимыми с ней. Наши выпускники-культурологи, конечно, работают в социокультурной сфере региона: в музеях (от федеральных до муниципальных), библиотеках (от городских до сельских), образовательных учреждениях (детских садах, школах, колледжах и вузах), но, к сожалению, в большинстве случаев финансирование этих учреждений не позволяет говорить о благоприятных профессиональных перспективах выпускников, а коммерческий сектор социокультурной сферы в провинциальной России, в котором культурологи вполне могли бы быть успешными профессионалами, развивается очень медленно. Эти проблемы усугубляются и практически полным отсутствием бюджетных мест на культурологические специальности.

Р.В. – Какие 3 книги и 3 фильма вы бы посоветовали нашим читателям?

А.С. – Это, пожалуй, самый сложный вопрос. Особенно для человека, который не представляет своей жизни без книг и для которого они являются инструментом профессиональной деятельности, включая художественную литературу. Это относится в моем случае и к кино, потому что один из предметов, которые я преподаю (и самый любимый) называется «Социальная (культурная) антропология», большой частью которого является изучение визуальности человеческой культуры.
Все же назову три из списка моих любимых книг, и все они относятся к жанру социальной фантастики: «Трудно быть богом» Аркадия и Бориса Стругацких, «Бойня №5, или Крестовый поход детей» Курта Воннегута и «451 градус по Фаренгейту» Рэя Бредбери. Эти книги о том, что значит быть человеком и оставаться им даже в невыносимых условиях. Именно в этом и заключается смысл культуры.
Я очень люблю кино, почти так же, как и книги, и выбрать три фильма тоже задача не из легких. Могу смотреть бесконечное количество раз фильм Чаплина «Новые времена», и он тоже о том, как оставаться человеком и как сохранить свою душу, когда за все в этом мире назначена цена. «Зеркало» Андрея Тарковского, в первую очередь, связывается у меня с тем, как «работает» наша индивидуальная память, и как много в ней общего, коллективного, которое подчас трудно сформулировать словами. Из недавно вышедших фильмов я, пожалуй, выделю «Лето» Кирилла Серебренникова – за ощущение эпохи, совпавшее с моим собственным, и, конечно, за бессмертный русский рок.

Р.В. – Спасибо за беседу! А Тарковский и Стругацкие наверняка наполнят ностальгией и смыслами вечера наших читателей.

Фото со страницы Александра Соловьева в “ВК”