Журналистка «Первого канала» Лигия Белянская рассказывает о своём профессиональном пути и опыте работы на телевидении.

Расскажи о своём детстве, откуда ты?

– Я родилась в Рязани, в многодетной семье, третья из одиннадцати детей. Мы не ходили в детский садик – нами занималась мама. Жили очень дружно и очень весело. Пока строили большой дом, ходили друг к другу в гости на двухъярусные кровати. Когда у каждого появилась своя комната, ходили в гости уже по комнатам. Жизнь в большой семье имеет одно преимущество – рано становишься самостоятельным.

Мечтала ли стать журналистом?

– Вообще – да! Но самое интересное – у нас никогда не было телевизора дома, мы читали книги. Поэтому не могу сказать, что в детстве смотрела и думала: «Вот хочу быть как кто-то!» То есть журналистом хотела стать всегда, просто не думала, что это когда-то сбудется.

Помню случай, мне было лет 8, это был какой-то семейный праздник – я бегала, всех снимала на воображаемый фотоаппарат и брала интервью. Мне тогда бабушка сказала: «Ой, тебе надо быть журналистом». Наверное, тогда-то эта мысль в моей голове и родилась.

В каком учебном заведении ты учишься?

– Я учусь на 4 курсе в СПбГУ, на факультете международной журналистики.

Расскажи про учёбу и начало своей работы.

– Когда я ехала учиться, то ещё не знала, что буду параллельно работать. Но так сложилось, что из-за ковида первые два курса у нас прошли на удалёнке. И после первого я пришла на ГТРК «Ока» на практику.

Написала текст и отнесла продюсеру. Та, прочитав его, вернула шеф-редактору, и обе они вынесли вердикт: я оказалась первым стажёром, который «написал нормальный новостной сюжет, а не полотно текста». А уже на второй неделе стала полноценным корреспондентом.

Какие качества тебе помогают в журналистской работе?

– Коммуникабельность и открытость: мне не составляет труда договориться с людьми о чём-то, пообщаться с ними. Наблюдательность, умение быстро обрабатывать и систематизировать информацию. Ещё, наверное, начитанность и определённый кругозор. Я посещала много разных кружков и школ. Не все, конечно, любила, но полученные знания мне пригодились.

Это может странно звучать, но после года работы на телевидении открыла в себе кокетство. Очень часто договариваться приходится на месте, очень помогают искренняя улыбка и вежливость. Особенно с мужчинами)) Часто думаю, как же мне повезло родиться женщиной!

На какую тему ты любишь писать, есть ли табу?

– Люблю всё активное: где можно что-то попробовать, поездить, полазить, посмотреть, походить. Если надо снять сюжет про лесные пожары, то я на квадроцикле в горящий лес заеду, с Рыбнадзором на катере покатаюсь. Люблю производства — тут макароны делают, тут крупы сортируют, мне такое нравится. И культурные темы люблю: выставки, театры, но мне будто сложнее об этом писать.

Мне нравится смотреть на процессы, которые никогда не видела до этого, да и не увидела бы, не работай я журналистом, попадать в недоступные большинству места.

Не стала бы писать об отношениях или кинематографе. И в политике (сейчас с ней никак не связана) не освещала бы спорные ситуации. У меня чёткая позиция: «Я в журналистике до тех пор, пока могу говорить правду». Чётко этого придерживаюсь и неоднозначные темы освещать не хочу. Все, что я говорю, – правда. Если я не могу этого утверждать, не буду об этом и говорить.

А как ты справляешься со стрессом?

– Иногда плачу (смеётся). Но на самом деле бывает очень тяжело, особенно из-за того, что параллельно очно учусь, нужно закрывать и учебные задачи. Но у меня есть и другие варианты, как снять стресс.

Гулять в одиночестве. Мозг разгружается, всё укладывается по полочкам, и я успокаиваюсь.

Поговорить с друзьями, с коллегами.

Заняться спортом. Я обожаю сайклинг, это такой вид тренировки, на которой ты сбрасываешь просто всю энергию, всё накопленное, и уходишь как выжатый лимон, но моральное состояние – спокойное.

Как ты относишься к критике?

– Хорошо, потому что это обратная связь. Её добиться очень сложно. Пусть тебя не похвалили, но критика – это уже что-то, за неё можно зацепиться, чтобы понять, где и что ты делаешь не так. Главное, чтобы критика была конструктивная и обоснованная.

Расскажи, пожалуйста, как ты начала работать на Первом канале?

– Случайно. Когда после ухода с «Оки» я начала работать на «Санкт-Петербурге», мне написала одна девушка в социальных сетях. Видела меня в прямом эфире, сказала, что я классно смотрюсь, уверенно держусь в кадре. И посоветовала записаться на трёхдневный интенсив «Мастерская корреспондента» Школы Первого канала.

Следующий интенсив как раз проводили в Питере, хотя обычно – в Москве. Я на него пошла, и меня позвали на стажировку. Команда специальных корреспондентов программы «Доброе утро» две недели снимала сюжеты ко Дню ВМФ. Я ездила с ними, выполняла минимальные задачи, расшифровывала интервью. Потом сняла свой небольшой материал. На протяжении этого времени уже было понятно, что меня берут, и в конце мне сказали: «Ждём тебя в сентябре».

Есть разница между рязанскими, питерскими и московскими СМИ?

– Конечно, везде всё по-разному, но здесь дело не только в городе, регионе, уровне, но и в том, что в Рязани я работала в новостном отделе, а в Петербурге и в Москве – в художественном вещании. Это совсем другая история. Но если глобально, то чем больше город, тем сложнее темы. Уровень текста различается. Например, в Рязани мало что происходит, и мы пытались это нивелировать витиеватыми фразами. В Петербурге мне говорили писать проще, в Москве вообще требуется максимальное упрощение текста. Ну и ещё специфика: если в Рязани длинные закадры, длинные синхроны, то в Москве – короткая закадровая мысль, короткая фраза спикера, снова моя. Из-за этого сюжеты получаются очень динамичными.

Назови три победы над собой, которыми ты гордишься как журналист:

– Первая была, когда я работала на ГТРК «Ока» и вела программу «Утро России». В день рождения Андрея Тарковского Рязань проездом посетила преподавательница из ВГИКА. С ней срочно согласовали съемку, времени на подготовку не было. Я многое знала о режиссёре, но не смотрела ни одного его фильма. Едва успела познакомиться с фильмографией и почитать разборы кинокартин. И вот мы садимся, провожу программу, ни разу не показав, что вообще не разбираюсь в этой теме. Когда я вышла, у меня тряслись колени, было очень страшно. Но я была довольна тем, что все получилось удачно.

Вторая победа – это прямые эфиры на телеканале «Санкт-Петербург». Было сложно, но интересно, мне очень нравилось! Сейчас очень скучаю по прямым включениям, нереально крутой жанр!

Третья победа — в день, когда я работала в эфире, у меня умер троюродный брат. Приходит сообщение с этой новостью, а через 5 минут – прямое включение. Это утреннее шоу, ты должен быть радостным, улыбаться. А ещё спикер задерживается, что только добавляет стресса. Но вот спикер наконец появляется, включается камера, и я начинаю говорить как ни в чем не бывало. В тот момент почувствовала себя профессионалом, потому что сумела собраться и быть на высоте. Неважно, что творится у тебя внутри, на экране ты должен держать лицо.

Оксана Мещерякова