Неисправимый Родзевич


74

Известный журналист, редактор, издатель выпускал самую интересную московскую газету

Игнатий Родзевич принадлежал к известной в Рязани семье Родзевичей. Отец, Игнатий Михайлович, преподавал в гимназии латынь, да так хорошо, что об этом до конца дней своих вспоминал историк Петр Бартенев: «Его меднокованые звуки и до сих пор мне дороги, и я не мало знал Виргилиевых и Горациевых стихов». Потом Родзевич-старший сделал карьеру в Москве и даже служил заместителем председателя в Рязанской судебной палате. Старший брат И.И. Родзевича был предприимчивым городским головой в Рязани и коннозаводчиком, пережил революцию и успел еще послужить новой власти.
А Игнатий Игнатьевич, окончив рязанскую гимназию и московский университет, пошел по издательской стезе. Годы тогда в России были беспокойные, все просвещенные либералы ждали конституции. В 1881 году И. Родзевич начинает издавать ежедневную политическую и литературную газету «Московский телеграф», опираясь на чье-то высокое покровительство в Северной столице. Достаточно сказать, что помещение редакции, которая находилась в доме Московского кредитного общества на Петровке, было связано телеграфным проводом с Петербургом. Тогда не было еще и телефонной связи между двумя столицами. Газета, издаваемая Родзевичем, печатала материалы из Санкт-Петербурга на день раньше других московских газет. А кроме того, отличалась острым языком:

Великий Петр уже давно
В Европу прорубил окно,
Чтоб Русь вперед
стремилась ходко.
Но затрудненье есть одно –
В окне железная решетка!

На «Московский телеграф» работали лучшие московские журналисты – Д. Минаев и В. Гольцев, да и сам редактор отличался бойким пером. Но все очень быстро кончилось после убийства императора Александра II. В империи Российской захолодало. Газету то и дело закрывали на время, а подписчики ей не изменяли. Именно тогда новый министр внутренних дел граф Игнатьев обещает в одном из писем ужесточить цензуру в печати: «Крику будет много. «Телеграфу Москвы» тоже достанется. Надоели мне газеты до невозможности».
«Московский телеграф» Родзевича совсем закрыли в марте 1883 года. Но у И. Родзевича была своя типография. Он подрядился издавать монопольно документы Московского кредитного общества. Но все равно хотел выпускать свою газету.
Случай вскоре подвернулся: удалось за небольшие деньги перекупить у В. Ярмонкина право на издание ежедневной газеты «Светоч». Денег у Радзевича нет, но есть типография и бумага, оставшаяся от прошлого проекта. Она находит журналистов, готовых работать авансом. Газета выходит в конце 1884 года, и первый номер разлетается «на ура». Уличные торговцы продавали его по рублю (!). Большая статья Родзевича, фельетон Гольцева, международный обзор Митропольского… Знакомый купец почитал небольшой, изданный на хорошей бумаге первый номер «Светоча» и спрашивает у журналиста Васюкова: «Кто издает? Где принимается подписка?». Но радовались в редакции недолго.
Родзевич сотоварищи, конечно, не читали письма князя В. Мещерского государю Александру III: «Был в Москве «Московский телеграф»; редактором был известный социалист [И. И.] Родзевич. Газету эту закрыли за явно противоправительственное направление. И что же? Этот Родзевич берет подставного редактора, подставного издателя, им разрешают издавать газету «Светоч», а этот мерзавец Родзевич затем публикует, что газета «Светоч» будет издаваться при типографии Родзевича, и о двух подставных именах издателя и редактора ни слова! Вообще, хорошо было бы обратить внимание гр. [Д. А.] Толстого на то, что чересчур много разрешается газет совсем неизвестного и ненадежного направления».
Решения последовали незамедлительно: за вредное направление газета «Светоч» запрещена навсегда после выхода первых семи номеров.
И.И. Родзевич проживет еще немало лет. Он умер в 1903 году. Но в истории останется как журналист, редактор, издатель, которого В. Гиляровский называл неисправимым. В октябре следующего года И.И. Родзевичу исполнится 170 лет.