Нина Лисина (в центре) и фотокорреспондент Стас Пастушенко в командировке

№86 (6190) от 10 ноября 2023

И это всё о ней. Но в дни юбилея хотелось бы рассказать больше

Нина, тогда ещё не Лисина, пришла работать в «Рязанский комсомолец» в 18 лет к редактору Галине Федоровне Лариной. Той было остро необходимо обновить коллектив редакции. И Нина – яркая, энергичная, веселая – была необходима газете. Училась она всему с ходу, работала много, ездила по области безотказно.

Там, где мы бывали…

«Рязанский комсомолец» был тогда популярной в области газетой. Нина и предположить не могла, что доживёт до времен, когда этой газеты не станет. Но как работалось тогда! Сначала в отделе учащейся молодёжи, потом – в других. Нине всё и всегда было интересно. Причём совершенно искренне. Как живет сельская школа? Как работается юным совсем девочкам – выпускницам школы на ферме? Чем занят секретарь комсомольской организации на каком-нибудь небольшом предприятии в райцентре? Что бы сейчас ни говорили, но она была – комсомольская жизнь, и работа тоже была. А Нина обо всем этом писала. А значит, ездила по районами не всегда на редакционной машине. Чаще – на автобусе, на электричке, на попутке, а то и пешком. Помню, как добиралась она пешком до школы в деревне Соха неподалеку от Рязани. Шёл дождь, грязь под ногами расползалась. Она туда дошла и материал написала. Но прежде с восторгом рассказала нам всем о своих приключениях. Она всегда умела относиться к таким приключениям с юмором.
Менялись в газете редакторы, приходили новые журналисты, а Нина продолжала работать. Когда я пришла в «Рязанский комсомолец», у неё был, наверное, самый большой профессиональный стаж. Её хорошо знали во всех районах области, уважало начальство. А она не переставала удивлять. Девушки «РК» того времени – это тема для особого разговора. Но на этом сосредотачиваться не будем. Скажу только, что среди всех «комсомолок» Нина была самая яркая, экзотичная, своеобразная. Всегда броско, с вызовом одета, как-то особенно причёсана, она в коллективе редакции выделялась и запоминалась. Это было её кредо. Но не это было в ней главным. Она была и есть профессиональный журналист, который знает о газете всё, умеет в ней всё. И как же это потом ей в жизни помогало…
Помню, как нас с ней принимали в Союз журналистов. Кто-то ещё был с нами из девчат. Пришли мы на собрание старших коллег в полном боевом раскрасе – как на кастинг. Строгий редактор областной газеты и председатель областной организации союза Анатолий Сергеевич Прокофьев смотрел на нас с некоторой оторопью – вон какие пришли… Но все необходимые вопросы нам задали и в союз приняли, несмотря на боевой раскрас.

Свободно и раскованно

Первым моим начальником в «РК» был Володя Лисин – и с этим мне повезло. Владимир Анатольевич был человеком неординарным. Выпускник романского отделения Ленинградского университета, похожий то ли на испанца, то ли на итальянца, а может, на японца, он знал все эти языки и множество других. Это не анекдот, а случай из его журналистской жизни: Володя пошёл за кулисы филармонии, чтобы поговорить с артистами цыганского ансамбля, естественно – на их языке. Собеседники его несколько замялись и объяснили, что они не цыгане, а грузины. И Володя тут же перешел на грузинский. Помню, как киоскёры в Тбилиси удивлялись тому, что я покупала у них газеты на грузинском языке – для него.
Володя очень много знал, обо всём мог рассказать с юмором и неожиданно глубоким проникновением в тему. Казалось, у него весь рабочий день проходил в разговорах и перекурах, но он в своём отделе рабочей и сельской молодёжи страшно много писал. И умел отстаивать свою тему и спорить с начальством о материале, не только своем, но и своих подчиненных. Он многому меня научил.
Я нисколько не удивилась, когда Володя и Нина поженились, и Нина Домарёва стала Лисиной. Они очень подходили друг другу, смотрелись на общем фоне как две экзотичные птицы. Только раз я была в гостях в их квартирке, заполненной книгами. Там был свой ощутимый уют. Не помню, о чём мы говорили в тот вечер, но было легко и непринужденно, как в стихах Маяковского, «давайте мчать, болтая, свободно и раскованно».
При этом Нина и Володя, конечно, очень разные. Попробую объяснить. Володе всегда было тесно в редакции, он всегда хотел чего-то другого. А Нине в редакции было всегда просторно: она на любой должности быстро обозначала свою поляну и царила на ней. То есть работала – проникала вглубь, распространялась вширь. И писала, писала, писала, всегда находя в обычных газетных темах какую-то свою точку отсчёта.
Володя ушёл из газеты, окунался то в политические дискуссии, то в бизнес. Он сотворил первый в Рязани кооператив переводчиков, который, если не ошибаюсь, до сих пор работает. Когда Володи не стало, Нине ничего не оставалось, как продолжать работать. Были дети, обычные по тем временам заботы и возможность рассчитывать только на себя.

Редактор

Она и работала. Все в той же молодёжной газете, которой мы опрометчиво изменили название, придумав, как нам тогда казалось, остроумно – вместо «РК» получилось «МК» – «Молодёжный курьер». Даже не буду рассказывать, как туго нам пришлось, когда перестал существовать комсомол, не стало партийного издательства. Но мы бултыхались, как та лягушка в молоке, пытались сбить масло. Оно не взбивалось. И доля моей редакторской вины здесь есть.
Когда я уходила из «МК» в другую газету, бразды правления передала Нине Лисиной. Ей удалось совершить невозможное – сформировать новое лицо издания. На том перенасыщенном прессой фоне начала 90-х годов в Рязани «Молодёжный курьер» выделялся своей озорной и задиристой физиономией. У них была своя команда. Свои идеи. Своя позиция. Не было только денег.

Создатель газеты

Пришёл тот день, когда Нина Ивановна Лисина перешла из молодёжной газеты в большую, взрослую. Свершилось. Но не тут-то было. Её комсомольский задор никуда не делся. Она вместе с соратницами по «Комсомольцу» – Ириной Челикановой, Натальей Крапивиной – начинала строить нашу газету «Рязанские ведомости». И всё у неё получалось. И командировки продолжались по всей области как ни в чем не бывало. И статьи выходили яркие, с бросающимися в глаза заголовками. Она могла работать в привычном ритме долго. Но когда её позвали делать новую молодежную газету «Молодёжная среда» – ушла. Вновь стала редактором, начав все с нуля. Новая команда. Новая концепция. Новый дизайн. Мальчики и девочки, мечтавшие о журналистике, приходили к ней в редакцию и учились азам профессии. Скольких она, Нина Ивановна Лисина, выпестовала, поставила на крыло, не раз и отругав, и похвалив. И газета сложилась. Кому-то она нравится, кому-то – нет. Но физиономия у «Молодёжной среды» своя.
Она очень трудно уходила из этой газеты, понимая, что мир прессы меняется разительно: та журналистика, которой она отдала жизнь, закончилась, забудьте. А забывать не хочется. И вновь Нина звонит в редакцию: «Я тут материал написала. Возьмёте?» Конечно, возьмем и напечатаем, сначала один, потом другой… Она за ними сама едет в командировку, встречается с людьми, разговаривает, выслушивает. Радуется, что вновь встретился хороший человек, о котором хочется написать. В этом вся Нина Лисина – по-прежнему неугомонная, никому не сдавшаяся, знающая главное: взявший перо должен писать.
С днем рождения, тебя, Нина, с красивой датой! Радости, здоровья и новых тем!

Ирина Сизова
Фото из архива редакции