07:47 МСК
Понедельник
06 / 04 / 2020
2871

Свежие решения классики

Областной музыкальный театр «обживает» свой дом

Прошло четыре месяца с момента официального открытия театра после реконструкции. В его стенах кипит жизнь, состоялась первая премьера на новой сцене… Как коллектив осваивает здание, какие достижения и планы у нашего молодого театра – об этом мы беседуем с директором и художественным руководителем Мариной Чернышовой.

Р.В. – Ваши впечатления от обновленного здания?

М.Ч. – Хорошо, что появился новый камерный театр со своим лицом, что при нем есть парк. Меня радует все: снаружи – цвет стен, белые колонны, красивое ограждение парка. Внутри, более всего, – цвета интерьеров, они гармоничные, театральные. Много хрусталя, света, алый бархатный занавес. Здание у нас необыкновенно красивое.

Р.В. – Как разместились артисты, музыканты?

М.Ч. – У нас большой балетный класс, полностью оборудованный: зеркала, станки, раздевалка со шкафчиками, с душевыми кабинами, санузлом. Большой репетиционный зал для оркестра и хора, два репетиционных помещения для солистов (в них может позаниматься и оркестрант, и хорист) и две гримерные. Конечно, это не очень много, хотелось бы иметь полную закулисную часть, больше гримерок. Это проблема изначальной архитектуры здания – дворца культуры.

У нас вообще нет закулисной части, поэтому мы во время представления большими бархатными шторами «отсекаем» левое крыло здания, и зритель не видит, как артисты переодеваются, проходят на сцену. Оркестровая яма вынесена в зрительный зал: это лучшее решение, которое можно было придумать в процессе реконструкции. Но, увы, возникают акустические сложности для артистов, работающих на сцене.

Р.В. – Поэтому они пользуются микрофонами?

М.Ч. – Да, они пользуются гарнитурами. Но я не считаю, что это недостаток. Сейчас многие столичные музыкальные театры работают с гарнитурами. Современный зритель хочет удобства, он не хочет напрягаться, чтобы расслышать смысл слов и музыку. А когда перед солистом звучит оркестр, «перекрыть» его очень трудно, какой бы голос ни был.

Р.В. – А какие декорации позволяют разместить размеры сцены?

М.Ч. – Минимум. В основном, реквизит: лесенка, стол, стулья. Такие декорации, которые делают остальные рязанские театры, мы не можем себе позволить.

Р.В. – С какими итогами вы завершили прошлый год?

М.Ч. – План мы выполнили и даже немного перевыполнили – и по количеству зрителей, и по количеству показов спектаклей и концертов, и по доходам. Прошлый год был для нас очень сложным: работали в режиме активизировавшейся реконструкции. Те помещения, в которых раньше репетировали, ремонтировались. Театр продолжал арендовать помещения в разных учреждениях – спасибо нашим коллегам. Из-за отсутствия своей репетиционной базы мы выпустили только один спектакль для детей. Активно выезжали в районы, хотя, конечно, охватили не всю область. Большой популярностью пользовались концертные программы. Но и в будущем гастрольная деятельность в районах будет такой же активной.

Р.В. – Сейчас продолжается становление коллектива, появился новый дирижер…

М.Ч. – Да, приехал Николай Хондзинский, выпускник Московской консерватории. Но и Ариф Дадашев продолжает с нами сотрудничать. Мы будем приглашать и других молодых дирижеров. Хорошие солисты востребованы везде, они привыкли к свободе. Артиста приглашают не просто для работы в театре, а на конкретную роль. Для этого надо формировать интересный репертуар. Сделать так, чтобы человек осел в одном городе, очень сложно. Это и вопрос жилья, и вопрос зарплаты. Если говорить о солистах, то существует костяк артистов, которые живут и работают в Рязани. К нам приехала Ирина Мезенева, сопрано, выпускница Саратовской консерватории. Продолжают сотрудничество Михаил Журков из Сыктывкара, Светлана Мерзлова (она теперь живет в Австрии). У нас очень хороший хор, состоящий из рязанцев. Он мобилен, развивается как театральный хор, где певец, в первую очередь, артист. В музыкальном театре мало уметь петь, надо уметь двигаться, владеть актерским мастерством. К слову, молодые режиссеры часто приглашают на сольные роли (пусть и не центральные) артистов хора.

В оркестре абсолютное большинство – опытные музыканты, многие с высшим образованием, есть приглашенные профессионалы из других городов. Самые юные – два студента музыкального колледжа. С хореографической группой дела обстоят хуже. Юношей нет, только девушки. Они выступают в концертных номерах, в детских представлениях. Танцевальные номера сейчас ставит главный балетмейстер Астраханского музыкального театра Лариса Сивицкая, она работает и с хореографической группой, и с хором, и солистами.

Р.В. – Театр молодой. Как привлечь публику?

М.Ч. – Почему мы много работаем для детей? Формируем свою публику, чтобы дети полюбили театр и потом продолжали ходить к нам. Стараемся привлечь молодежь. Для этого будем искать новые формы, свой путь, нам нужны свежие интересные решения. Ну и, конечно, ждем меломанов, ту публику, которая всегда с удовольствием ходила на концерты и гастроли музыкальных театров. Людей, верных классической оперетте, оперной музыке. Хотим быть интересными для всех.

Р.В. – Почему вы выбрали «Снегурочку» для первой премьеры в обновленных стенах?

М.Ч. – Дело в том, что мы ее исполняли в концертном варианте. И музыка, и сюжет вызвали большой отклик у молодежи. Весенняя сказка интересна и детям, и взрослым. Но ставить всю оперу Римского-Корсакова или делать спектакль целиком на музыку Чайковского мы не хотели – слишком длинно; не то время и не те возможности. Решили соединить три столпа русской классики – слово Островского, музыку Чайковского и музыку Римского-Корсакова. Взять лучшие музыкальные номера и основную сюжетную линию. Получилось емко, динамично – и понравилось молодежи.

Р.В. – Каков сейчас репертуар и какие планы?

М.Ч. – У нас 15–17 раз в месяц идут спектакли, концерты. Для детей – мюзиклы, музыкальные спектакли, интерактивные шоу. Для взрослых – концертные программы: классика опер, оперетт, романсы. Сейчас мы сделали концертное ревю «Седьмое небо» – по страницам советских оперетт Дунаевского, Милютина, Заславского, Листова. Время и место действия – 60-е годы, Приморский бульвар южного города. Старшее поколение встретится с любимой музыкой, а у молодежи есть возможность познакомиться с той эпохой. Планируем ставить те спектакли, которые составляют классику музыкального театра: оперетты, одноактные оперы.

Р.В. – Появились ли у вас свои традиции?

М.Ч. – Пока нет. Но надеюсь, что традиционной станет «Ночь в театре». Мы провели такой вечер в ночь на Старый Новый год, с 9 вечера до часу ночи, и он удался. В программе были концерт, развлекательная программа с призами в фойе у елки, дискотека. Били куранты, выходил Дед Мороз, гремел салют. Для удобства зрителей работало два буфета, внизу и наверху…

Р.В. – Для комфорта публики у вас есть не только буфеты, но и балкон, выходящий в парк.

М.Ч. – Да, в теплое время года зрители смогут с балкона любоваться нашим парком. Там уже установлены летняя эстрада, скамейки, лавочки. На эстраде будут выступать артисты, играть оркестр.

Специализированными организациями уже начаты работы по ландшафтному дизайну, но это дело не одного дня.

Беседовала

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 56 (4107) от 30 марта 2012 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Захарово - За минувший зимний сезон членами районного общества охотников и рыболовов добыто 203 лисы и только 10 зайцев.
По мнению председателя общества Рольфа Ананьина, численность зайцев на территории района значительно сократилась из-за их гибели во время пала сухой травы весной 2011 года.
Светофор предупреждает
Рост аварийности на переездах вызывает беспокойство железнодорожников
Читайте в этом номере: