15:08 МСК
Вторник
14 / 07 / 2020
1895

Ячейка сельского общества

Заботу о ее благополучии берут на себя не только государственные структуры, но и общественники

Есть семьи счастливые и есть несчастные. На официальном языке – неблагополучные. Что определяет их горестный статус? Прежде всего, неблагополучие детей. Государство всегда стремилось им помочь, создавая различные структуры. Татьяна Владимировна Миронова с 1985 года работает в комиссии по делам несовершеннолетних и защите прав Рязанского района. Корреспондент газеты встретился с нею и по-просил ответить на вопросы.

Р.В. – Татьяна Владимировна, с середины 1980-х годов в стране произошли разительные перемены. Можно ли то же самое сказать про сферу, в которой вы работаете?

Т.М. – Было много всякого, но начну с главного. Сейчас в нашем районе на учете в комиссии по делам несовершеннолетних состоит 82 подростка. В отчетности почти тридцатилетней давности их было несколько больше – 110–120 человек. Считаю это результатом работы всей системы профилактики, но нельзя забывать о том, что количество несовершеннолетних в районе уменьшилось.

Характер преступлений, который присущ несовершеннолетним, в основном тот же: кражи, телесные повреждения, угон автотранспорта. Случаи токсикомании и наркомании в те годы наблюдались редко, да и теперь это бывает нечасто, хотя не исключено, что мы не все выявляем.

Были периоды резкого подъема подростковой преступности, совпадавшие, как правило, с моментами наиболее выраженного социального неблагополучия в обществе. Например, в 2000 году в нашем районе было зарегистрировано 64 подростковых преступления. Потом пошло колеблющееся, но снижение. Всего 13 преступлений совершено в 2010 году, 16 – в 2011-м. Что на это повлияло? Изменения, происшедшие в целом по стране. Жить получше стали. Больше стали заниматься организацией свободного времени молодежи, прежде всего, спортивных мероприятий, что крайне важно для мальчишек, которые главным образом и попадают к нам на учет. В этой сфере еще много разного рода недостатков. Но в основном отношение в обществе к организации досуга подростков изменилось, особенно в последние лет пять. Теперь на всех совещаниях, в средствах массовой информации часто говорится о том, что надо работать с молодежью, подростками, и это даром не проходит. Нынешней зимой в сельских поселениях района строились хоккейные коробки, заливались катки. Соответственно ребятам, посещающим спортивные секции домов культуры и школ, было где покататься на коньках, заниматься и хоккеем, и фигурным катанием. Есть производственные коллективы, которые уделяют большое внимание организации досуга – например, ООО «Авангард».

Ну и, конечно, на снижение преступности несовершеннолетних повлияла система социальных служб, созданная в последние годы. Раньше на всю область имелся один приемник-распределитель для несовершеннолетних, куда собирали и малолетних правонарушителей и тех, кого надо было просто на время изолировать от семьи. Мы хватались за голову, когда это были совсем маленькие ребятишки. Но находили выход: устраивали в больницы.

Теперь, повторяю, в области существует система помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации. Это приюты, центры реабилитации, центры временного пребывания. И все это сглаживает детское, подростковое неблагополучие, удерживает ребят от дурных поступков при том горестном обстоятельстве, что число неблагополучных семей у нас, увы, не так уж и снижается: в 2001 году таких семей в районе было 58, через десять лет – всего на десять меньше.

Р.В. – Каковы главные причины семейного неблагополучия?

Т.М. – Они разные. Сейчас наблюдается тревожная тенденция, когда рожают одинокие, очень молодые, неустойчивого поведения мамы. Родительского чувства они к своему ребенку, как правило, не испытывают.

Иногда рожают, может быть, из-за материнского капитала, не зная и не понимая, что он дается под определенные условия.

Но главный фактор неблагополучия семьи – это пьянство. Так было всегда. Но если раньше на заседаниях комиссии мы говорили о пьющих отцах, то сейчас чаще всего обсуждаем поведение матерей-пьяниц. Это очень большая проблема. Бывает, женщина сама звонит нам: «Хочу закодироваться»… Берем ее, везем в медицинское учреждение. Какой-то период все идет хорошо: женщина работает, ребенок при ней. Потом опять пускается в запой, и жизнь, что называется, летит под откос. Бывает так: суд лишает женщину родительских прав, потом она эти права себе возвращает, потом снова приходится заниматься лишением прав. В 2003 году 30 матерей в нашем районе были лишены родительских прав, потом это число стало снижаться, в прошлом году дошло до четырех. Но это не значит, что горе-матери пить стали меньше. Мы несколько иначе стали работать. Созданная система сопровождения неблагополучных семей позволяет теперь маневрировать: например, не лишать женщину материнских прав, а, скажем, на время помещать ребенка в приют или оформить в школу-интернат.

Р.В. – В средствах массовой информации часто очень неодобрительно отзываются о такого рода действиях.

Т.М. – Да, и особенно достается органам опеки. Я считаю, что это несправедливо. Не могу себе представить ситуацию, когда ребенка забирают из семьи, от матери безосновательно. Все неблагополучные семьи мы знаем, часто посещаем их, стараемся помочь всякими средствами. Например, в Вышгороде, где много таких семей, работает оплачиваемый специалист-координатор комплексного центра социального обслуживания населения, который оказывает семьям различную юридическую и консультационную помощь и в то же время постоянно держит их в поле зрения.

Комиссия по делам несовершеннолетних проводит акты обследования жилищно-бытовых условий неблагополучных семей, которые часто проживают в отдаленных населенных пунктах района. Необходим транспорт. Раньше это было проблемой. В настоящее время при активной помощи заместителя главы администрации района Тамары Алексеевны Евсиной, которая возглавляет нашу комиссию, трудностей с выделением транспорта нет.

Чтобы как можно раньше замечать проблемы трудных семей, у нас в каждом сельском поселении (а их в районе 21) действуют общественные комиссии по делам несовершеннолетних. Возглавляют их, как правило, главы администраций сельских поселений. В состав комиссий входят директора и педагоги сельских школ, работники медицинских учреждений и полиции, специалисты администрации, представители учреждений культуры.

Р.В. – Опыт показывает, что подобного рода комиссии часто создаются для «галочки».

Т.М. – Ручаюсь вам, что нет. Периодически наша районная комиссия проводит в сельских поселениях рейды по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Рейды основательно готовятся. Проводим их в дневное и ночное время. Во время дневного рейда проверяем не только документацию, но и выясняем, как идет работа с подростками и семьями, состоящими на учете. Во время вечерних рейдов проверяем торговые заведения на предмет соблюдения ими правил продажи несовершеннолетним алкогольных и табачных изделий, соблюдения детьми комендантского часа, посещаем развлекательные заведения и обязательно бываем в неблагополучных семьях. Результаты рейдов обсуждаются на заседании районной комиссии.

С 2009 года в районе действует институт наставников, которыми являются наиболее уважаемые люди села. Общественники закрепляются за подростками, стоящими на учете. Такая форма работы тоже может вызвать скептическую реакцию, но ничего лучше ее пока не придумали. И часто общественный воспитатель очень ответственно относится к своим обязанностям. В 2011 году трое из наставников были награждены благодарственной грамотой и денежной премией главы администрации района.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 56 (4107) от 30 марта 2012 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Дело государственное
В сегодняшнем выпуске «Семьи» встретились два материала о работе тех, кто от имени государства занимается проблемами наших детей
Ирина Сизова
Подарить ребенку семью
Такая возможность есть не у многих
Читайте в этом номере: