07:06 МСК
Четверг
16 / 07 / 2020
2201

Пробуждение жизни

Яркая картинка детства… Апрель. Снег исчез. На улице тишина. Солнце, безоблачное слепящее небо. От нагретой земли струится парок, летают ожившие мухи, порхают первые бабочки, а на ветле возле скворечника азартно насвистывает скворец.
Автор фото: Иван Назаров | Пробуждение жизни
Фото автора.

Отец, вооружившись стамеской и плоскогубцами, выставляет из окон зимние рамы. Ему жарко – работает в майке. Мать вынимает из печи противень с пирогами – парной дух на всю избу. Я сижу возле распахнутого окошка в новенькой клетчатой рубахе, наглаженных штанишках и в купленных к Пасхе ещё пахнущих фабричной краской сандалетах, наблюдаю, как на подоконнике «припарковалась» прилетевшая с улицы божья коровка. «Это добрый знак!» – говорит обрадованная небесной посланнице набожная мать. Подставляю палец, и крошечное создание мигом на него взбирается, расправляет красные с чёрными точками крылышки и – вжж-ж! – улетает обратно в звонкую синеву неба. Подошедший отец высовывается из окошка и, щурясь от яркого солнца, задирает голову, смотрит на крону ветлы, откуда доносится гул летающих над цветущими ветками пчёл: «Да, божий мир пробудился, вон теплынь-то какая установилась…»

Много вёсен прошло с тех пор, и все они были насыщены своими жизненными событиями. Но память избирательна. В моём детском сознании почему-то отложился именно этот маленький эпизод – помнится всё до мельчайших подробностей. Стоит нагрянуть апрельскому теплу, как память услужливо воскрешает тот тёплый день из моего далёкого детства.

В пасхальное воскресенье, воспользовавшись солнечной погодой, я закинул за плечи рюкзак с фотоаппаратурой, термосом с чаем и отправился в весенний лес за ощущениями. На полях снег уже сошёл, но в лесу во многих местах он ещё белеет. Идти по этому размякшему «киселю» неимоверно тяжело, ступни тонут до самой земли, от леденящего холода в резиновых сапогах стынут пальцы ног.

На опушке – хор птичьих голосов. «Зензивер – зензивер…» – слышны отовсюду перезвоны синиц. А вот и другие солисты. Смотрю в бинокль и вижу на осинке несколько птичек с желтоватыми грудками. Овсянки! Обласканные солнцем, эти смиренные пичуги славят своё благополучное возвращение на родину радостным пением. «Зинь-зинь-зинь-зинь…» – звенят колокольчиками счастливые пташки.

А из глубины леса доносится пение зябликов. Они тоже только что вернулись из дальних странствий. Интересно отметить: у зябликов, как и у многих других певчих птиц, сначала прилетают самцы. Они занимают гнездовую территорию и своим пением привлекают к себе летящих следом подруг.

У большинства птиц партнёров для продолжения рода выбирают себе не самцы, а, как ни странно, самки. Поэтому кавалеры в брачную пору выглядят нарядней, чем их подруги и отличаются вокальными данными. Так диктует природа: не придёшься по нраву – останешься холостяком.

Некоторые птицы умеют петь от рождения. Горлица, например, может ворковать сразу, как только повзрослеет. Другим приходится перенимать опыт пения от своего отца, запоминать мелодию, что называется, сызмальства. Есть на этот счёт один интересный эксперимент, проведённый московскими орнитологами. Они подложили в гнездо канареек яйцо снегиря. В результате, появившийся птенец снегиря научился канареечному пению от своего приёмного отца. Выходит, песня у снегирей приобретённая, тогда как у горлицы она врождённая.

И о звуковой коммуникации птиц. В последнее время учёные выявили интересную особенность. Оказывается, каждый сигнальный звук птиц имеет определённый смысл. Он может обозначать испуг, угрозу, горе, предупреждение, вымогательство и многое другое. У зяблика, например, таких сигналов 15, у овсянок – 14. Даже домашняя курица издаёт 7 различных смысловых значений. А вот у грачей звуковая «палитра» бедновата, они общаются с помощью 4 сигналов.

Апрельская природа экспансивна, насыщена яркими волнующими переменами и призывает всё живое к активной жизни. Солнце греет уже ощутимо – выглянет, улыбнётся и сразу же приступает к своему благотворящему процессу. В первую очередь весеннее тепло будит жизнь на проталинах. Здесь уже ожили мелкие козявки, паучки, мухи. А среди слежавшейся и поблекшей прошлогодней травы кое-где показались куртинки свежей зелени. Это возобновили своё развитие злаки, родственные культурным хлебным растениям. Осенью их побеги под влиянием морозов вегетацию приостановили, теперь же, разбуженные теплом, они снова пустились в рост.

Оттаявшая земля источает особенные, ни с чем не сравнимые запахи. Тянешь ноздрями нагретый воздух и наслаждаешься благостным духом весны. Этот пряный аромат исходит от смешения многих запахов – талой воды, отсыревшей почвы, преющей листвы, истлевающей прошлогодней травы и отживших лишайников. Видно даже как земля дышит: в солнечную погоду над пригорками струится испарина. После полудня, собираясь отовсюду, она заволакивает низины чарующей голубоватой дымкой. В это время на припёке возле дорог, по берегам рек и на южных склонах оврагов с песчаными осыпями и суглинках дружно раскрываются жёлтые цветочки мать-и-мачехи. Интересно, растение цветёт даже не имея ещё листьев, питание происходит за счёт старых запасов, отложенных в корневищах. Для оживших насекомых цветы мать-и-мачехи – настоящая находка, других-то пока нет. Летают с цветка на цветок и опыляют их. Если летунов мало, и перекрёстного опыления не происходит, беды в этом нет никакой, природа всё предусмотрела: расположенные на крайних лепестках комочки пыльцы рано или поздно сами скатятся вниз на рыльца, и опыление состоится.

Апрельское солнце будит жизнь даже под снегом. Если этот холодный кисель раскопать, то можно увидеть превосходно сохранившиеся и посвежевшие многие вечнозелёные растения. Это копытень, гравилат, земляника, брусника, кислица и многие другие. Их листья живут несколько лет, отмирают поочерёдно и постепенно, не давая растению расстаться со своим зелёным одеянием. А у таких растений как ландыш, седмичник, майник и вороний глаз жизнь «консервируется» в клубнях, луковицах или в корневищах, а надземная их часть осенью отмирает.

Некоторые представители лесной флоры начинают развиваться уже под снегом. Стоит биологическому будильнику «прозвенеть», и они, не дожидаясь полного обнажения земли, «выстреливают» на поверхность. В народе первые цветы называют подснежниками. Это ветреница, гусиный лук, хохлатки, прострел раскрытый или сон-трава, известная всем мать-и-мачеха и некоторые другие. Откуда у первенцев такая особенность – зацветать ранней весной? Дело в том, что все эти первоцветы ещё с осени запаслись питательными веществами, накопили их в своей подземной «кладовке» – кто в корневищах, кто в луковицах, а кто в клубеньках. Стоит солнечным лучам пролиться на обнажившуюся землю, как подснежники дружно «высыпают» на поверхность, и от ярких цветов в лесу наступает сущий праздник.

А вот встреча, напоминающая сказку. На пригорке возле норки под замшелым пнём греется на солнышке проснувшийся самец прыткой ящерицы. К этому времени его окраска стала ярко-зелёной. Глядишь, и диву даёшься, насколько торовата на краски природа. Пройдёт брачная пора, и чешуйчатая кожа этого франта полиняет, вновь станет серовато-бурой, неприметной для врагов. Но случится это не раньше июня, а сейчас своей очаровательной окраской он успешно завоёвывает сердца скромно окрашенных подруг.

На очередной проталине замечаю копошащегося в траве шмеля. Он весь мокрый и едва живой. Это самка. Она зимовала где-нибудь во мху или под слоем опавшей листвы. Талая вода эту мохнатую соню разбудила и «выкурила» на поверхность. Чтобы быть в нужной форме, ей надо просохнуть, прогреться на солнышке, размять онемевшие конечности, и прежде чем отправиться на поиски места для устройства гнезда, восстановить свои лётные качества.

В эту пору в укромном месте, выбрав участок посуше, зайчихи разрешаются родами – оставляют первый помёт зайчат «настовиков». В первые дни жизни у малышей потовые железы ещё не работают, а значит, хищники их не учуют. Длинноухие мамаши кормить своих чад жирным парным молоком будут один раз в сутки в течение трёх-пяти дней, после чего новорожденные станут уже самостоятельными.

Проходя опушкой, замечаю порхающую над пятачком суши бабочку. Это многоцветница. Внешне она походит на крапивницу, но заметно крупнее. Многоцветница очень любит лакомиться берёзовым соком, поэтому часто сидит возле сочащейся ранки. Когда бабочка сидит, то складывает крылья так, что становится почти невидимой, да ещё выбирает такое положение к солнцу, чтобы от них не было тени – попробуй, заметь её. Это маскировка от врагов. Так поступают все перезимовавшие виды бабочек – лимонницы, крапивницы, павлиний глаз, траурницы и многие другие, ведь появляются они в ещё голом, далеко просматривающемся лесу. Этого врождённого правила бабочки придерживаются даже в пасмурную погоду, когда солнце скрыто облаками, что может послужить для нас своеобразным ориентиром: утром крылья сидельцы направлены строго на восток, в полдень – к югу, а вечером – к западу.

На поляне возле лужи талой воды, синей от «опрокинутого» неба, устраиваю привал, развожу костерок и нанизываю на прутик кружочки колбасы. Это мой походный шашлык. На дальней стороне поляны замечаю ворону, восседающую на макушке крайней сосны. Хитроватая эта птица, похоже, наблюдает за мной давно, ждёт, когда я уйду, чтобы подобрать остатки моей трапезы. Что ж, приходится делиться: на куске обёрточной бумаги оставляю хлеб и кусочки колбасы.

Вороны, кстати, тоже могут петь. По крайней мере, делать это пытаются. И хотя голос вороны лишён благозвучности, которая присуща мелким птицам, всё же весной, в минуты радости, она садится повыше на дерево, запрокидывает голову и вместо обычного «Кар-р!» начинает издавать булькающие, квакающие, кашляющие и хрипящие звуки. При этом она картинно горбится, закрывает глаза, топорщит перья. Поёт!

А вот и знакомая мне с детства божья коровка. Она, похоже, только что проснулась и, взобравшись на стебелёк сухой травы, пытается отправиться в полёт: раскрывает крылышки и… сваливается наземь. Видимо, рановато собралась. Чтобы быть в нужной форме, ей необходимо отогреться на солнышке, зарядить жизненной энергией свой истощившийся за время зимнего сна «аккумулятор».

Да, весна не медлит, настойчиво будит жизнь во всех уголках природы. И нет теперь такого места, где не слышался бы её властный призыв к жизни, и не чувствовалось ласковое прикосновение тепла. Радостное время!

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 63 (3614) от 09 апреля 2010 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Мир на грани
Почему писатели пишут фантастику? То есть придумывают «с чистого листа», конструируют сюжеты о том, чего никогда не было или строят альтернативную реальность на основе действительных ...
Ольга Челышева
«…Но в парк ушли последние трамваи»
Трамвайчик вежливо дождался, когда последняя из бабуль займёт место на тёплом сиденье, плавно закрыл двери и покатился, звеня от радости, на восток, к солнцу, по длинной ровной улице. ...
Елена Коренева
Читайте в этом номере: