02:29 МСК
Вторник
09 / 08 / 2022
3022

Гармония подлинного искусства

В мае известному скульптору Лазарю Гадаеву исполнилось бы 75 лет
Автор фото: Вероника Шелякина. На фото: Константин Гадаев в мастерской своего отца
Фото автора.
На снимке: Константин Гадаев в мастерской своего отца

Во дворе редакции журнала «Наше наследие» в Неопалимовском переулке в Москве стоит небольшой бронзовый памятник Александру Пушкину. Признаться, он в корне ломает сложившийся стереотип «солнца русской поэзии».

Лазарь Тазеевич Гадаев (1938-2008 гг.) родился в селе Сурх-Дигора недалеко от г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ). Закончил художественно-графический факультет Северо-Осетинского педагогического училища (1960) и продолжил обучение в Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова. Его учителями стали живописец Дмитрий Жилинский, скульптор Матвей Манизер. В год окончания института (1966) Лазарь Гадаев был принят в Союз художников СССР. Скульптуры мастера из различных материалов – камня, дерева, керамики, бронзы – находятся в собраниях Третьяковской галереи и Государственном русском музее в Санкт-Петербурге, Северо-Осетинском республиканском художественном музее им. М. Туганова, музее Петера Людвига в Кельне, частных собраниях в России, США, Германии, Франции. Награжден медалью «Во славу Осетии» – высшей государственной наградой РСО Алания. Скончался в Москве на семидесятом году жизни, похоронен на Троекуровском кладбище.

Великого классика часто изображали высоким, мужественным, с красивыми и правильными чертами лица. Прямо-таки наводили «хрестоматийный глянец», как говорил Владимир Маяковский. А вот в работе скульптора Лазаря Гадаева нет этого ложного пафоса, парадности. Он ни капли не приукрасил писателя. Показал его таким, каким он был в жизни. За основу мастер брал автопортретные рисунки, которые Александр Сергеевич оставил в своих рукописях. В скульптуре ощущаются и драматизм, и глубина, и настоящий пушкинский дух.

Неподалеку от памятника, буквально в десяти минутах ходьбы, в Земледельческом переулке, расположен двухэтажный дом. Переступив порог, попадаешь в удивительный мир образов Лазаря Гадаева. Здесь, в мастерской скульптора, по-прежнему живут его персонажи – простые, строгие, без какой-либо внешней помпезности, немногословные, но полные внутренней динамики, глубинных переживаний.

Сегодня сохранением наследия Лазаря Гадаева, ушедшего из жизни в 2008 году, занимается его сын Константин – поэт, телережиссер. Он постоянно проводит экскурсии в мастерской, организует выставки работ своего отца. Кстати, одна из них, посвященная 75-летию со дня рождения скульптора, откроется третьего июля в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Около двадцати работ Лазаря Гадаева находятся в собрании Третьяковской галереи. Здесь же пять лет назад проходила одна из самых крупных и значимых его выставок, во время которой художник, к сожалению, ушел из жизни. И, что, наверное, символично, отпевали скульптора буквально в пятидесяти метрах от его экспозиции – в Храме Святителя Николая в Толмачах при Третьяковке. А еще незадолго до смерти в Воронеже открыли памятник Осипу Мандельштаму, созданный Лазарем Гадаевым. «Это невероятный Мандельштам, трагический, беззащитный и вместе с тем – исполненный невероятного достоинства, как бы несущий в руке свой голос, – говорил об этой работе искусствовед, архитектурный критик Григорий Ревзин.

Вообще в творчестве художника можно выделить две основные темы: осетинская народная жизнь и евангельские сюжеты. А еще Лазарь любил и понимал душу зверей.

– Его образы животных нельзя назвать просто анималистикой. Это не техническая лепка, позволяющая добиться лишь внешнего сходства, – говорит сын мастера Константин.

Животные Лазаря Гадаева являют собой нечто символическое. На первый взгляд, сюжеты внешне просты, но, воплощенные художником, обретают глубину мысли, жизненную достоверность и огромную притягательность. Подтверждением тому стала бронзовая скульптура «Баран». В 80-х годах ее установили в Парке культуры Владикавказа. А через некоторое время скульптура исчезла. Тогда Лазаря попросили отлить ее в материале еще раз. Но «Барана» опять украли. Все были уверены – для переплавки. Все-таки цветной металл. А когда похитителей нашли, оказалось, что и не собирались они вовсе заработать денег таким образом. Просто скульптура настолько понравилась, что им захотелось поставить ее возле своего загородного дома!

– Отец часто шутил на эту тему. Говорил, что благодаря «Барану» он только один раз добился признания на родине, – улыбается Константин. 4398_13

Национальная тематика занимает значительное место в творчестве Лазаря Гадаева.

Несмотря на то, что большая часть его жизни прошла в Москве, осетином он от этого меньше не стал. «Я – «осетинский» не потому, что делаю это специально, а потому, что по-другому не получается. Я больше от сердца художник, чем от мозгов. Я никогда не расстаюсь с детством и счастлив тем, что делаю осетинскую тему», – говорил он. Сегодня в мастерской до сих пор хранится деревянная чаша – предмет настоящего фольклорного искусства, который сделал отец Лазаря, Тази Гадаев. Лазарь бывал во многих музеях мира, его многое привлекало. Ему ничего не было чуждо, он мог создать даже нечто абстрактное в искусстве. Но когда он запутывался в творческих поисках, то брал в руки эту чашу и начинал вновь отталкиваться от традиционных мотивов.

Творчество Лазаря Гадаева связано с вечными, библейскими темами, с человеческими отношениями. Когда сегодня приходишь в его мастерскую, сразу же обращаешь внимание на знаковые работы: «Воскрешение Лазаря», «Тайная вечеря», «Рождество», «Бегство в Египет». Постоянные раздумья о жизни, о человеке, его прекрасном и трагическом существовании невольно приводили художника к размышлениям о Боге. Хотя христианские мотивы прослеживались и в раннем творчестве Лазаря, православное крещение он принял в достаточно зрелом возрасте.

– Создавая философские произведения, произведения на евангельские темы, отец отталкивался от своего личного, внутреннего опыта. Он говорил, что без этого скульптура никогда не вызовет у зрителя чувства сопричастности, – говорит Константин. – Когда я смотрю на «Бегство в Египет», где Иосиф ведет ослика, на котором едет Мария с младенцем, то вспоминаю, как в пору моего детства мы путешествовали в горах. Отец ловил ослика, сажал меня на него верхом, чтобы преодолеть трудный подъем. Это впечатление могло стать толчком для воплощения в скульптуре серьезной и вечной темы.

Несколько раз Лазарь Гадаев был в Рязани. И даже делал по заказу мемориальную доску первому директору научно-исследовательского технологического института Альберту Денисову, с которым они были знакомы. А еще Лазаря связывала многолетняя дружба с известным рязанским скульптором, почетным членом Российской Академии художеств Раисой Лысениной.

– Для меня Лазарь навсегда останется духовным наставником. Бывало, я приезжала к нему в мастерскую, взахлеб рассказывала о том, какую работу планирую сделать. Он слушал-слушал, а потом спокойно говорил: «Не люблю литературу в скульптуре. Если о ней можно рассказать, то скульптура ли это?», – вспоминает Раиса Алексеевна. – А еще говорил, что скульптура должна вся «вкладываться» в руку. Это его замечание я поняла только со временем. Ведь каким бы большим ни было произведение, оно должно охватываться взглядом как единое целое.

Творческая работа в душе Лазаря Гадаева шла постоянно. Если он не делал скульптуру, он рисовал графические работы. Или занимался живописью. А если для живописи не было настроения, – писал стихи, рассказы, притчи на дигорском наречии осетинского языка. Конечно, были и длительные творческие кризисы. Но чаще всего они заканчивались прорывом и находками в работе. Особенно это проявилось, когда четыре года строилась его нынешняя мастерская. Художник пришел в пустое помещение, и начался новый этап в его творчестве. Так появился евангельский цикл. Очень точно сказала художник Наталья Нестерова, что мастерская Лазаря Гадаева – город скульптур. В нем никогда не заскучаешь, никогда не потеряешься, потому что это не лабиринт, а дорога. И впереди у нас еще много открытий в стране скульптур Лазаря, которые заставляют мыслить, сопереживать, наполнять душу гармонией подлинного искусства.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 96 (4398) от 31 мая 2013 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

Чудеса в цирке

II Фестиваль open-air «В городском саду играет…»

От Константинова до Рима

Летний театральный фестиваль в кинотеатре Кронверк Синема «Виктория Плаза»
Арт-объединение CoolConnections представляет летний театральный фестиваль на экранах кинотеатров нескольких городов России.
Без фальши
Театр как проверка на совестливость
Татьяна Железнова
Читайте в этом номере: