01:23 МСК
Вторник
09 / 08 / 2022
1551

Без фальши

Театр как проверка на совестливость
Сцена из спектакля «Не боли ты, душа!» Фото из архива театра «Переход»
На снимке: Сцена из спектакля «Не боли ты, душа!» Фото из архива театра «Переход»

Теплые слова прибавляются в книге отзывов театра «Переход» с каждым сыгранным спектаклем. Их названия сегодня можно найти во всех театральных афишах Рязани наряду с постановками театров государственных. Зрители разных возрастов чувствуют искренность интонаций молодых актеров, поэтому уютный камерный зал на 100 мест никогда не бывает пуст.

В этом году театру «Переход» Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина исполняется 15 лет. Можно без преувеличения говорить о его уникальности: он стал первым в России театром при университете, который обрел собственное здание, – оно появилось 7 лет назад благодаря тогдашнему ректору РГУ А.П. Лиферову. В этом плане Рязань опередила даже столицу: студенческий театр МГУ переехал в собственное помещение только в 2010-м. Впрочем, особенный у «Перехода» не только облик, но и взятая планка профессионального мастерства. Об этом свидетельствуют и итоги завершающегося 15-го театрального сезона. С них мы и начали наш разговор с художественным руководителем и режиссером театра Геннадием Дмитриевичем Кирилловым.

За кулисами нарастает волнение: идут последние приготовления к спектаклю «Не боли ты, душа!» по киноповести Василия Шукшина «Позови меня в даль светлую». Еще немного – и на сцене зазвучит грустно-пронзительная «Ноченька», и зал замрет, наблюдая за ожившими шукшинскими героями. Спектакль в этом году собрал несколько первых призов на областном фестивале любительских театров «Губернские подмостки»: он получил Гран-при, дипломы «За лучший актерский ансамбль», «За лучшую режиссуру», а актеры Анастасия Протасова и Сергей Капцов стали лауреатами в номинациях за лучшие женскую и мужскую роли, Виктор Макаров отмечен за вторую лучшую мужскую роль.

Г.К. – Мы решили представить на фестиваль работу по Шукшину, потому что для меня очень дорог этот автор. Когда я был студентом ГИТИСа, на нашем курсе, которым руководил Народный артист СССР Андрей Александрович Гончаров, началась инсценировка его рассказов, и за мной была закреплена роль Владимира Николаевича, которого сегодня играет Сергей Капцов. Прошли годы, и мне захотелось шукшинскую интонацию представить зрителю сегодня. Эта щемящая нота взаимоотношений близких людей – матери и сына, – мне очень близка, потому что моя судьба похожа на судьбу мальчика Витьки, судьба моей мамы – на судьбу Груши. Я тоже рос без отца, который пропал без вести на войне.

Премьера состоялась еще в 2011 году. Для меня было важно, чтобы актеры заставили зал сопереживать этим героям. Анастасия Протасова, играющая мать, смогла передать интонации человека, родившегося в селе, – она сама из села, и эти корни у нее есть. Сережа Капцов – актер очень важного в ролевом отношении конфликтного начала, он ничего подобного раньше не играл, в какой-то степени это была заявка на эксперимент в его творческой индивидуальности. Очень хорошо, на мой взгляд, играет Витьку Виктор Макаров. На фестивале жюри призналось, что у них во время спектакля ни разу не возникло потребности делать замечания, это была настоящая профессиональная работа.

Р.В. – Какими премьерами театр порадовал зрителя за последний год?

Г.К. – В этом сезоне у нас было три премьеры: «Фрёкен Жюли» по одноименной пьесе шведского драматурга Августа Стриндберга, «На грани» по пьесе Людмилы Разумовской «Дорогая Елена Сергеевна» и «Счастье мое» по пьесе Александра Червинского.

О «Фрёкен Жюли» сам автор говорил, что это высокая, сложная драматургия. В свое время я ставил эту пьесу под другим названием в рязанской антрепризе, она имела успех, и вот я рискнул вновь обратиться к этому материалу. Примеров его показа на студенческой сцене я не знаю. У нас зрители принимают спектакль с удовольствием. Нам кажется, мы смогли решить по-своему главную мысль – борьбы женского и мужского начала в человеке.

«На грани» – это эксперимент. По степени конфликта очень жесткое произведение. Четверо учеников приходят к учительнице на день рождения домой. Однако на самом деле им нужен от нее ключ от сейфа, где лежат контрольные работы. На что готовы пойти молодые люди ради своих целей? Эксперимент заключается в том, что первый акт решен в чисто условной манере. Второй же совершенно реалистичный: все, что натворили герои, показано буквально. Зритель уходит со спектакля потрясенным.

Наконец, «Счастье мое» – это пьеса камерного характера. Она мне всегда очень нравилась, в прошлом я также ставил ее в антрепризе.

Р.В. – Глядя на афишу театра, убеждаешься, что репертуар у вас очень серьезный, в нем нет ничего случайного: Шекспир, Островский, Пушкин, Чехов, Розов, Вампилов…

Г.К. – Я прошел великолепную театральную школу. Как меня научили, так и стараюсь работать. Не надо брать ничего случайного, потому что только на хорошей драматургии можно стать хорошим актером. Творческий выбор должен всегда на чем-то основываться. В наше беспокойное, тревожное время, когда размыты границы моральных норм, надо бороться за душу молодого человека. Искусство театра играет огромную роль в его нравственном становлении, и здесь не должно быть фальши. Мне очень важно обнаружить в сегодняшнем молодом человеке совестливость. Очень ценно, когда он начинает сравнивать себя с героем, стремится перенять у него лучшие качества.

Р.В. – В чем особенности работы с молодежью?

Г.К. – Молодежный театр для режиссера – это прекрасная подпитка, творческое очищение. А для всех актеров – а это 50 человек – театр стал очень важной частью жизни. Текучести в коллективе почти нет: сложился костяк молодых людей, которые с нами все 10, 12, 15 лет, творчески окрепли за это время. Поэтому молодежным «Переход» можно назвать только по возрасту актеров, в творческом же плане мы доросли до того, чтобы придать нам муниципальный статус, о чем неоднократно говорилось в средствах массовой информации и мнениях профессиональных критиков. Подтверждение нашей «проф­пригодности» – дипломы драматических актеров у восьми человек. 10 лет назад я набрал экспериментальный курс в Рязанском филиале Московского государственного университета культуры и искусств, разработал программу двухгодичного обучения профессии. Сегодня профессиональное обучение – это основной принцип работы студии при театре. Оканчивающие ее студенты уже «наступают на пятки» старшим студийцам, мотивируют их держать форму. Я стараюсь давать своим ученикам разные роли (сегодня Лариса из «Бесприданницы», а завтра – бабка Марфа из Шукшина), чтобы они закалялись, чтобы театр оставался им интересен.

Р.В. – Какие еще спектакли появятся на сцене «Перехода»?

Г.К. – Сейчас мы работаем над «Тартюфом» Мольера. Здесь хочется вывести на первый план историю молодых людей, мысль о том, что за свое счастье надо бороться. Вообще хочется поставить многое: «С любимыми не расставайтесь» Александра Володина, «Двое на качелях» Уильяма Гибсона, водевиль «Беда от нежного сердца» Владимира Сологуба. Хотелось бы сделать спектакль к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Может быть, это будут «А зори здесь тихие»… Главное, чтобы режиссерское желание совпало с возможностями артистов.

Беседовала

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 96 (4398) от 31 мая 2013 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Гармония подлинного искусства
В мае известному скульптору Лазарю Гадаеву исполнилось бы 75 лет
Вероника Шелякина
Жуткие свидания
За годы странствий по дикой природе у меня было множество встреч с её обитателями. Одни встречи радовали, другие огорчали. И были свидания, от которых волосы дыбом вставали. Об этих ...
Иван Назаров
Читайте в этом номере: