17:07 МСК
Среда
25 / 11 / 2020
3818

У гнезда чёрных аистов

Лесник сворачивает с дороги в болото. Он поднимает отвороты сапог и определяет направление по компасу. Теперь нам предстоит одолеть километр заболоченного леса, лишённого всяких ориентиров. Идти по сырой низине в душный июньский день облачённым в плотную одежду с заправленным за воротник накомарником да ещё с увесистым рюкзаком неимоверно тяжело. Вымахавшая по грудь крапива стрекает руки, пот застилает глаза, ноги увязают в грязевой жиже. И всё это усугубляется адским гулом комаров, слепней и мошки, неотступно следовавших за нами серым облаком. Полчаса пути по адову болоту – и мы наконец выбираемся на островную сушу, где освобождаем онемевшие плечи от тяжёлых рюкзаков и от усталости валимся наземь в заросли ландыша. Тут на старой сосне в окружении ольхи и елей находится гнездо чёрных аистов – птиц чрезвычайно редких, занесённых в Красную книгу России.
Автор фото: Иван Назаров | У гнезда чёрных аистов
Фото автора.

Для гнездования чёрные аисты выбирают самые отдалённые и труднодоступные уголки глухого леса, где ведут себя скрытно. Выследить их очень сложно. Дело в том, что эти осторожные птицы не курсируют над лесом, как это делают другие крупные представители пернатого мира, а пользуются своеобразными «коридорами», ловко лавируя между деревьями. Поселившись однажды где-нибудь в глубине старого леса среди топких болот, аисты привязываются к своему гнездовому району надолго, часто на всю жизнь. Гнездо, построенное высоко на дереве, служит им много лет. Однако мало кто догадывается, что в том или ином месте обитают чёрные аисты – уж очень искусно они прячут свою постройку в сумрачном ельнике.

Их огромное, полутораметровое в поперечнике сооружение из толстых сучьев лесник обнаружил прошлой осенью, причём совершенно случайно, когда спрямлял путь к кордону через заболоченный массив леса. Гнездо было пустым, аисты с повзрослевшим выводком откочевали к месту зимовки, оставив после себя на его стенках характерные белые полосы испражнений, что и привлекло его внимание. Володя сообщил о находке по телефону, и мы с председателем Рязанского отделения Союза охраны птиц России Евгением Андреевичем Горюновым немедленно приехали на эту редкость посмотреть. Убедившись, что гнездо действительно принадлежит чёрным аистам и что постройке уже более десятка лет, соорудили поблизости скрадок-шалаш, чтобы птицы, когда вернутся с зимовки, могли к нему привыкнуть и дать нам возможность сфотографировать их.

Немного отдохнув, мы направляемся к гнезду. Вот и заметина. Это скрученная кольцом ветка черёмухи, оставленная Володей с осени. Отсюда до нашего «особнячка» метров сто. Идём осторожно. Вскоре в просвете между деревьев замечаем гнездо. И вот радость: оно жилое, в нём находятся пуховички и взрослая птица, их охранявшая.

До сегодняшнего дня лесник сюда не ходил, у нас был уговор, чтобы птиц во время насиживания кладки не беспокоить, иначе гнездо они могут бросить. Приблизившись к «нашей» ольхе, на которой сделано укрытие, тихонько взбираюсь по ступенькам на десятиметровую высоту. На верёвке тяну кверху и рюкзак. Володя остаётся внизу. И вот загадка: чрезвычайно осторожная птица почему-то совсем не боится людей – спокойно продолжает стоять на краю гнезда, косясь на двух чудаков, забредших в этот комариный край. Я подаю сигнал: всё готово. И лесник отправляется на кордон. А мне надо сидеть в камуфляжном «скворечнике» до вечера.

Нечасто выпадает случай наблюдать этих чрезвычайно редких птиц и фотографировать интересные моменты их жизни. Она у чёрных аистов молчаливая, тишину изредка нарушают лишь голоса птенцов, когда требуют от родителей отрыгнуть принесённую в зобу пищу. Крики птенцов негромкие, глуховатые, напоминают утиное гоготанье. Но стоит им повзрослеть, и они тоже становятся такими же молчунами, как и их родители.

Чёрные аисты в отличие от близких родичей – белых аистов – покровительства человека не ищут. Их жизнь всегда находится за «железным занавесом» глухого труднопроходимого леса, болотистых топей и царящей тишины. Отыскать гнездо этих таинственных птиц – огромная удача. И я радуюсь тому, что имею возможность наблюдать из укрытия семейную тайну аистов, отсюда она видна как на ладони.

В гнезде четыре большеголовых птенца. Им всего недели две отроду. Через неделю белый пух на их теле уступит место быстрорастущим буроватым перьям, что сделает детвору неуязвимыми для глаз хищников. В чёрных таинственных птиц они превратятся только к концу июля, и тогда рискнут попробовать свои окрепшие крылья в полёте.

А пока родители всё время неотлучно находятся с птенцами. Вернётся с охоты один – покидает вахту другой. Прилетевшего с кормом родителя голодные малыши встречают восторженным «гоготаньем» и при этом забавно трепещут крылышками, заставляя его таким образом вытряхнуть из горлового мешочка пищу. Птенцы аистов всегда голодные, добычу уничтожают мгновенно. Меню для детворы разнообразится лягушатами, ящерками, полёвками, личинками стрекоз и мелкой рыбёшкой. Смена караула с кормлением осуществляется через каждые два – два с половиной часа. Корм аисты находят на болоте поблизости, но бывает, улетают за добычей к реке за двадцать с лишним километров. Если охотница задерживается, голодные птенчики начинают паниковать – обступают вахтенного родителя и беспрестанно «гогочут», чтобы тот вытряхнул «неприкосновенный запас». Этот запас птица обычно бережёт на тот случай, когда погода не позволяет охотиться. Помехой обычно бывают затяжные дожди или сильные ветры. Чтобы вечно голодные птенцы «заморили червячка», дежурившая на гнезде птица иногда ловит толкущихся возле птенцов бабочек, привлечённых специфическим запахом подстилки.

В нынешнем году чрезвычайно много комаров и мошки. Воевать с ними приходится не только внизу, но и на десятиметровой высоте. Из окошечка наблюдаю, как вахтенная птица то и дело потрясывает головой. У этих птиц область глаз – самое уязвимое место для кровососов. Мягкая кожица, обрамляющая глаза, легко прокусывается, и насекомые к этому месту так и льнут. Птенцов же спасает плотный пуховой ворс, покрывающий глазницы, поэтому страдают от кровопийц они меньше. А вот птенчикам других птиц, особенно птичьей мелочи, «комариные годы» грозят большой бедой. Рождаясь голыми и слепыми, они становятся беззащитными от насекомых-мучителей. Вездесущая и дотошная мошка проникает всюду, даже под наседку забирается. Спасения от кровопийц нет нигде, птенцы страдают от нападения не только в открытых глазу гнёздах, но и скрытых в густой траве, во всевозможных углублениях, норках и даже дуплах. В конце весны и начале лета, когда от гнуса гудел весь лес, по наблюдениям лесника (он учёный-биолог), более половины птичьих выводков погибли, что бывает крайне редко.

В полдень под палящими лучами солнца аистятам стало невыносимо жарко. Дежурившая птица раскрывает над ними зонтом крылья. Чтобы избежать перегрева, она время от времени спускается в ближайшую канаву и освежается, не забывая при этом набрать в зоб воды. Завидев возвращающуюся купальщицу, детвора поднимает вверх головы и раскрывает клювы, куда, как в бокалы, сливается вода.

И другая любопытная сторона гнездовой жизни аистов. Птенцы, чтобы освободить кишечник, пятятся задом к краю постройки и выстреливают струйку помёта за её пределы. А чтобы при этом они не вывалились из гнезда, родители не забывают поправлять «ограду» из торчащих прутьев. Если этого не делать, то птенец обречён, никто его в гнездо не вернёт. Тут что с «воза» упало, то пропало.

Снаружи стало сумрачно. Прильнув к окошечку, вижу, что солнце затмила наползавшая на лес иссиня-чёрная туча. Засверкали молнии, послышались раскаты грома. От сильного ветра полы парусинового скрадка туго натянулись, заволновались деревья, закрутили макушками и зашумели листвой. Заскрипела и «моя» ольха, а вместе с ней застонал и настил скрадка. Стоявшая возле ног бутылка с водой опрокинулась и покатилась по полу. Стало жутковато. С очередной вспышкой молнии на лес обрушился такой шквал дождя, что выставленный наружу телеобъектив, пришлось срочно убирать внутрь укрытия, благо задрапированная целлофаном крыша позволяет оставаться сухим.

А как же аисты? Стоят под проливным дождём, понурив голову. И никакой паники. Даже ослепительные вспышки молний с оглушительными раскатами грома их нисколько не пугают. Видимо генетическая наследственность обязывает принимать непостоянства погоды с покорностью, как естественное природное явление.

Предчувствуют ли птицы непогоду заранее? Однозначного ответа на это нет. Известно только, что дождь не застаёт их врасплох. Ухаживая за оперением, они смазывают перья секретом копчиковой железы, причём делают это постоянно, не дожидаясь когда, как говорится, «гром грянет».

…Дождь кончился так же внезапно, как и начался. Стих и ветер. Вскоре сквозь тощие облака проглянуло солнце. От тёплого дождя над землёй заклубился туман, потянуло сыростью и резким запахом болотных трав. День угасает. Пора собираться в обратный путь, мне ещё предстоит под комариный звон отмерить до кордона около восьми километров.

Спускаясь вниз, старую птицу я потревожил. Она слетает с гнезда и ныряет в черноту соседних елей, чтобы там подождать моего ухода. Я поспешаю. Продираясь сквозь заросли крапивы и пахучих купырей, удаляюсь от гнезда всё дальше и дальше. На краю острова в просвете деревьев мелькает силуэт летящего аиста. Это другая птица спешит к гнезду накормить птенцов и сменить на посту свою половину. Мне радостно оттого, что в нашем крае живут такие редкие птицы, которые, несмотря на израненную человеком природу, пока выживают и продолжают её украшать.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 115 (4417) от 28 июня 2013 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
С прицелом на будущее
В Рязани идет набор в классы пожарных кадетов
Марина Шерфединова
Школа юннатов
Движению юных натуралистов исполнилось 95 лет
Сергей Березин
Читайте в этом номере: