19:50 МСК
Пятница
27 / 11 / 2020
5220

Журавлиная пристань

Позвонил рязанский биолог Евгений Андреевич Горюнов: «Пахнуло осенью. Журавли собираются в стаи. Есть хорошее место, откуда птиц можно наблюдать. Едем?»
О том, что журавли перед отлетом вылетают кормиться на поля, я знаю со школьной скамьи. Тут родители обучают молодняк взаимопониманию в стайной жизни, умению находить свое место в походном строю, реагировать на сигналы вожака и, конечно же, дают им возможность набраться сил перед предстоящей дальней дорогой. С околицы нашего села было видно, как семейные стаи грациозных птиц, оглашая окрестности трубными звуками, собирались ежедневно в пойменном лугу на пашнях, засеянных картофелем, морковью, овсом, горохом и кукурузой. Держались они и на свежей пахоте, где находили червяков и жуков. В пору моего детства журавлей в нашем лесу гнездилось много, и в сентябре на пашнях можно было наблюдать до полусотни птиц. Неделю, другую стая паслась, а потом откочевывала к месту предотлетного скопления, служившего журавлям своеобразной пристанью, откуда они уже берут курс на юг. Таких пристаней в нашей области несколько, самая крупная из них находится под Рязанью, неподалеку от села Константинова. В иные годы там собирается до полутысячи журавлей. Туда мы с ученым-биологом Евгением Горюновым и отправились.

Раннее утро уходящего лета. Тихо. В лощинах белеют жидкие клочья тумана. Красноватый диск солнца, выглянув из-за макушек берез лесозащитной полосы, позолотил щетинистые борозды скошенного поля. Оставив машину на обочине, мы подходим к возвышению и в бинокль осматриваем дали. Журавлей пока не видно. Хотели было поменять место наблюдения, как вдруг где-то вдали раздался желанный крик. Мы встрепенулись. Летят! И вот уже десятка три птиц, описав круг, приземляются на рыжеватую полоску жнивья. Сели, однако, далековато. Пробуем подобраться к птицам на машине, благо, туда ведет грунтовка. Машин они боятся меньше, чем людей, а значит, из окошка можно попытаться сфотографировать их и провести учет. Однако приблизиться незамеченно не получилось, сторожкую стаю мы все же спугнули. Журавли с криком поднялись и, улетев за дальнюю лесозащитную полосу берез, спланировали там на поле. Приятель подносит к глазам бинокль и замечает другую стаю, летящую на небольшой высоте и направляющуюся в нашу сторону. Покружившись над краем поля, вереница птиц пожелала сесть там же, где паслась потревоженная нами стая. Возможно, это место им тоже понравилось – оттуда хороший обзор, а значит, стая будет в безопасности. Вот только приблизиться к ним на «фотовыстрел» не удастся…

Журавль – одна из самых известных и всеми любимых птиц. Любят ее не только за красоту, статность и грациозный полет, но и за волнующий людей голос. Услышав перекличку журавлей, долго хранишь в памяти их благородные, греющие душу звуки. Помню, как в детстве прибежавший в дом отец радостным голосом сообщил: «Журавли летят! Скорее выходите смотреть!». До сих пор помнится, как в весеннем ослепительно синем небе еще над заснеженной природой проплывала стройным клином стая величественных птиц. Их курлычущие звуки ласкали слух и несказанно радовали. Для нас это был знак, что зиме пришел конец. Услышав журавлей, на улицу повыскакивали и жители соседних домов. Все с нескрываемой радостью смотрели в небо. Кто-то в шутку сказал: «Весну кличут…». Это были минуты для всех счастливые.
О журавлях говорят всегда положительно, иногда с доброжелательным юмором. Например, человека с длинными ногами или шеей непременно сравнивают с журавлем, а стройную девицу ласково называют «журкой». Во многих местах у населения журавль считается священной птицей: убийство его, как и лебедя, рассматривается как греховное дело. И действительно, есть в этой благородной и горделивой птице что-то царственное, загадочное, вызывающее уважение к ней.
Крик журавля довольно пронзителен, с красивым дребезжащим тоном, словно исторгающийся из металлической трубы. Сила голоса зависит не только от величины самой птицы, но и от особого устройства трахеи: она очень велика и изогнута петлей так, что врастает спереди глубоко в грудину. Отсюда и свое­образное «трубное» звучание. Поэтому курлыканье летящей стаи пронизывает даже шум больших городов и заставляет прохожих остановиться, поднять голову и проводить взглядом удаляющуюся стаю.

Серый журавль (так его именуют в научных книгах) весной в наших краях появляется рано, когда природа еще не освободилась от снега. Чаще это бывает в середине апреля. По прилету стая птиц на радостях устраивает коллективные игры, биологи называют их плясками. Самцы в это время «осыпают» своих благоверных знаками внимания – подскакивают на месте, приседают, распушают хвостовые перья, закидывают голову на спину и, расправив крылья, ходят вокруг них вприпрыжку. Иногда журавли играют, кидая вверх веточки или пучки травы, но делают так, чтобы другая птица смогла эту «игрушку» поймать клювом. Сформировавшаяся пара остается верной друг другу всю жизнь.
Гнездятся журавли на обширных лесных болотах, в самых глухих и труднопроходимых его участках, поросших тростником, кустами или редкими деревцами. Гнездо – возвышающаяся над мелководьем платформа из тростника, мха и сухой травы. В кладке всегда два яйца. Отыскать гнездо очень сложно. Мало того что птицы прячут постройку очень тщательно, но и принимают ряд предосторожностей, чтобы не выдать ее местонахождение. Когда одна из них сидит на гнезде, другая поблизости зорко следит за окрестностями и в случае приближения неприятеля подает сигнал, чтобы наседка незаметно скрылась.
Появившихся птенцов родители уводят в кормные заболоченные места, где по мере роста они сначала поедают насекомых и червей, затем лягушек, ящериц, змей и мышей. В случае опасности малышня забивается в траву, а родители улетают и, сев где-нибудь в стороне, тревожно трубят. В конце лета, когда выводки подрастут и научатся летать, их образ жизни резко меняется. Вместе с родителями они начинают совершать кормовые перемещения, вылетая в поля или луга, где соединяются с другими выводками. Задача родителей – закрепить обучение молодежи, чтобы она могла взлетать и садиться при ветре, умела летать в строю, реагировать на опасность. Стаи держатся дружно и сохраняются до самого отлета.

Место наблюдения мы меняем. За лесозащитной полосой находится кукурузное поле. Скошено оно только наполовину, а значит, там есть шанс подобраться к журавлям с «тыла».
День теплый, ярко светит солнце. Промытые дождями березовые рощи обозначились на горизонте синими зубчатыми лентами. В прогретом воздухе видны белые нити плывущей паутины, характерной для погожих дней конца лета. «Знак осени!» – с грустью в голосе замечает приятель.
Поэзию дня дополняет раздавшееся за лесистым овражком желанное для нас курлыканье. Оставляем машину под сенью берез и, ориентируясь на звуки, крадучись пробираемся к полю сквозь заросли репьев, лопухов и вымахавшей по грудь крапивы. Перед нами сжатая стерня шириной метров триста. За ней – зеленая стена нескошенной кукурузы, тянущаяся параллельно лесозащитной полосе. Журавлей не видно, но мы знаем: они где-то близко, возможно, пасутся в недальней скрытой от наших глаз ложбине. Крадемся в сторону ложбины по росной и колкой стерне на четвереньках. Вскоре от такого «марш-броска» наша одежда промокает насквозь. Разумнее было бы бросить это бесперспективное занятие, но очередное курлыканье, явно доносившееся из ложбины, только усиливает желание к птицам приблизиться. Невольно вспоминается поговорка: «Охота пуще неволи».
Добравшись до возвышения, приятель поднимает голову и приставляет к губам палец: «Тсс!» Это означает, что надо замереть. Осторожно раздвигаю стриженую щетину одеревеневших стеблей и вижу огромную, «рассыпанную» по всей ложбине стаю журавлей. До ближайших птиц метров сто, находятся они возле зарослей нескошенной кукурузы. Значит, с «тыла» к ним не подобраться – услышат шорох и улетят. В бинокль видно, как журавли чинно шагают по полю и при этом что-то склевывают. На стерне после уборки кукурузы длинноногих ходоков интересуют распотрошенные початки с остатками зерен, которые очень любят. Пешеходы они выносливые – день-деньской ходят по полю, выискивая корм. И бегуны они резвые. В книге «Животный мир СССР» приведен случай, как лиса чуть ли не километр гнала журавля по лесу, словно гончая собака. Птица кормилась на болоте у края леса и неосторожно зашла в него. И вдруг лиса. Отрезанный от болота и не имея возможности под кронами деревьев взлететь, журавль бросился бегом через лес, стремясь окольным путем достичь спасительного болота. И это ему удалось. Лисе пришлось только проводить взлетевшую птицу взглядом. Мало кто знает, но журавли еще и хорошие пловцы. Описан случай, как родители с еще нелетающими птенцами спаслись от преследования лисицы, шустро переплыв широкую мелиоративную канаву.
Мы замечаем, что тут, «на большом сборе», журавлиная стая держится настороженно, птицы то и дело поднимают голову и оглядываются. Врагов на поле у них практически нет, да и подобраться к стае непросто, разве что человек способен причинять беспокойство. В селе Константинове нам сказали, что журавли иногда попадают под выстрелы браконьеров. Стаи птиц становятся уязвимыми, когда летят на ночлег в синеющий за Окой лес или когда возвращаются оттуда на поле. Известие это нас огорчило.
Мы приподнимаемся, чтобы сделать снимки. Но у стаи есть сторожа. Нас замечают. Стоило нацелить фотоаппараты, и вся стая с тревожными криками дружно взлетает и удаляется на дальний край поля, где планирует и садится на зелень озимой ржи. Сфотографировать журавлей с подхода оказалось делом непростым – сторожа «держат ухо востро».
Журавлей на этой пристани пока мало, Евгений Андреевич делает в блокноте пометку: около двухсот особей. Максимального числа птиц эта пристань достигнет в конце сентября. Тогда они уже будут готовы лететь к месту зимовки. Какому сигналу повинуются стаи и как узнают, что настало время улетать, ученым пока не известно. Но в один из дней все собравшиеся на этой пристани стаи друг за другом взмывают в небо и, как бы прощаясь, кружатся над полем, оглашая окрестности благозвучными криками: «Курлы-курлы…». Церемония эта недолгая, но, похоже, для птиц обязательная – прощальные полеты наблюдаются ежегодно. Какое-то время они кружатся, а потом, словно услышав чью-то команду, выстраиваются «веревочкой» и улетают.
Смотришь вслед удаляющейся стае журавлей, и на душе становится грустно. Ведь они уносят лето…

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 170 (4472) от 13 сентября 2013 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
«Запустить в зал пронзительную ноту»
70-летний юбилей празднует в эти дни режиссер Геннадий Кириллов
Татьяна Железнова
Родовое гнездо Белого генерала
29 сентября 2013 года исполняется 170 лет со дня рождения М.Д. Скобелева
Читайте в этом номере: