17:32 МСК
Пятница
04 / 12 / 2020
3554

Родовое гнездо Белого генерала

29 сентября 2013 года исполняется 170 лет со дня рождения М.Д. Скобелева
Автор фото: Людмила Трухина. На фото: Роман Маркин в день 75-летия Евгения Маркина
Фото: Людмила Трухина.
На снимке: Роман Маркин в день 75-летия Евгения Маркина

В глубинном степном краю, к югу от Рязани, у тихой реки Хупты, приютилось село Заборово. И вряд ли бы кто сегодня вспоминал об этом тихом уголке, если бы здесь не находилось в былые времена имение дворян Скобелевых, которые в трех поколениях прославились как доблестные защитники Отечества.

В 1830-х годах генерал от инфантерии Иван Никитич Скобелев, дед знаменитого Белого генерала, во время пребывания со своей дивизией в Рязани купил село у помещика Заборовского, и с тех пор Спасское стало их «любимым местопребыванием».
С этим селом связаны судьбой три воина, три генерала Скобелевых – отец, сын и внук. Все они стяжали ратную славу на многочисленных полях сражений. Самый известный из них – Михаил Дмитриевич Скобелев, генерал от инфантерии, «полководец, Суворову равный».
Михаил Дмитриевич Скобелев родился 17 сентября 1843 года в Петербурге, в семье Дмитрия Ивановича Скобелева и его жены Ольги Николаевны (урожденной Полтавцевой). Дед новорожденного, Иван Никитич Скобелев, в то время служил комендантом Петропавловской крепости. Он несказанно обрадовался рождению внука и повесил над его люлькой свою наградную шпагу с надписью «За храбрость» – словно предсказал его славное будущее.
Личность Белого генерала с самого детства была окутана легендами. Говорят, в детстве ворожея предсказала мальчику, что «он будет самый счастливый человек во всей семье, проживет до 60 лет, прославится на войне и будет ездить на белом коне». Гадалка во многом оказалась права.
Один из первых биографов М.Д. Скобелева, рязанский любитель старины Василий Николаевич Доброхотов, приезжавший в Спасское в 1913 и в 1914 годах, оставил такое описание «скобелевского гнезда»: «Когда проезжаешь довольно большое село Спасское (было около 200 дворов) и свернешь к церкви, то по левой стороне, вдоль дороги, имеется каменная ограда до 150 метров длины и до 1,5 м высоты; в верхней половине с крестообразными просветами. Несколько далее церкви в этой ограде имеется въезд в усадьбу из четырех массивных 4-гранных столбов. Два средних, более мощные и высокие до 4-х метров – между ними был въезд для экипажей, по бокам были калитки для входа. Ворота были железные высотой до 3-х метров. От ворот до большого дома шла широкая дорога, по бокам которой было густое насаждение дубово-кленово-липовых деревьев, переходящее в большой парк… Вдоль всего села с северной стороны протекает довольно широкая и глубокая река Хупта».
Когда М.Д. Скобелев приезжал в Спасское, он обычно проживал не в главном усадебном доме, а размещался вместе со своими двумя-тремя адъютантами и вестовыми в небольшом флигеле, который в семье называли «Домиком Михаила Дмитриевича». Деревянный, выстроенный на каменном фундаменте, он стоял на одной линии с большим домом. Перед этими постройками простиралась площадка, засыпанная речным песком, на которой останавливались приезжающие экипажи. Домик Скобелева прятался за густыми кустами сирени и жасмина и давал генералу покой и отдых от тревожной ратной жизни.
Жизнь в усадьбе протекала мирно и спокойно, «скобелевское гнездо» оживало, в основном, в теплое время года. Как пишет биограф героя-генерала Борис Костин, «Скобелевы презирали барство, не чурались домашнего труда, были доступны и открыты для тех, кто обеспечивал им благополучие и комфорт. Уважение к простому человеку Михаил, можно сказать, впитал с молоком матери… Скобелевы жили с соседями дружно, наезжали к ним с визитами и устраивали у себя хлебосольные приемы на православные праздники».
Уже будучи военным, Михаил Дмитриевич не раз приезжал сюда, а незадолго до своей трагической кончины говорил друзьям: «Я собираюсь в Спасское, чтобы поправить здоровье. Там я успокоюсь, воскресну…»

Имение в Спасском
В последние годы жизни Скобелеву довелось перенести немало горя. Семейные утраты надолго выбили славного генерала из «жизненного седла». 27 декабря 1879 года от сердечного приступа внезапно скончался его отец, Дмитрий Иванович Скобелев, боевой генерал, командовавший во время войны на Балканах 1877–1878 годов казачьей бригадой.
Там же, на Балканах, прославилась его жена Ольга Николаевна, возглавлявшая Болгарский отдел общества Красного Креста. Она устраивала госпитали для раненых и приюты для сирот, чем заслужила любовь и признательность балканских славян. Трагедия произошла там, где ее не ждали: 6 июля 1880 года Ольга Николаевна погибла под Плевной от злодейской руки человека, который долгое время жил у Скобелевых в Спасском и которого добрейшая хозяйка имения считала вторым сыном…
Родители Белого генерала нашли упокоение в рязанской земле – в родовой усыпальнице церкви Спасского. Этот каменный храм был построен в 1764 году. Приземистый, на вид тяжеловатый, он прост и лишен замысловатых архитектурных украшений. В его архитектурном образе проглядывает нечто мавзолейное. Лишь строгая двухъярусная колокольня со шпилем уходила ввысь. В 1869 году, еще при жизни родителей М.Д. Скобелева, к храму были пристроены два придела: правый – в честь святителя Дмитрия Ростовского, левый – в честь Архистратига Михаила. В правом приделе церкви и нашли вечный покой родители героя-генерала.
Михаил Дмитриевич был потрясен смертью близких ему людей и долго не мог прийти в себя. Получив известие о смерти матери, боевой генерал плакал. После смерти родителей Спасское перешло во владение к Михаилу Дмитриевичу, однако он стал наведываться в свое рязанское имение всё реже: тяжело было бередить душу воспоминаниями о былом. Став хозяином имения, Михаил Дмитриевич решил построить в селе школу для крестьянских детей. Вскоре рядом с церковью поднялось добротное каменное здание, и с 6 декабря 1881 года здесь начали учиться ребятишки.
На 1915 год это учебное заведение все еще сохраняло статус частной школы и содержалось за счет княгини Н.Д. Белосельской-Белозерской. Позже школа была передана земству Ряжского уезда, тем не менее средства на содержание школьного здания – его отопление, освещение, ремонт, поддержание чистоты, охрану – по-прежнему поступали из конторы скобелевского имения – вплоть до 1918-го, уже послереволюционного, года.
В Спасском бережно хранилось личное знамя (боевой значок) полководца, подаренное ему художником В.В. Верещагиным. С этим знаменем Скобелев сражался в пустынях Туркестана и штурмовал крепость Геок-Тепе. После смерти полководца знамя осеняло его гробницу, ныне эту реликвию можно увидеть в зале боевой славы Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника, куда оно поступило в 1956 году.

Последний приют
Слава Белого генерала не то что катилась – летела впереди него. Кто знает, каких бы еще вершин славы достиг М.Д. Скобелев, если бы не его ранняя смерть. 25 июня 1882 года М.Д. Скобелев при странных обстоятельствах скончался в Москве, после ужина в ресторации «Англия».
Панихида должна была состояться на следующий день, но народ шел прощаться со Скобелевым весь вечер и всю ночь.
Потрясенный масштабом народной скорби, писатель Василий Иванович Немирович-Данченко признавался: «Если бы я не боялся навлечь на себя упрек в преувеличении, я бы сказал, что вагоны наши двигались до Рязани по коридору, образованному массами народа, столпившимися по обеим сторонам полотна… Это было что-то, до тех пор неслыханное. Крестьяне кидали свои полевые работы, фабричные оставляли свои заводы – и всё это валило к станциям, а то и так, к полотну дороги…»
В Рязани к прибытию поезда готовились заранее. Городское общество готовило венки к печальной встрече, потрясенный трагической вестью народ собирался на вокзальной площади. Венков и живых цветов было столько, что для них не хватало места. Тогда сопровождающие прах М.Д. Скобелева стали разрывать венки и бросать их части в толпу – на память о Белом генерале. После прощания рязанцев с выдающимся земляком траурный поезд последовал далее.
29 июня состав прибыл на станцию Раненбург (ныне – Александро-Невский) Рязанско-Козловской железной дороги, где был встречен толпой народа. Гроб с телом М.Д. Скобелева вынесли из вагона и погрузили на орудийный лафет. Встречающие траурный поезд крестьяне разобрали венки, и печальное шествие двинулось в Спасское.
К гробнице Скобелева было возложено более ста венков, среди которых – венки от воинских частей и однополчан, от уездных городов губернии и сормовских рабочих, от русских патриотов и представителей Туркестана, от болгарской Софии и чешской Праги…
Поскольку собственных детей у Скобелева не было, после смерти героя имение в Спасском перешло к его сестре, Надежде Дмитриевне, в замужестве – княгине Белосельской-Белозерской,
Княгиня Белосельская-Белозерская знала, что Михаил Дмитриевич предполагал организовать в Спасском приют для увечных воинов и даже намеревался предоставить для этой цели свое имение. Так 25 июня 1910 года в «скобелевском» селе был построен инвалидный дом, в котором доживали свой век русские воины, утратившие силы и здоровье на ратных полях.
В 1892 году, когда по всей России голод косил людей, сестра Белого генерала оказывала благотворительную помощь голодающим рязанским крестьянам. «Княгиня Н.Д. Белосельская-Белозерская изъявила желание оплачивать попечительству содержание детских столовых в двух больших обществах, ее бывших крестьян, – в с. Спасском-Заборовском и дер. Михалковой и прислала на этот предмет 466 р.», – говорилось в одном из попечительских отчетов Ряжского уезда.
Так память о Белом генерале жила в конкретных делах фонда его имени, в оставшихся после его смерти семейных реликвиях, в молитвах, звучащих под сводами Спасского храма.

Разорение
скобелевского гнезда
30 сентября 1917 года рязанский губернский комиссар Павлов докладывал министру внутренних дел о погромном движении в губернии. В качестве примера он приводил описание разгромленной и разграбленной скобелевской усадьбы, куда выезжал лично: «В доме разобрана терраса, сорваны обои, разбирались стены и потолки, вырваны из печей металлические части, сняты двери, оконные рамы. Вещи расхищены, скот уведен (когда появился в волости вооруженный отряд, скот, за исключением 9 коров, возвращен). Выяснилось, что погромы предпринимались из села Спешнева, где были арестованы 10 зачинщиков и подстрекателей (трое с несомненным уголовным прошлым). На сходе я обратился к крестьянам с резким словом осуждения и потребовал, чтобы в определенный срок все похищенное было снесено в одно место. Через два часа большое пространство перед церковью оказалось сплошь завалено разрушенными и полуразрушенными вещами – диваны с обнаженным пружинами, столы без ножек, экипажи с сорванной кожей на сидениях, доски, бревна, двери, оконные рамы, картины без рам и рамы без картин, пустые корзины, шкафы с выломанными дверками и т.д. В материальном отношении это возвращение почти не имеет смысла. Но как наглядное, бьющее в глаза позорище оно должно иметь известное значение».
По рассказам местных жителей, могилу Белого генерала вандалы раскопали якобы для того, чтобы похитить из нее генеральские награды и драгоценности, однако ни того, ни другого в захоронении не оказалось…
Год от года всё, что осталось от усадьбы Скобелевых, все больше разрушалось и приходило в запустение. К началу 1920 годов приусадебный сад со старыми плодовыми деревьями зарос и одичал. И тогда учителя-энтузиасты организовали из местных жителей сельскохозяйственную артель «Заборовская», взяли в аренду на двенадцать лет скобелевский сад и огород и принялись за дело, но, очевидно, на то, чтобы возродить разоренное хозяйство, сил у артельщиков не хватило.
30 апреля 1922 года из Спасской церкви, которая была самой богатой в Ряжском уезде, представители новой власти изъяли ценности, в том числе чистого золота – 43 золотника (более 183 граммов), золота с эмалью – 85 золотников (более 362 граммов).
В описи изъятия значится не только церковная утварь, но и бесценные реликвии М.Д. Скобелева, а также редкостные дары, принесенные и привезенные из дальних мест почитателями Михаила Дмитриевича к его захоронению: золотые и серебряные ордена, медали, звёзды, серебряные венки, среди которых – украшенный жемчугом и одним алмазом, подсвечники, серебряная лампада в форме снаряда, множество медных медалей, крестов, венков...
Во времена богоборчества, в 1929 году, Спасская церковь была закрыта, а могилы Скобелевых осквернены. Церковные приделы, в которых находились захоронения, разобрали на кирпич, и саркофаги прославленного полководца и его родителей оказались под открытым небом. Они приходили в запустение и ветшали.

На круги своя
Почитатели военного таланта М.Д. Скобелева приезжали в Спасское поклониться его праху, не раз обращались к властям с просьбой принять меры по увековечению памяти героя. Наконец, в 1958 году Рязанский облисполком принял распоряжение о благоустройстве могилы М.Д. Скобелева, и место захоронения Белого генерала было расчищено и приобрело мало-мальски приемлемый вид.
Перелом в отношении властей к памяти прославленного полководца наступил в середине 1980-х – начале 1990 годов. Рязань в то время готовилась торжественно отметить свое 900-летие, и в печати замелькали предъюбилейные публикации об истории города и выдающихся земляках, в том числе и о Михаиле Дмитриевиче Скобелеве. Началось возрождение памяти о легендарном Белом генерале.
После долгого запустения Спасский храм и места захоронений М.Д. Скобелева и его родителей были восстановлены и отреставрированы. На церковном кладбище, где покоится прах русских воинов – участников русско-турецкой войны 1877–1878 годов, которые лечились и доживали свой век в имении Белого генерала, установлен памятный дубовый крест. На камне у подножия креста выбита надпись: «В память русских воинов, ветеранов Великой освободительной войны 1777–1778 годов, спящих в этой земле, поставлен и освящен сей крест 25 июля 1990 года. Имена же их ты, Господи, веси».
В 2003 году в бывшем здании школы был торжественно открыт музей М.Д. Скобелева. В экспозиции представлены боевые награды полководца, фотографии, портреты, другие экспонаты – всего около 400 экземпляров. Есть в музее и раритеты: погоны боевого генерала, запонки для рубашки…
Не восстановленной до сих пор остается только усадьба Скобелевых, хотя сохранились планы основных ее зданий, фотографии. Думается, средства, вложенные в восстановление скобелевского гнезда, окупятся, если в усадебном доме разместить гостиницу для туристов, пансионат для тружеников сельского хозяйства, дом отдыха для военных. А воспитание патриотизма, духовное возрождение народа – разве малого стоят?
Легендарный Белый генерал прорвался к нам сквозь годы кровавой смуты и темного забвения. С шашкой наголо. В белом парадном кителе и на белом коне. Прорвался сквозь липкую хулу и ядовитый шепот завистников – верится, теперь уже навсегда.


Александр Потапов
Исторические фотографии
из фондов Государственного архива Рязанской области (ГАРО)

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 170 (4472) от 13 сентября 2013 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Журавлиная пристань
Иван Назаров
Поэту большого роста
Вышла в свет новая книга о жизни и творчестве Евгения Маркина
Людмила Трухина
Читайте в этом номере: