05:39 МСК
Четверг
16 / 07 / 2020
1772

Поднаторевшие на грабежах

Разбой в дикой природе – дело распространённое. Сильный никогда не упустит случая отнять добычу у слабого. В Шацком районе я наблюдал, как парящий над лугом коршун увидал озёрную чайку, летящую с пойманной рыбёшкой, и сразу на этого невеликого рыболова набросился с намерением отнять у него добычу. Защищаясь от грабителя, чайка своё кровное спасала, как могла – увёртывалась, снижалась к земле, резко забирала вверх, но напрасно: видя, что грабитель от преследования отказываться не собирается, добычу бросила.

В грабежах коршун поднаторел изрядно. Охотник он неумелый, поэтому предпочитает подбирать падаль или сцапать того, кто ослаб. Часто промышляет на реках, высматривая в траве снулую рыбёшку и собирая её, прежде чем она разложится. Ограбить же кого-нибудь «на дороге» – это его коронный приём. Больше всех от пиратства коршуна страдает прирождённый  – скопа. Он подстерегает птицу на пути к гнезду, когда та несёт в лапах пойманную рыбу. Настойчиво атакуя, хищник вынуждает рыболова добычу уронить. Для скопы подобная потеря всегда безвозвратна: что с воза упало, то пропало. Она никогда не поднимает то, что уронила, всё достаётся грабителю. Зная о том, что этот рыболов уловом всегда «поделится», коршуны, особенно где их много, нередко «выстраиваются в очередь», чтобы отнять ношу у направляющейся к дому птицы. И скопа, привыкшая мириться с взиманием дани, вынуждена вновь и вновь отправляться на рыбалку с надеждой, что встречи с пиратами ей всё же удастся избежать.

В природе коршун не единственный, кто склонен к разбоям. Как-то мы с другом удили рыбу на песчаном островке лесной речки Выша. Улов кидали в ямку, наполненную водой. Зная, что рыба оттуда «не убежит», ушли на дальний край островка, где клёв был лучше. Однако место с рыбой из поля зрения не упускали – на реке промышляли коршуны. Но мы и не догадывались, что тут, кроме крылатых грабителей, обитают ещё воры четвероногие. Вечером, когда солнце уже коснулось горизонта, друг подошёл с очередной плотвичкой к ямке и, к своему удивлению, обнаружил в ней крупную недостачу. По следам, оставленным на сыром песке, мы узнали: ограбил нас хорёк. Зверёк этот тоже, как говорится, «слаб на руку». В лесу от его разбоев страдают гнездящиеся на земле птицы и поселения мышей и полёвок. Особых гастрономических предпочтений у хорька нет, поэтому он с удовольствием пообедает застигнутой врасплох лягушкой, змеёй, ящерицей, не побрезгует и падалью. А забравшись в курятник, этот душегуб в азарте охоты способен передушить всех кур.

С детства мы знаем, что дятлы истребляют насекомых-вредителей и тем самым приносят огромную пользу. И это действительно так. Но мало кому известно, что и у врачевателей леса репутация тоже не идеальная. Желанновский биолог Николай Терентьевич Кошелев показывал мне дуплянки, развешенные в лесу для привлечения синиц и мухоловок. Некоторые были размочалены, что называется, вдребезги. «Это работа больших пёстрых дятлов», – пояснил мой друг.

В весеннее время, испытывая нехватку белка, эти птицы прибегают к разбою – крадут из гнёзд яйца и птенцов. Наиболее доступными для грабителей становятся гнёзда птиц, устроенные в развилках деревьев. Но и те, кто поселяется в укрытиях – дуплах или искусственных домиках, – от посягательств дятлов тоже не застрахованы. Казалось бы, отверстие летка пернатой мелкоты узкое, дятлам в него не протиснуться. Но разве это помеха для грабителя, вооружённого клювом-долотом? Несколько минут работы, и «крепость» взята.

Чтобы оградить птиц-дуплогнёздников от бандитизма дятлов, биолог стал обивать леток жестью. Не помогло. Разбойники продалбливали для себя «дверь» сбоку или дырявили крышку домика.

С целью поживы дятлы заглядывают и в селения человека. Мой знакомый из Келец рассказал, как один такой лесной гость повадился прилетать к нему во двор. Усядется на столбе и начинает долбить, делая вид, что занят добыванием насекомых. На самом же деле он наблюдал за собакой, находящейся на привязи возле будки. Как только пёс, позёвывая, скрывался в своём домике вздремнуть, дятел тут как тут: хватал из его миски оставшиеся после трапезы кусочки мяса и удирал с ношей в лес.

роцветающей воровкой можно назвать всем известную серую ворону. Уже само название говорит о специализации этой птицы – вор она. Учёные-орнитологи считают, что за последнюю полусотню лет вороны по части воровства стали более изобретательными и хитрыми. По их мнению, в европейской части России сейчас обитает свыше двадцати миллионов серых воровок, что примерно в семь-восемь раз превышает их оптимальную численность. Причину такой скученности ворон учёные видят в их поразительной приспособляемости к выживанию в самых различных условиях существования и всеядности. К тому же эти смышлёные птицы проявляют удивительную способность учиться. Перенимая опыт у старших и получая «образование» у поднаторевших в воровстве соплеменников, они становятся всё более развитыми. Известно много случаев, когда обретавшиеся возле туристических стоянок птицы, дабы добраться до продуктов, научились открывать сумки на «молнии». В деревнях эта братва наловчилась обкрадывать собак, состоящих на службе в крестьянском подворье. Парочка серых разбойниц садится неподалёку от конуры и ждёт, когда дворовому стражу принесут чашку с едой. Одна отвлекает, дёргая едока за хвост, или, зная длину цепи, нагло прохаживается рядом, а другая хватает из чашки еду. Пёс, естественно, такого нахальства не выдерживает – бесится от злости, да что толку, косточку в миску уже не вернуть.

С такой же хитростью вороны грабят цапель. Одна садится напротив гнезда и начинает наседку всячески донимать: маячить перед глазами и истошно каркать. Сидящая на гнезде цапля, устав терпеть вызывающее поведение задиры, поднимается отогнать её. Другая ворона, улучив момент, выхватывает из гнезда яйцо. Этот приём они используют и при ограблении бакланов, которые, так же, как и цапли, гнездятся на деревьях.

Вороны не только умны, но и поразительно наблюдательны. Весной, в период гнездования, их внимание привлекают околоводные птицы и те, кто обретается на лугах по соседству с лесом. Терпеливо наблюдая за жизнью соседей, они выслеживают гнёзда с целью ограбления. Что удивительно, тут серые разбойники научились извлекать выгоду с помощью «третьих лиц», главным образом людей, зашедших в места гнездования птиц. Человек, сам того не подозревая, при ходьбе спугивает наседок, которые тут же «засекаются» наблюдателями. Место, откуда вылетела птица, будет тщательно «прочёсано». Зная о «доброй услуге» людей, вороны нередко сопровождают шествующую по лугу компанию отдыхающих, любят «пастись» возле стада коров, где пристально наблюдают за пастухом, чтобы «не проморгать», откуда он подымет оставившую гнездо наседку.

«Образованная» воровка прекрасно орудует и в одиночку. Когда подросшие скворчата начинают высовываться из летка, она затаивается на скворечнике и выволакивает их наружу клювом, как щипцами.

В моём домашнем архиве хранится вырезка из газеты с сообщением орнитологов, которые на биостанции МГУ под Звенигородом «застукали» с поличным одну поднаторевшую в своём деле грабительницу. Она приспособилась откупоривать, как пробки пивных бутылок, неприбитые крышки дуплянок и вынимала птенцов.

ообразительности этих птиц остаётся только удивляться! В Шацком районе на реке Цна я наблюдал, как одна ворона отыскала на песчаной отмели ракушку (перловицу) и, чтобы добраться до её содержимого, попыталась раскрыть накрепко сжатые створки. Зажав находку лапками, она стала колошматить по ней клювом. Это оказалось не по силам. И тогда охотница, недолго думая, отнесла свой улов на дорогу. Первая же проезжавшая машина ракушку раздавила, что и требовалось сообразительной особе.

Говоря о воровстве птиц, было бы несправедливо обойти вниманием сороку. Эта птица несправедливо носит звание «воровка в законе» за кражу цыплят с подворья, семян с огородных грядок и, что самое удивительное, – за кражу блестящих предметов, в том числе и золотых. Что касается питания, то сорока всё же в большей степени насекомоядна. За истребление вредных пилильщиков, клопов-черепашек, медведок и саранчу её, скорее, следует отнести к полезным птицам, нежели к тем, чья репутация сильно очернена воровскими делами. В ограблениях сороку, конечно, изредка тоже уличают, но всё же больше ей приписано легендами, как, к примеру, её склонность красть всё, что блестит. Многие российские и зарубежные орнитологи, долгое время изучавшие жизнь этих птиц, такого никогда не наблюдали. Правда, иногда в гнёздах сорок встречается проволока – медная, алюминиевая или в изоляционной оплётке, но нужна она птицам отнюдь не для забавы, а служит исключительно строительным материалом, потому как вплетается в стенки гнезда вместе с древесными прутьями. Такое новшество в строительном деле мне доводилось видеть и в гнёздах других видов птиц.

Как и все врановые, а их в нашей области шесть видов (ворон, серая ворона, сорока, галка, грач, сойка), наша героиня крадёт только то, что годится ей в пищу. Лет двадцать назад на одном хлебозаводе города был такой случай. Часть выпечки там складировалась на подоконнике. Об этом узнала парочка сорок, и, когда окно открывалось, они крали сдобные булочки.

Иногда эти белобокие бестии грабят гнёзда птичьей мелкоты, но вред, наносимый ими пернатому населению, ничтожен по сравнению с разбойничьей деятельностью серой вороны. Да и много ли в природе сорок? За последние годы в Европе их численность сократилась примерно в семь-восемь раз, то есть ровно настолько, насколько выросло поголовье ворон. Однако связи тут учёные не находят. Причина резкого убывания сорок пока не ясна. Предположений много. Специалисты Украины, например, это связывают с обнищанием народа, дескать, исчезли пищевые отбросы на свалках и вдоль дорог. В Дании уповают на сокращение животноводческих ферм. Финны предполагают, что сорок «выкашивает» какая-то неизвестная болезнь. Некоторые российские учёные поспешили обвинить в этом расплодившихся куниц. В популярных изданиях на этот счёт появилось множество статей с приводимыми в них доводами биологов и егерей о зверствах этих животных. Но что интересно, своими глазами нападения упомянутых зверьков на сорок никто не видел. Знаменитый украинский учёный, доктор биологических наук, профессор Ростовского педагогического университета Виктор Павлович Белик на основе многолетних и последовательных наблюдений сделал сенсационный вывод: в Ростовской области сороки сократились в 50 (!) раз. Причина – резкий взрыв численности ястреба-тетеревятника. Многие специалисты на проходившей в 2001 году в Одессе орнитологической конференции с доводами профессора согласились. Однако объявить ястреба вне закона всё же воздержались. Но как бы то ни было, а сокращение этой соседствующей с жильём человека белобокой красавицы делает нашу природу беднее.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 244 (3529) от 11 декабря 2009 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
«Подводные камни» на автостоянках
Вопрос парковки для многих автолюбителей решается с помощью платных автостоянок. Многие автовладельцы отдают своих «ласточек» на длительное или краткосрочное хранение именно сюда. ...
Александра Невская
Юная певица победила на фестивале-конкурсе «Хрустальные звездочки»
Подведены итоги Всероссийского фестиваля-конкурса Федеральной службы судебных приставов России «Хрустальные звездочки».
Читайте в этом номере: