16:37 МСК
Среда
25 / 11 / 2020
1236

Рядом с нами

Наступило время для очередного выпуска историй, рассказанных читателями нашей газеты. Прежде всего, спешу поблагодарить всех авторов за интересные наблюдения. Ну и, конечно, за то, что поделились с нами маленькими открытиями. Оказывается, много интересного в жизни братьев наших меньших происходит рядом с нами.
Автор фото: Иван Назаров | Рядом с нами
Фото автора.

Начну с письма Юрия Викторовича Шурыгина. Вот что он сообщает: «Я пенсионер, живу в Рязани, а на лето уезжаю жительствовать в загородный дом, построенный на садовом участке. Моё одиночество скрашивают кошка Муся и дворовый пёс Гром, обретший себе кличку из-за необычного низкого лая. Кошка живет, как говорится, сама по себе – ночует дома, а днём уходит, куда вздумается. Пёс же круглосуточно несёт службу на участке, где у него имеется добротная конура. И хотя животные между собой никогда не конфликтовали, до панибратства дело у них не доходило. И вот случай, который всё изменил.

Как-то возвращаюсь из сельского магазина, куда меня всегда сопровождает Гром, и вижу на макушке яблони трясущуюся от страха Мусю, а внизу – злобно лающую чужую собаку. Участки-то у нас огорожены забором лишь со стороны дороги, а от соседей размежёваны реденькими кустиками малины, что для животных не преграда. Нахала Гром, конечно, выдворил, показав ему, кто тут хозяин, и эта история быстро забылась. Но на следующий день она напомнила о себе вновь. Муся, гуляя вдали от дома, опять повстречалась с той же собакой. Спасаясь бегством, гулёна чуть было не распрощалась с жизнью, – была уже в полуметре от клыков злобного преследователя, и ей ничего не оставалось, как юркнуть в конуру к дремавшему там Грому, мол, будь другом – защити! И Гром, сообразив, в чём дело, вмиг выскочил наружу и с такой яростью набросился на обидчика, что тот, потрёпанный и покусанный, еле унёс ноги. После этой стычки чужак дорогу к нам забыл, а Гром с Мусей подружились, стали спать в конуре рядышком».

О необычных предпочтениях кота рассказывает житель Рязани Николай Михайлович Зорин: «О том, что коты в еде большие привереды, знают все, кто их содержит. Но чтобы привередничать, как наш кот Васька, такое даже во сне не приснится. Будучи котенком, он ел всё, что дадут: варёные яйца, рыбу, всякие каши. Пил молоко, уписывал сметану, любил сырое мясо. Но повзрослев, стал наглеть. Это ему не нравится, это не хочу, а это, мол, ешьте сами. Прямо-таки издевается. В какой-то степени мои домочадцы – жена и дочка – в этом тоже повинны. Идя на поводу у кота, они его так набаловали, что дело дошло до смешного. Молоко он стал употреблять исключительно подогретым, а рыбу – только что сваренной, к остывшей и холодной пище даже близко не подойдёт. Но это ещё, как говорится, цветочки. Переключился наш Васька на докторскую колбасу. И всё бы ничего, если б не его капризы. Перед употреблением колбасу эту ему обязательно нужно отварить, затем пожевать, да так, чтобы кот всё это видел, иначе есть не будет. Как только всё будет сделано, надо обязательно сказать: «Готово, можно есть!» Мы, конечно, знаем, что наш питомец попросту зажрался и, в общем-то, можно отучить его, поморив какое-то время голодом. Но что не сделаешь ради этого симпатичного баловня, смотрящего на тебя такими невинными и преданными глазами».

Теперь о тех, кто вызывает у нас антипатию, – о мышах. Оказывается, в еде этих докучливых существ тоже есть свои предпочтения, и они тоже бывают весьма странными. Вот что сообщает Наталья Сергеевна Вьюшкова. «Путешествуя на машине по нашей славной Мещёре, мы с мужем и семилетней дочкой остановились в лесу возле заброшенной избушки, сиротливо стоящей на заросшей травой поляне. Тишина, нетронутая природа, подёрнутый ряской пруд, ядрёный сосновый воздух – всё это очаровывало и радовало душу. Решили тут заночевать. Занесли в помещение спальники и картонные коробки с продуктами, благо, в пустующем доме сохранилось всё, что требовалось для отдыха – тесовый стол, скамейка, широкая дощатая кровать. Но кто бы мог подумать, что приглянувшийся нам дом был уже занят. Стоило нам после ужина забраться в спальники и притихнуть, как отовсюду послышались писки, шорох и возня. «Мыши»! – сообразили мы. Сначала звуки этих маленьких квартирантов были робкими и негромкими, но когда на лес опустилась ночь, они стали невыносимыми. Мыши бегали, скребли, что-то грызли, шаркали по коробкам, шуршали бумагой. Когда со стола что-то грохнулось и стало кататься по полу, нашему терпению пришёл конец. Но включив фонарь, мы оторопели: мыши играли пустой пластиковой бутылкой. Толкает одна, другая стоит в ожидании, чтобы докатившуюся до неё игрушку толкнуть обратно подруге. Что удивительно, свет фонарика озорников не испугал – они только на пару секунд притихли, потом игра продолжилась. Удивило нас и другое. Утром, убирая со стола продукты, мы не поверили глазам: ни к мясу, ни к хлебу, ни к фруктам, ни тем более к сыру мыши даже ни притронулись. Вожделенной закуской для них почему-то стали пластиковые тарелки и бумажные наклейки на бутылках, все они были изгрызаны до дыр. Странно, не правда ли?»

О том, что вороны умны и сообразительны, в нашей газете писалось не раз. И вот ещё одно наблюдение, говорящее о пора-зительном интеллекте этих птиц. «Перед окнами нашего дома находится детская спортивная площадка, – сообщает Ирина Николаевна Ковальская. – Летом она служит детворе футбольным полем, а зимой превращается в каток. Как-то утром выглядываю в окошко, а там, на льду, играют… вороны, точнее сказать – катаются на сосульке. Выглядело это так. Одна птица, а их было три, подлетала к ледышке, цеплялась за неё лапками и, помогая крыльями удерживать равновесие, по инерции метр-другой катилась по льду. Остановившись, птица уступала сосульку следующему игроку, ожидавшему в сторонке. Это меня настолько поразило, что я немедленно разбудила мужа и детей, чтобы они тоже посмотрели на игру ворон. Общее мнение: умные птицы!»

И ещё о необычном поведении ворон. «Я подкармливаю воробьёв и синиц, – сообщает Елена Анатольевна Ильина. – Корм высыпаю на снег во дворе. Об этой столовой узнали вороны и тоже стали её посещать. Кормлю всегда по часам. Выхожу из дома, а они уже сидят на заборе в ожидании. Серые так ко мне привыкли, что стали узнавать на улице. Как-то в урочный час покормить их я не смогла – в магазине заболталась с подругой. Иду по улице, а одна, похоже, самая нетерпеливая, подлетела и, сопровождая, принялась надо мной истошно горланить, дескать, сколько же можно тебя ждать. Мне даже стыдно стало».

Теперь кое-что любопытное об отношении животных к нашим поступкам. «Мой сын снял на видеокамеру собаку с щенятами. Вскоре молодняк разобрали знакомые. А спустя месяц съёмку мы показали собаке. Зря это сделали. Услышав повизгивание щенят, она встревожилась и так жалобно заскулила, что нам стало не по себе. Несчастная стала сновать возле наших ног, заглядывать нам в глаза: мол, где же детвора? Как ни старались мы отвлечь от материнских чувств собаку, предлагая лакомства, да всё без толку. Она забилась под крыльцо и долго оттуда не выходила. А мы ругали себя за то, что своим необдуманным поступком ранили душу нашей любимицы». (В.А. Малышев, г. Касимов).

А теперь посмотрите на снимок. Я сделал его в новогодние праздники в глухой лесной деревушке. Что любопытно, синицы здесь общительные и на удивление смелые, доверяют не только хозяину кормушки, но и не страшатся угоститься с рук отдыхавших тут людей. Всё это походит на волшебную сказку, которая делает нашу жизнь красочнее, эмоциональнее и, главное, добрее.

На сегодня это всё. Пишите или звоните о своих наблюдениях мне по телефону 96-74-62. Жду!

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 252 (4554) от 17 января 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Если женщина в положении, и она почувствовала, что заболела гриппом или ОРВИ, как ей быть?
Людмила Иванова
Знаешь ли ты своего участкового?
Ответ на этот вопрос – своего рода барометр, которым можно измерить уровень взаимодействия полиции и граждан. По тому, как население отзывается о своем участковом, люди судят и о работе ...
Читайте в этом номере: