07:38 МСК
Пятница
27 / 01 / 2023
6077

Повелитель молний

В Рязанском радиотехническом университете исследуют новые источники энергии
Автор фото: Дмитрий Осинин | Повелитель молний
Фото: Дмитрий Осинин.

Профессор Рязанского радиотехнического университета Александр Власов выиграл конкурс на получение государственного заказа от Министерства образования и науки России. В рамках федеральной целевой программы ему на исследования было выделено 3,9 миллиона рублей. Власов построил установку, где рождаются искусственные шаровые молнии.

Установка под названием «ИНГИР-мега-15» занесена в федеральный реестр. Похожа она на обычный металлический шкаф, придвинутый к стене. Дверца его со стеклом, за которым на ярком свету – увесистые катушки, изгибающиеся провода. Пространство рядом с ней отгорожено от остальной части лаборатории деревянным шкафом, на крышке которого и лежит пульт для запуска эксперимента.

Деревянная мебель – это укрытие. Дело в том, что установка производит не только молнии, но и «гром». Взрыв при начале эксперимента раздается столь оглушительный, что доктору технических наук Власову и другим сотрудникам приходится удаляться в это укрытие да еще и уши затыкать. В общем, все – как во время обычной грозы. Рождающиеся в установке шаровые молнии фиксируются, впрочем, автоматически работающими фотоаппаратом, видеокамерой, кроме того, данные о них мгновенно поступают на мониторы присоединенных к установке компьютеров.

Выскочив из укрытия, Власов успевает понаблюдать за светящимися внутри установки шариками диаметром от 3 до 5 сантиметров. Те висят в воздухе в течение 1,6 секунды. Для науки такой срок жизни искусственных шаровых молний – достижение. Для мировой – особо подчеркнем – науки! Еще через секунду Власов садится к мониторам, начинает компьютерную обработку данных, приступает к вычислениям, подведению итогов очередного эксперимента, размышлениям – к обычной работе современного физика.

Молнии – один из видов плазмы. Гигантская ее энергия проявляется, в частности, в термоядерных реакциях – от этого, например, светится Солнце. Возможности использовать содержащуюся в плазме энергию много десятилетий волнуют человечество. Исследования Власова касаются не только самих шаровых молний, но и связи их с управляемой термоядерной реакцией. В результате этой управляемости источники энергии могут появиться неисчерпаемые. Кстати сказать, искусственные молнии, им получаемые, носят в науке и другое имя – плазмоиды.

Федеральная целевая программа, на деньги которой Власов сейчас ведет исследования, называется «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технического комплекса России». В данном случае интерес государства к шаровым молниям понятен: нефти на планете становится все меньше, наука должна думать о ресурсах для будущего.

Но есть в государственном интересе к исследованиям Власова и другая сторона – научные традиции должны возрождаться. Раньше интерес к явлению был так велик, что в 1990 году был создан Международный комитет по шаровым молниям. Причем наука в СССР находилась, что называется, на самых передовых рубежах. Еще бы! Ведь толчок исследованиям дал в свое время знаменитый ученый Петр Леонидович Капица. Во всяком случае, всесоюзные семинары по шаровой молнии по числу участников были сопоставимы с международными симпозиумами. Увы, вскоре финансирование этого направления науки было сведено к нулю. В 1992 году отечественный центр по шаровым молниям был закрыт – и это через два года после создания международного комитета.

Исследовать явление продолжали в России только энтузиасты-одиночки, среди которых – Александр Власов. Шаровые молнии увлекли его еще в 1968 году, когда он учился в Рязанском радиоинституте. В городе этой проблемой тогда не занимался никто, и после окончания вуза Власову пришлось заниматься другой наукой – созданием лазеров в оборонном НИИ газоразрядных приборов. Пошла обычная жизнь рязанского ученого: публикации статей в специальных журналах, забота о защите кандидатской диссертации – с одной стороны, женитьба, рождение троих детей, заботы об их пропитании, о получении квартиры – с другой стороны. В общем, заветной проблемой молний он занимался урывками, в свободное от работы и быта время.

Первую специальную статью по этой проблеме он опубликовал лишь в 1990 году в престижном научном журнале. А потом занимался популяризацией явления, публиковал доходчивые тексты: «Шаровая молния – природный ядерный реактор» в девятом номере центрального журнала «Техника молодежи» за 1992 год, «Шаровая молния – индукционный разряд в вихревом кольце?» в седьмом номере «Науки и жизни» за 2009 год, например.

Любопытно другое. С 1995 года Александр Власов стал уникальным для Рязани человеком. Он на свои деньги ездил за границу – но не за товарами, как «челноки», и не на отдых, как многие другие, а на международные симпозиумы по шаровым молниям. Сначала написал письмо такому же энтузиасту-одиночке, живущему в Ярославле, тот дал координаты видного зарубежного ученого, который, в свою очередь, пригласил Александра Николаевича в Лондон. Потом были голландский Эйндховен, бельгийский Антверпен, другие дальние города.

Чтобы добывать деньги для поездок и исследований, да и семью кормить, устроился в частную фирму, занимавшуюся изготовлением и продажей лазеров гражданского назначения. Параллельно Власов принимал активное участие в деятельности вновь созданного Российского комитета по шаровым молниям, руководит которым, кстати, профессор МГУ Владимир Бычков. Рязанец ездил на семинары и конференции по всей России, числился в их протоколах ученым секретарем, делал, как и за границей, доклады, выступал. Немаловажное значение для получения Власовым денег по федеральной целевой программе имело, например, его блестящее выступление на конференции по физике плазмы в Звенигороде в 2012 году.

Смысл энтузиазма Власова – борьба за научные традиции. Ученый только тогда талантлив, когда он занимается новыми явлениями. Ему, соответственно, необходимо тесное взаимодействие с коллегами, дискуссии с деятелями науки, имеющими самые разные взгляды на явление, знание о том, над чем они работают и что ими достигнуто.

Борьба была тем актуальнее для Власова, что научные традиции помогали ему работать всю жизнь. Благодаря тесному взаимодействию с учеными из Рязанского НИИ газоразрядных приборов его студенческая дипломная работа сразу переросла в статью в солидном научном журнале – в соавторстве с В.М. Гримблатовым (ныне – профессором Принстонского университета в США). Защищая кандидатскую диссертацию, Власов уже имел готовую докторскую. Ведь вокруг него работала целая научная школа, сделавшая когда-то Рязань лазерным центром СССР. Власов привык заниматься наукой в коллективе, потому и коллег, исследующих шаровые молнии, так страстно искал. К тому же прежнее научное направление пересекалось с новым: созданные в НИИ Власовым лазеры использовались для диагностики плазмы.

В РГРТУ профессор Власов пришел из частной фирмы в 2004 году – когда ситуация в науке стала в стране стабилизироваться. В его обязанности входит чтение студентам курса общей физики. Заветным же своим научным направлением он по-прежнему занимается в свободное от основной работы время, правда, теперь уже при поддержке государства.

Природная шаровая молния живет не более 10 секунд. Она опасна – взрывается то в казанском троллейбусе, залетев туда в 2008 году на остановке, то в квартирах, то на кораблях, то просто на свежем воздухе. Выделяет колоссальную энергию при небольших своих объемах. По мнению Власова, это «как раз та плазменная конфигурция, которая способна привести к термоядерному синтезу и помочь человечеству решить энергетическую проблему».

В журнале «Наука и жизнь» Власов добавлял: «Природа обычной, линейной, молнии давно установлена – это газовый разряд в виде грандиозной искры, «проскакивающей» между сильно заряженными грозовыми облаками или облаком и землей. Поскольку появление шаровой молнии связано с линейной, естественно предположить, что природа их сходна».

Гипотеза пока оправдывается. В установке под названием «ИНГИР-мега-15» Власов создает во время экспериментов магнитное поле с такой же амплитудой, как в линейной молнии. В результате появляются в установке светящиеся шарики-плазмоиды. Они, повторяю, живут 1,6 секунды. По современным научным меркам, это уже немало. В ближайшее время Власов намерен продлить их жизнь до 3 секунд. Тем самым, по его мнению, будет сделан очередной шаг к новым источникам энергии.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 268 (4570) от 08 февраля 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Инспекция усилила контроль
Количество выявленных в жилищной сфере нарушений выросло на 20 процентов
Светлана Максимова
Награда для врача – выздоровление больного
считает ассистент кафедры общей хирургии Рязанского государственного медицинского университета имени И.П. Павлова, кандидат медицинских наук Сергей Муравьев
Людмила Иванова
Читайте в этом номере: