17:17 МСК
Среда
25 / 11 / 2020
1394

По заснеженной Пре

Пройтись на байдарках по славной реке Пре, от ее устья до впадения в Оку, – моя давняя мечта. Путешествие мы с другом запланировали на май-месяц, когда чайного цвета воды войдут в русло реки, а в соседствующих лесах обозначится жизнь вернувшихся из вояжей перелетных птиц. Это километры красоты и величия природы, удивления, восторга и, конечно же, неизгладимых впечатлений. А сейчас, пребывая в томительном ожидании предстоящего путешествия, мы решили пройтись на лыжах по ее заснеженному руслу от поселка Горки до Деулина, чтобы узнать: что интересного можно увидеть на реке зимой?

Любое путешествие, даже не очень дальнее, для меня всегда является притягательной тайной. Вот и на этот раз, встав на лыжи и взвалив на плечи увесистый рюкзак, я устремляюсь вслед за другом – бывалым странником по Мещере Юрием Аркадьевичем Головиным – с надеждой увидеть что-нибудь необычное.

Календарная зима уже на исходе, но снег на льду неглубокий – около 30 сантиметров. От длительной стужи он уплотнился, и мы радуемся тому, что по белому руслу шагается легко и быстро.

За очередным изгибом реки обнаруживаем место пиршества выдры: четкая строчка следов зверя у небольшой промоины и плавники рыбы. Там же, возле сучьев торчащей из-под льда коряжины, оставила отпечатки когтистых лап, крыльев и хвоста редкая для наших мест сова – длиннохвостая неясыть, которую еще называют уральской. Сова эта очень похожа на серую неясыть, но гораздо крупнее, с длинным хвостом и более светлой окраской сверху. Восседая на крайнем дубе, длиннохвостая охотница увидала мышку, выскочившую из-под снежного наноса, и сразу спикировала вниз. Оборвавшаяся строчка следов в месте присеста совы говорит о том, что тут жертва попрощалась с жизнью. Подойдя к наблюдательному пункту неясыти, мы узнаем, что охотится на реке она не один день: под дубом на снегу чернеют погадки, или, как говорят охотники, отрыжки.

Здешний лес производит впечатление, и мы сочли нужным заглянуть в соседствующую с рекой дубраву. Она привлекает кряжистыми толстыми деревами, обступающими левобережье реки. Дубы здесь древние. Их стволы испещрены лишайниками и тронуты сединою мхов. У некоторых старожилов обнажилась подгнившая сердцевина. Одни еще держатся, другие свалены ветрами и доживают свой век, лежа на земле. В иных чернеют дупла, вполне подходящие для длиннохвостой неясыти. О существовании таких убежищ кочующая по лесу сова наверняка знает и весной в одной из них она, возможно, устроит гнездо. А значит, есть повод заглянуть сюда во время нашего весеннего путешествия, чтобы выяснить, кто из птиц тут будет обитать.

Спрямляя путь по еле угадываемой заснеженной тропинке, протоптанной вдоль реки рыбаками, сворачиваем на открывшуюся нашему взору излучину. Это старое русло Пры. Отделенная от реки небольшим перешейком, старица походит на озеро. Тут наше внимание привлекает цепочка следов лисы. Зверь этот не редок в здешних лесах, но его следы всегда вызывают у нас интерес: откуда пришла и что тут делала? Благодаря оставленным на снегу «автографам» мы кое-что узнали. Вынырнув из заиндевелого тальника, Лизавета неспешно перешла покоящуюся под снегом старицу и, прежде чем юркнуть в прибрежный ивняк, решила прогуляться возле зарослей камыша, опушенного сверкающим инеем. Прошлась туда-сюда раза три. Возможно, интересовалась мышками. Но мне почему-то подумалось, что лиса решила тут покрасоваться. Я даже представил, как в этом чудодейственном сиянии утра ее пышная рыжая шубка смотрелась на фоне холодного блеска инея. Чудо! Стоило охотнице выйти из синего сумрака на открытое место, под скользящие лучи солнца, как ее одеяние вспыхнуло словно огонь, да так ярко, что свечение это затмило сияние всех алмазов и хрустальных светильников, мерцающих в этом таинственном уголке леса. Представишь такое, и сразу погружаешься в волшебную сказку…

От прогулки по целинному снегу нам стало жарко. Головин останавливается, в морозном воздухе видно, как от его разгоряченного дыхания клубится сизоватый парок. Мы меняемся местами: мять лыжню теперь предстоит мне. Прежде чем двинуться дальше, Юрий Аркадьевич развертывает карту. С удивлением узнаем, что за пару часов нашего путешествия мы не очень-то и продвинулись. Но это и понятно: река сильно петляет и изгибается так, что походит на змею. Поэтому пройденный нами путь надо увеличивать как минимум втрое.

Следующие километры ничем особенным нас не заинтересовали, лесные пейзажи на излучинах реки похожи один на другой, как братья-близнецы. Всюду заиндевелые сосны, тонкий жердняк берез, кусты ивняка и никем не тронутая тишина. Такое однообразие утомляет. Мы стали уже подумывать о привале, но, преодолев следующий изгиб реки, от увиденного оторопели – перед нами потрясающая по красоте панорама. По одну сторону реки – статные кафедральные сосны, по другую – мелколесье из заснеженного щетинистого ивняка, тоненьких осин, берез и ольхи, перемежавшихся редкими одиночными елями. Все деревья облачены в серебряные накидки инея. Венчает панораму протянувшаяся по ее краю синяя лента из зрелого соснового леса. Впечатление – будто очутились в глухой сибирской тайге. Мысленно представляю, какой восторг панорама вызовет у путешественников в пору зеленой весны, когда вырвавшиеся из ледяного плена темные воды реки придадут этому месту ту самую волнующую прелесть, которая и влечет в эти края людей, ищущих поэзию в жизни.

После недолгого отдыха с чаепитием я предлагаю другу спрямить путь по мелколесью. Но Юрий Аркадьевич, поглядев в бинокль, счел это безумством – всюду щетинистый ивняк, пробраться на лыжах будет сложно. «А если вдоль берега?» – показываю я на широкую брешь в кустах у реки. Друг повинуется и нацеливает бинокль туда. «Там лось!» – переходит он вдруг на шепот и протягивает бинокль мне. Так и есть. Зверь, похоже, нас не замечает. Потоптавшись на месте, он устраивается на отдых. У меня появляется желание подкрасться к нему с фотоаппаратом. Место для этого вполне подходящее. По руслу реки, опушенному густым ивняком, можно приблизиться к цели незаметно, при соблюдении осторожности, разумеется. Приладив к фотоаппарату дальнобойный объектив, я сразу же приступаю к делу. Иду пригнувшись. На полпути оборачиваюсь, чтобы посмотреть на друга. Он следит за всем происходящим издали. Поднятая над головой рука означает, что все в порядке, лось на месте. Теперь надо подходить с особой осторожностью, стараясь избегать шороха лыж. Но склон берега тут низенький. Чтобы не быть обнаруженным преждевременно, снимаю лыжи и подбираюсь к цели по-пластунски, оставляя позади синюю борозду. От напряжения колотится сердце, спина взмокла, в валенки и рукава куртки набился снег. Требуется передышка, чтобы успокоиться. Смотрю на друга – он поднимает руку. Это меня подбадривает. Выбираюсь на берег, раздвигаю кусты и осматриваюсь. До лося метров сто. Лежит. Но что такое? Он что-то заподозрил: повернул голову в мою сторону и навострил уши. Спешно жму на кнопку спуска затвора. И вдруг – фонтан снега, треск ломающихся сучьев и топот удирающей «добычи». Все же сложно перехитрить этого зверя. Ведь он у себя дома, а я тут всего лишь гость.

День заметно прибавился, но доверяться ему пока не стоит. Это в городе для середины февраля четыре часа дня – время еще далекое от ночи, в лесу же это уже четкая граница между светом и сумерками. И хотя мы не прошли и половины пути из намеченного маршрута, пора устраиваться на ночлег. Надо успеть засветло подыскать место для стоянки, запастись дровами, приготовить на костре ужин, а главное, хорошенько выспаться, чтобы завтра завершить наше дерзкое путешествие по заснеженной Пре.

Продолжение – в следующих «Встречах с природой»

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 272 (4574) от 14 февраля 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Пермь. ХК «Рязань» не удалось прервать свою серию поражений в чемпионате Высшей хоккейной лиги.
Наша дружина проиграла местной команде «Молот-Прикамье» – 1:7. Сегодня ХК «Рязань» проведет заключительный выездной матч сезона – в Нефтекамске она сыграет с действующим обладателем ...
Мелодия любви
В МКЦ состоялся творческий юбилейный вечер композитора Виктора Юханова
Валентина Севостьянова
Читайте в этом номере: