06:22 МСК
Пятница
10 / 07 / 2020
1496

Лучшие из лучших

Я был вскормлен законами, и это дало мне представление о темной стороне человечества. Тогда я стал читать поэзию, чтобы сгладить это впечатление и ознакомиться с его светлой стороной.

Томас Джефферсон

Уже третий год, как из печати выходит всероссийская трехтомная (на сегодня) антология «Лучшие стихи» за 2010, 2011 и 2012 годы. Название проекта издательства ОГИ звучит провокационно: не сразу угадаешь, рекламный это трюк или искренняя убежденность команды создателей в качестве дела рук своих.

О замысле проекта периодической антологии «Лучшие стихи» подробно рассказал составитель первой книги поэт Максим Амелин (он же ответственный редактор двух следующих выпусков): «Ежегодно в пяти десятках бумажных и сетевых литературных журналов… выходит около полутора тысяч поэтических подборок… Географически журналы охватывают не только все пространство современной России, но и выходят далеко за ее пределы. …Прочесть все журналы и оценить по достоинству каждого их автора – задача, непосильная для современного читателя… Поэтому возникла идея создания некоего навигатора в этом разливном поэтическом море, выразившаяся в составлении годовой антологии». Он обрисовал и технологию формирования навигатора: составитель прочитывает опубликованные за год поэтические подборки и выбирает из них от одного до трех стихотворений каждого автора, «способных восприниматься в качестве полноценных самодостаточных артефактов». Каждый год антологию собирает новый составитель, это принципиально. Помимо Максима Амелина, составителями уже побывали поэт Олег Дозморов и литературовед Артем Скворцов. Как подчеркивают они все, первым и главным принципом отбора служил собственный вкус автора, определявший из «просто» хороших стихов лучшие, о чем и напоминает название антологии. Поэтому в контексте данной антологии имеют значение не личность автора стихов и его «статусность» (биографических данных нет в книгах), но престиж и авторитет журналов, из которых взяты стихи.

В антологии отражены практически все издания, входящие в библиотеку портала «Журнальный Зал», объединяющего солидные литературные издания с долгой историей: «Новый мир», «Октябрь», «Нева», «Урал», «Дружба народов», с новыми, но интересными: «Футурум АРТ», «Зинзивер». А также специализированные поэтические журналы «Арион» и «Воздух». В списке «источников» и «бумажные», и «сетевые» издания: «Новая Юность», «TextOnly», «Homo Legens», «Интерпоэзия», «Новый Берег» (Копенгаген), «Студия» (Берлин). В том числе региональные журналы и альманахи высокого качества: «Урал-Транзит» (Челябинск – Кыштым), «Бельские просторы» (Уфа), «Байкал» (Улан-Удэ), «Ковчег» (Ростов-на-Дону), «Волга» (Саратов), «Рубеж» (Владивосток), «Сибирские огни» (Новосибирск), «День и Ночь» (Красноярск), «Мера» (Ярославль), «Ликбез» (Барнаул) и др., включая издания бывших республик СССР и дальнего зарубежья.

Кто-нибудь, возможно, заподозрит, что в этой пестроткани слишком мало «почвенной» поэзии и изданий, представляющих это направление. Спешу развеять опасения: в общую панораму неплохо вписываются стихи из «Нашего современника» – произведения «почвенников» по духу Александра Егорова:

Которую острой косой

мужики подсекают,

Поднявшись с завидной

охоткой еще до рассвета,

Успев по росе завершить основную работу,

Проделав по лугу с десяток заглавных прокосов…

Виктора Верстакова:

В окрестных деревнях и селах

немало мужиков веселых

и невеселых мужиков,

философов и простаков –

то молчаливых,

то речистых...

Но не осталось баянистов,

за исключеньем одного.

Жаль, нет баяна у него.

Да и другие издания довольно часто публикуют стихи, «где русский дух, где Русью пахнет». Таковы «Часовые над Шексной» Максима Калинина, «Текстильная геополитика» Екатерины Канайкиной, практически все творчество Геннадия Русакова:

Бес попутал, память подвела –

не упомнить старые дела,

переврал судьбу в двенадцать строчек.

Было: жизнь, война, жена, страна.

Чьи-то годы, чьи-то имена…

Да вот песня

«Синенький платочек».

Стихотворение Алексея
Ряскина из «Нашего современника», при всей своей «пасторальности», философское:

Луг – словно маленькая

вселенная,

Сжимается, расширяется

и снова сжимается.

Луг – это что-то

меняющееся и в то же время неизменное.

Он гнется под тяжестью неба, но не ломается.

Обещанные в предисловии к каждому тому «разнообразие индивидуальных авторских стилей» и «широкое представление о текущем состоянии поэтического искусства» выполняются скрупулезно.

В «Лучших стихах – 2010» – 130 авторов, в «Лучших стихах – 2011» – 138, а в томе за 2012 год – 137. В антологии блещет ряд имен постоянных авторов «толстых» журналов, что на слуху у читателей поэзии – от Алексея Алехина и Максима Амелина до Бориса Херсонского и Ганны Шевченко, от Дмитрия Веденяпина, Ивана Волкова, Марии Галиной и Ирины Ермаковой до Марии Степановой, Александра Тимофеевского, Елены Ушаковой, Елены Фанайловой, Ильи Фаликова. О демократичности подхода составителей говорят имена поэтов, вызывающих споры: Вера Павлова, получавшая в свое время много шишек за «телесность текстов»; Александр Городницкий, удостоенный от одних литературоведов ярлыка «бард», а от других – кандидатских и докторских диссертаций по творчеству; Игорь Иртеньев, «иронист» и отчасти публицист в стихах. Но, помимо известных литературных персон, антология «Лучшие стихи» обращается и к произведениям не самых «раскрученных» поэтов, и это отвергает представления об «элитарности» данного издания. В числе тех, кто заслуживает, на мой взгляд, большей популярности, – Денис Датешидзе, Лариса Доброзорова, Александра Мочалова, Михаил Окунь, Марина Чиркова, Айгерим Тажи, Сергей Тимофеев, Наталья Резник, Татьяна Ретивова и многие другие, особенно проживающие далеко от столиц.

Диапазон поэтических стилистик абсолютно разный: от строгого следования классическим канонам стихосложения до полного авангардизма и словесной эквилибристики. Однако крайностей (махровой «деревенскости» либо «визуальной поэзии») составители избегали. Как и радикальных «гражданских» стихотворений: антология политически нейтральна. Ее составляют качественные тексты либо с очевидным, либо достаточно прозрачным содержанием, «преобладающим» над формой даже в тех случаях, когда стихи не являются прямым высказыванием. То есть критерий отбора «лучших» стихов остается неизменным с Золотого века русской поэзии: «Глаголом жечь сердца людей!»

Издание антологии «Лучшие стихи» будет продолжаться, и это радует – поэтических книг не бывает слишком много.

Но поэтов или считающих себя поэтами в России в тысячи раз больше, чем фамилий, вошедших в антологию. И, наверное, не один автор обиженно думает сейчас, почему же его выстраданные, «кровью чувств» написанные строки не взяли сначала в «толстый» журнал, а затем и в антологию. Да, редакции «толстяков» для неопытного глаза выглядят придирчивыми, а причины отказа авторы порой не понимают или не принимают… Однако «рецепт» успешной публикации прост: надо предлагать в толстый журнал не «условно годные» или даже «вполне хорошие», а лучшие стихи. Какие они, действенно доказывает антология «Лучшие стихи».

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 75 (4623) от 25 апреля 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Ищу маму
Наша газета совместно с министерством образования Рязанской области продолжает акцию по устройству в семью детей, оставшихся без родителей. Напоминаем, что сведения о детях предоставлены ...
Книжные новинки
Читайте в этом номере: