14:54 МСК
Вторник
06 / 12 / 2022
1704

Веселое имя – Пушкин

У каждого времени свое представление о поэте
Автор фото: Сергей Ларин | Веселое имя – Пушкин
Фото: Сергей Ларин.

У меня в руках – книга об Александре Пушкине, изданная, страшно сказать, в 1936 году. Автор ее – хорошо известный в те времена литературовед Валерий Кирпотин. Понятно, почему он, никогда особенно серьезно творчеством Пушкина не занимавшийся, вдруг написал эту небольшую книжку. Впереди был, как тогда говорили и писали, 100-летний юбилей Пушкина. К нему готовились, нимало не смущаясь при этом, что отмечают столетие не со дня рождения, а со дня смерти поэта. Просто пришло время объяснить народу, кто такой Пушкин, как надо относиться к его творчеству, как толковать его произведения. Пришло время регламентировать Пушкина.

Всенародный интерес

Сегодня эту книгу можно читать только из познавательного интереса, ища ответ на вопрос: как относилась официальная власть к великому поэту почти 80 лет назад? Ведь мы привыкли уже, что Пушкин – это наше все. У нас на памяти празднование 200-летия со дня рождения Александра Сергеевича, когда имя поэта присваивали всему без особого разбора – от водки до ресторана. А в 1937 году как было?

Книга Киртопина помогает понять, что все было несколько иначе. Пушкина вернули на корабль истории в роли революционера и непримиримого борца с самодержавием. Сложная, наполненная событиями и духовными исканиями жизнь поэта, уложенная в прокрустово ложе 140 страниц типографского текста, предстает как прямолинейное восхождение от классицизма через романтизм к реализму. От бурной общественной жизни в лицее к дружбе и едва ли не сотрудничеству с будущими декабристами, а затем к вынужденному одиночеству и противостоянию со светским обществом в самодержавном Петербурге. Кстати, подобраны цитаты из Белинского и Герцена, Ленина и Сталина. Убедительно примитивна история дуэли и смерти Пушкина, затравленного светским окружением и завсегдатаями Зимнего дворца. Все вроде бы правильно, почти так же, как нам в свое время в школе объясняли... Но все не так.

Чтобы понять, что не так, достаточно процитировать последний абзац популярного очерка о поэте: «Сочинения Пушкина стали самой любимой, самой желанной книгой для читателя, интересующегося художественной литературой. Имя Пушкина не сходит со столбцов газет, доклады о творчестве Пушкина, чтение его произведений идут непрерывно в лекториях, клубах, заводах, колхозах, вузах и школах. Во всенародном интересе к Пушкину, проявляемом к столетнему его юбилею (?!), обнаруживается колоссальный культурный рост страны и то, что подлинными наследниками гениального поэта являются рабочие, крестьяне и интеллигенция нашей социалистической родины».

Так, по-хозяйски распорядившись творческим наследием гения, у нас заодно как бы украли нашего Пушкина – бездонного, как океан, и такого же разноликого, переменчивого, живого. Государство навязывало народу свой образ поэта, удобный в употреблении. Интересно заметить, что на страницах той же книги проанонсировано еще одно произведение указанного автора «Наследие Пушкина и коммунизм». Чего уж останавливаться на реализме, вперед, к очерченным партией высотам.

И потом официальный образ Пушкина менялся вместе со страной. Вспомним, как мы заново открывали для себя Александра Сергеевича в годы оттепели, когда романтический Пушкин стал олицетворением свободы в несвободном мире. Таким нарисовала его Надя Рушева. О таком Пушкине рассказывал посетителям Михайловского Семен Гейченко.

Наступили другие времена, когда Пушкин будто бы стал обретать плоть и кровь. Нарасхват шли опубликованные приличными тиражами дневники, письма, публицистические заметки поэта. Его размышления о государстве, власти, будущности России, ее взаимоотношениях с окружающим миром вдруг стали читаться как необыкновенно современные, полемичные и противоречивые. Гений имеет право быть противоречивым. Это мы уже понимали.

Новые буржуазные времена сделали достоянием общественности «донжуанский список Пушкина» и новые интерпретации взаимоотношений поэта с царем и религией, с толпой и народом, с деньгами и издателями. Каждому времени нужен свой Пушкин. И сегодня возбужденные политики, находящиеся в ладу с созвучной времени толерантностью, цитируют всего три строки поэта из далеко не простого его стихотворения, обращенного к клеветникам России: «Оставьте: это спор славян между собою // Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою, // Вопрос, которого не разрешите вы».

Александр Сергеевич, предвидя будто бы такое потребительское к себе отношение, предупреждал: «Вы видите во мне лишь то, что хотите видеть, а не то, что есть на самом деле». Провидец, однако.

Пушкин у каждого свой

Накануне Пушкинского дня России, считающегося еще и Днем русского языка, один из авторов этого материала обратился к своим друзьям на факультете филологии РГУ имени С.А. Есенина с одним вопросом: «Что вы знаете о Пушкине?»

Не все оказались готовыми ответить, участвуя в блице. Но смельчаки все же нашлись. Приведем некоторые из полученных ответов.

«Один из самых талантливых поэтов нашей страны. Я знаю, что он погиб в возрасте 37 лет».

«Пушкин – это наше все. Он внес неоценимый вклад в нашу литературу и культуру».

«Он африканского происхождения. Написал великие произведения, открыл новую веху в истории литературы».

«Пушкин – великий русский писатель и поэт. Мы гордимся тем, что он наш соотечественник, гордимся тем, что он родился и жил в России, и написал произведения, которые стали нашей классикой».

«Все дети знают Пушкина с пеленок. Мы его любим, помним и читаем».

«Пушкин – это отец русской литературы. Каждый из нас его знает. Для каждого из нас образ русской литературы – это произведения Пушкина».

«Пушкин – поэт и писатель, известный не только у нас в России, но и во всем мире».

«Пушкин – великий русский поэт. Он основатель нашего литературного языка. Он является огромной глыбой в нашей литературе. Он представитель русской литературы на мировой площадке культуры. Он написал много поэм и лирических стихотворений. Если провести опрос на улице, любой скажет, что знает Пушкина».

«Как говорит наш преподаватель, Пушкин – это воздух, которым мы дышим. Мы знакомимся с ним в детстве, но часто его опошляют, рассматривая самые банальные его произведения. Он на самом деле намного интереснее, если углубиться в его изучение».

Мы специально не называем имен тех, кто это сказал. Блиц-опрос предполагает быстрое и точное изложение мыслей. Участники опроса честно говорили то, что первым пришло в голову в связи с именем Пушкина. Банально? Пусть так. Хорошо уже то, что им есть что сказать. Пушкин стал уже именем нарицательным, сопряженным с русской литературой. Трудно не согласиться с другим поэтом, Александром Блоком: веселое это имя – Пушкин.

У каждого из нас свой Пушкин. Иногда это трудно выразить словами. Да, может, и не надо вовсе это делать по любому поводу. Жаль только, что лишь немногие из нас стараются сложить, как из кусочков мозаики, представление о Пушкине – человеке со своим характером, темпераментом, смехом, привычками, грустью, размышлениями, муками творчества. Не хватает времени и сил, чтобы взглянуть на мир зоркими глазами Пушкина. Мы, может быть, многое бы иначе увидели и поняли. Можно ведь смотреть на мир глазами Достоевского, Максима Горького. А можно – глазами Пушкина.

 

Никита Ксенофонтов

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 102 (4650) от 06 июня 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Лечат заботой
Родственное дело
В сельском поселении образовали совет, опыт которого стоит перенять
Татьяна Банникова
Читайте в этом номере: