12:40 МСК
Пятница
10 / 07 / 2020
2420

Деревянная сказка Мещеры

появилась благодаря стараниям Владимира Грошева и продолжает жить в творчестве юных зодчих
Автор фото: Димитрий Соколов | Деревянная сказка Мещеры
Фото: Димитрий Соколов.

Каждый день, кроме субботы и воскресенья, в клепиковскую студию художественной обработки дерева группами по 12-15 человек приходят дети в возрасте от девяти до 16 лет. Искусству резчика их учит Геннадий Нагейкин. Его ученики делают сувениры, художественные панно и другие замечательно красивые вещи. Учеба не стоит им ни копейки. Она ведется на средства генерального директора Мещерского музея деревянного зодчества Маргариты Прокопьевны Грошевой, куда поступают лучшие работы юных мастеров.

10177_800 

Маргарита Прокопьевна Грошева и Геннадий Николаевич Нагейкин. 
Фото Владимира Проказникова

Геннадий Николаевич Нагейкин с детства любит побродить по лесу, найти необычной формы древесный нарост, сучок или корневище, чтобы превратить их в замысловатую поделку. А в 1997 году случилось знаковое для него событие – он познакомился с Владимиром Павловичем Грошевым и был приглашен в первый лагерь-семинар юных мас­теров по художественной обработке дерева.

– Забот у Владимира Павловича было не перечесть, – вспоминает Геннадий Нагейкин. – Профессор, председатель Наблюдательного совета ОАО «Инкомбанк», председатель совета директоров ряда ведущих предприятий и фирм Российской Федерации – и это еще не все. Но самым главным и важным для себя он считал возрождение в мещерском крае народных промыслов и приобщение к этому творчеству детей.

На свои средства В.П. Грошев создал целый музейный комплекс в деревне Лункино, включающий музей с ежегодно пополняемой экспозицией, межрегиональную школу мастеров, поляну садово-парковой скульптуры, гостевой дом, церковь. По словам Геннадия Нагейкина, большую поддержку проекту оказал тогдашний Губернатор Рязанской области В.Н.Любимов. После смерти Владимира Павловича в 2009 году заботу о содержании всего комплекса взяла на себя его вдова Маргарита Прокопьевна.

С Геннадием Нагейкиным мы встретились в музее. Огромная поляна огорожена частоколом с резными деревянными башенками. Тут и там стоят искусно вырезанные садово-парковые скульптуры, их более ста. Это результат межрегиональных фестивалей, на которые съезжались именитые мастера, чтобы поучаствовать в конкурсе на лучшую композицию. Скульпторы уехали, а их работы остались на радость многочисленным туристам. Лучшего экскурсовода, чем Геннадий Николаевич, трудно найти. Мы вместе прошли по всем зданиям и залам музея, где выставлено около трех с половиной тысяч экспонатов. Это кажется невероятным, но мастер помнит историю создания почти каждого из них, особенности технологии изготовления, материал, метко оценивает художественные достоинства. Здесь есть немало и его авторских работ: «Золотая рыбка», «Шипы и розы», «На охоте», «Чаепитие», «Цветок Мещеры» и многие другие. Но гораздо больше выставлено изделий учеников талантливого преподавателя. Геннадий Николаевич с гордостью показывает курсовые работы Александра Ноздрина «Русская красавица», «Задумалась», «Слезы отчаяния». Он после нескольких лет упорного труда закончил с красным дипломом Московский художественный институт им. В.Сурикова и начал работать с камнем. Создал свою мастерскую и из огромных глыб мрамора и гранита ваяет прекрасные вещи. А вот интереснейшие небольшие скульптуры, исполненные в несколько футуристическом стиле Юрием Фединым, «талантливым мальчишкой», по выражению его учителя, – «Первое чувство», «Спасите будущее». Виктор Кравченко еще один ученик мастера, с его помощью увидел в наростах капа нечто свое. Из глубины дерева с нетронутой корой будто бы проступает чистое лицо с печатью мучительного раздумья. Здесь есть работы и сына Нагейкина – Максима, который под руководством отца начал заниматься резьбой по дереву с восьми лет, – «Повелитель огня», «Прабабушкин хоровод» и другие. Максим вырос, стал полноценным самостоятельным мастером и сейчас работает в Рязани.

Всего за 17 лет реализации проекта к творчеству приобщено более трех тысяч детей. Не менее 38 из них стали профессионалами, закончили художественные училища и институты и теперь занимаются скульптурой, художественной обработкой дерева, дизайном.

Проходишь по залам музея и дивишься таланту авторов работ. Бесчисленные панно, плакетки, скульптурные группы, изображения цветов, птиц, зверей, выполненные на высоком художественном уровне. В зале «Корнепластика» природа сама выступает в качестве мастера, а он, как кажется, только подправляет ее работу. Невольно восхищаешься образами доброго стилизованного детского мира образов и форм: Руслан и Людмила соседствуют с Бабой-ягой и Кикиморой, Буратино и Лешим. Геннадий Нагейкин считает, что музейное дело и образовательный процесс взаимопроникают, дополняют друг друга.

…Когда мы вышли из музея под яркое солнце на жизнерадостную поляну, она была уже наполнена звонкими детскими голосами: сюда приехали больше сотни школьников из Тумы. Экскурсии проводятся здесь каждый день. Экспозиция музея интересна и взрослым. По словам Геннадия Нагейкина, музейный комплекс ежегодно посещают около 10 тысяч туристов. Мещерский музей деревянного зодчества зарабатывает на свое развитие сам, наглядно доказывая, что благое дело просвещения, культуры и искусства при умелой организации может быть самоокупаемым. Ну а в его необходимости нет сомнений.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 110 (4658) от 20 июня 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Свет любви в мире тишины
В Рязанской областной библиотеке имени Горького открылась персональная фотовыставка Ларисы Сальной
Профессия – благотворитель
Предприниматели Бахрушины считали необходимым делиться своими доходами
Ирина Сизова
Читайте в этом номере: