22:08 МСК
Пятница
07 / 08 / 2020
2093

Хризантемы для Казарновской

Недавно в Рязанском театре драмы выступала известная оперная певица
Автор фото: Вероника Шелякина | Хризантемы для Казарновской
Фото автора.

Любовь Казарновская уже не первый раз давала концерт в нашем городе, пару лет назад она проводила мастер-классы для рязанских исполнителей. Певица окончила Московскую консерваторию, аспирантуру, ей довелось учиться у Надежды Матвеевны Малышевой-Виноградовой, которая была концертмейстером Ф.Шаляпина и ученицей К.Станиславского. Казарновская исполняла ведущие роли на сцене лондонского Ковент-Гарден, нью-йоркской Метрополитен-опера, миланской Ла Скала, участвовала в различных телевизионных проектах.

В рамках большого гастрольного тура по городам Центральной России Любовь Казарновская представила рязанцам программу «Дороги любви». Певице аккомпанировал дуэт «Гармония» в составе лауреатов международных конкурсов Анны Снежиной (скрипка) и Анны Кривцовой (рояль). Казарновская исполнила арии из опер и оперетт, русские романсы, композиции из мюзиклов. Перед началом концерта к певице подошла актриса драматического театра и подарила ей черно-белую фотографию ее мамы – Лидии Александровны. Оказалось, что старый снимок много лет хранился у рязанки, которая слушала когда-то лекции Лидии Александровны по русскому языку и литературе.

Л.К. – Представляете, мы даже расплакались за кулисами, вспоминая маму. Она помогла мне найти свой путь, и я так была благодарна ей за это. Фотография стала для меня самым большим подарком. Мама во многом определила мою судьбу, она ведь мечтала стать актрисой и даже поступила на первый курс школы-студии МХАТ. Но потом началась война, пришлось уехать в эвакуацию в Свердловск. Там мама училась в Государственном педагогическом институте на вечернем отделении, а днем работала воспитателем в детском доме. Впоследствии защитила и кандидатскую, и докторскую диссертации, была блестящим филологом, читала лекции в университетах. Я тоже собиралась идти по ее пути. По окончании школы готовилась подавать документы в Московский государственный университет на факультет журналистики. Но однажды мы с мамой проходили мимо музыкального училища имени Гнесиных, где как раз шло прослушивание. А я очень любила петь! Я даже не заметила, как оказалась в зале – мама буквально впихнула меня на сцену. Я спела русскую народную песню «Догорай, гори, моя лучина» и поступила в училище. Позже я спросила маму, почему она так сделала. Она ответила: «Если бы ты только видела, как блестели твои глаза от счастья, когда ты пела!»

Р.В.Любовь Юрьевна, вы входили в состав жюри телевизионного проекта «Точь-в-точь» на Первом канале, участники которого изображали известных музыкантов, стараясь создать образ, максимально приближенный к действительному. Сложно ли было выбирать лучших из лучших?

Л.К. – Честно сказать, это очень трудно. Мне проще самой дать сольный концерт, чем сидеть в жюри и переживать вместе с выступающими каждый их жест, каждый взгляд, каждую взятую ноту… Зачастую боишься обидеть критическими замечаниями участников проекта. Они ведь уже состоявшиеся артисты. Поэтому приходилось подбирать правильные слова, давать конкретные рекомендации.

Р.В. Проект «Точь-в-точь» – больше развлекательный, или у него все-таки есть какая-то культурная миссия, на ваш взгляд?

Л.К. – Вообще изначально проект задумывался как развлекательный. Но он далеко вышел за эти рамки. Мы создали некое пространство культуры, рассказывая зрителям о выдающихся исполнителях. Например, в одной из передач Ренат Ибрагимов показал на сцене Федора Шаляпина. Мы напоминали публике, что Федор Иванович – не просто талантливый певец, это человек, который перевернул сознание оперного артиста, внес в музыку драматизм. Таким образом, проект «Точь-в-точь» приобрел просветительско-развлекательную функцию, чему мы несказанно рады.

Р.В. Приятно было видеть вас в этом проекте. Но вы ведь в первую очередь – оперная певица. Какие проблемы есть сегодня в оперном искусстве?

Л.К. – Вообще их много, я назову лишь несколько. Сегодня некоторые режиссеры пытаются осовременить классику, и такое их стремление часто доходит до абсурда. В погоне за новым языком, стилем они хотят скандала, хотят заявить о себе, привлечь молодежную аудиторию, но при этом искажают смыл классических произведений. Приведу конкретный пример. В постановке «Аида» главная героиня в афганской спецовке и с автоматом в руках лезет через забор. Разве это оперный театр? А недавно я ходила на «Руслана и Людмилу». Потом об этом сильно пожалела. В постановке было много неприличных и даже пошлых сцен. Люди просто уходили из зала, просили вернуть деньги за билеты. Грандиозный текст Александра Сергеевича Пушкина превратили в дешевую развлекуху, пытаясь выдать за высокое искусство. Постепенно уничтожается прекрасная идея оперы, то, ради чего существует оперный театр – воплощение в певце-артисте музыкальной драматургии. Я не против современных постановок. Думаю, театр должен развиваться и идти в ногу со временем. Просто все должно быть сделано грамотно и разумно.

Р.В.Вы много выступаете за рубежом. Есть ли разница в том, как раньше там относились к русским артистам, скажем, в советские годы, и как их воспринимают сегодня?

Л.К. – В советские годы на гастроли ездило мало наших артистов, но зато это были гении – Елена Образцова, Ирина Архипова, Евгений Нестеренко… А сегодня хлынули за границу абсолютно все. Иностранные продюсеры выжимают из русских артистов все соки, а потом отправляют обратно на родину, где им приходится вновь завоевывать публику. Сегодня отношение, к сожалению, стало потребительским. Наши артисты востребованы за рубежом, но воспринимают их как доступную «рабочую силу». Нет того пиетета и уважения, какое было раньше, когда, например, австрийский дирижер Герберт фон Караян говорил: «Я буду записывать музыкальные сочинения на пластинку в том случае, если в оркестре будут солировать Святослав Рихтер, Мстислав Ростропович и Давид Ойстрах».

Р.В.Вы вели на телеканале «Культура» программу «Романтика романса», которая пользовалась большой популярностью. И на концерте в Рязани подарили зрителям замечательные романсы. Они, наверно, занимают особое место в вашем репертуаре?

Л.К. – Романсы пели наши прабабушки, бабушки, мамы, папы и еще долго будут петь наши дети. Без романса невозможно представить нашу культуру. Я часто вспоминаю одну историю, которая произошла с Федором Шаляпиным. Однажды он приехал в Америку записывать виниловую пластинку. Продюсер ему говорит, мол, вы должны обязательно включить туда русский романс, связанный с дорогой, я никак не могу выговорить его по-русски. Шаляпин перебрал множество названий, пока в конечном итоге не сказал: «Неужели вы хотите услышать «Ямщик, не гони лошадей»? На что продюсер захлопал в ладоши: «Да-да!». «Хорош русский романс, – вздохнул Шаляпин, – написанный Николаем фон Риттером и Яковом Фельдманом – евреем и немцем. Но я вас понимаю, ведь в этом произведении заключена русская душа со всеми ее терзаниями, стремлениями, надеждами…»

Еще я очень люблю романс Николая Харито «Отцвели уж давно хризантемы в саду…». Раньше он часто звучал в Одессе на летних верандах, где любил прогуливаться император Николай II со своей семьей. Услышав «Хризантемы», он настолько вдохновился этим произведением, что попросил ноты у композитора: «Всю душу вы мне разбередили. Как же сердце колотится от этой красоты…». И когда исполнилось сто лет со дня рождения Николая Харито, в Одессе посадили сто кустов хризантем! Вот это, наверное, лучшая память для любого артиста.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 110 (4658) от 20 июня 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
«Очень приятно – царь»
Этими словами касимовский краевед Анатолий Смирнов встречает гостей своего любимого города
Людмила Иванова
Главное – сохранить духовные ценности
В этом уверена начальник отдела культуры администрации МО – Ухоловский район Светлана Юрьевна КАМАНИНА
Олег Дробышев
Читайте в этом номере: