16:15 МСК
Среда
25 / 11 / 2020
1033

Гамачок на иве

Автор фото: Иван Назаров | Гамачок на иве
Фото автора.

Я стоял на берегу мелиоративной канавы и наблюдал, как через промоину в бобровой плотине с шумом утекает вода. Но вот внимание привлек тоненький свист. «Цссс» – доносилось из прибрежного лозняка. Этот негромкий свист принадлежал редкой в нашем крае п­тичке – синице-ремезу. Я узнал его сразу. Всматриваясь в зелень кустов, вскоре заметил шмыгающую по веткам невеликую (чуть меньше воробья) пташку. В бинокль увидел, как она выщипывала из отцветших ивовых сережек образовавшийся пух и как, набрав охапку, юркнула в крону ближайшей ветлы. Зная, что ремез строит свое гнездышко на ниспадающих ветках, подошел к дереву, чтобы пристальным взглядом «прочесать» листву. И вот удача: на одной из веток я вскоре обнаружил качающийся на ветру беловатый шарик. Гнездо!

Прежде чем рассказать об этом искусном сооружении, немного истории. По последним данным орнитологов Окского заповедника, на территории нашей области встречается более 280 видов птиц. Большинство из них гнездятся и выводят потомство здесь, на Рязанщине. И есть птицы, которые лишь на короткое время посещают наш край, следуя транзитом на зимовку или возвращаясь обратно к себе на родину. Поэтому не всегда можно с достоверностью утверждать, имеют ли они рязанскую «прописку».

Так, до недавнего времени было неизвестно, гнездятся ли в нашей области ремезы – птицы семейства синицевых. Во время перелетов осенью и весной они изредка встречались, но на гнездовании их никто и никогда не видел. Дело усугубляется тем, что ремезы гнездятся в таких местах, которые человек обходит стороной. Это либо заболоченные ивовые и тростниковые заросли по берегам и устьям рек, либо обширные болота с зарослями рогоза, камыша и ивняка – попробуй, сунься!

Впервые гнездо ремезов в нашей области было найдено в 1992 году в Спасском районе близ устья Пры. А спустя три года их гнездование было отмечено под Рязанью на озере Велье. Учитывая, что исконные места обитания этих пичуг находятся южнее, простираясь от Украины через Кавказ, Среднюю Азию и до Забайкалья, находки в нашей области стали тогда сенсацией. Но вот что интересно: после этих сенсационных обнаружений гнезда ремезов стали встречаться и в других районах области, причем с каждым годом все больше и больше. Сообщения в региональный Союз охраны птиц России посыпались как из рога изобилия. Они поступали от биологов, охотников, рыбаков и других людей, хорошо знающих животный мир нашей природы. В мае 2004 года мы с заместителем директора Окского заповедника по науке, кандидатом биологических наук Виктором Павловичем Иванчевым обследовали заболоченный луг, примыкающий к микрорайону Канищево, и в течение двух часов нашли 15 жилых гнезд. «Не может быть! Такая редкость и так много!» – удивлялся ученый-орнитолог.

Сейчас уже можно с уверенностью говорить, что гнездование этих мигрантов с юга стало в нашей области регулярным. По наблюдениям орнитологов, заселение ремезами пойменных лугов Рязанщины продолжает расти. Так, в прошлом 2013 году в Шацком районе на небольшом участке (0,5 кв. км) кермисинского луга было найдено 38 гнезд (!)

Чем же наша природа стала привлекать на гнездование этих ранее не встречавшихся у нас птичек? Орнитологи уверены, что все дело в разливах рек, точнее – в их отсутствии. За последние три десятилетия половодье на малых реках стало огромной редкостью. В результате озера на пойменных лугах обильно зарастают рогозом, камышом и ивняком, что и требуется ремезам для гнездования. Их питание тесно связано с водоемами, изобилующими камышовыми зарослями. Ловко лазая по стеблям, эти невеликие обитатели болот собирают мелких насекомых, их личинок и яйца, поедают также семена ивы и тростника.

По возвращении с зимовок, обычно это происходит в конце апреля или начале мая, ремезы сразу разбиваются на пары и приступают к постройке гнезд. Не обратить внимания на столь необычное архитектурное сооружение невозможно, – наверное, ни одна птица в мире не строит подобного гнезда. Удивительное творение! С полным правом эту птичку можно считать лучшим гнездостроителем из всех пернатых, населяющих нашу страну. Дней пятнадцать требуется ремезам, чтобы его построить. Однако срок этот не покажется длинным, если знать, сколь оно замечательно.

Вначале строительства гнездо напоминает гамачок, а по завершении – рукавичку. Причем рукавичку необычную, а с плотными, как у валенка, стенками. Сходство с рукавицей гнезду придает боковой трубчатый леток, напоминающий отросток для большого пальца. А с валенком его роднит отделка, – материалом служат тончайшие растительные волокна крапивы и размочаленные листья злаков, которые птицы перепутывают и как бы сваливают в однородную плотную массу. «Облицовка» гнезда состоит исключительно из пуха – ивы, рогоза, тополя или других растений, встречающихся поблизости от гнезда, им птицы искусно заделывают промежутки между волокнами. Готовая постройка – это слегка вытянутая, округ­лая книзу «рукавичка» с мягкой, пушистой выстилкой внутри. В строительстве участвуют обе птицы, но самка всегда работает усерднее. Она же «главный архитектор» и за ней – выбор места для гнезда. Но что любопытно, иногда такую миссию берет на себя холостой самец. Он сам выбирает место для гнезда и в одиночку приступает к его строительству, а чтобы привлечь самочку, постоянно издает характерное «цссс». Свою работу холостяк прекращает на половине готовности гнезда, когда оно обретет вид гамачка или корзиночки с широкими отверстиями на противоположных сторонах. Постоянно находясь возле своего творения, холостяк то и дело повторяет тонкую щебечущую песенку. Если своими сольными концертами певец привлечет подружку и ей понравится гамачок, тогда они совместными усилиями быстро превратят его в «рукавичку». На время гнездования пара будет спаяна в крепкий брачный союз – ни размолвок, ни ссор, ни измен.

Кладка ремезов содержит обычно 6–7 розоватых яиц. Самец прилежно кормит наседку, часто подлетая к гнезду с набранными насекомыми или семенами ивы. Вечерами кормилец поиски пищи прекращает и улетает подальше от гнезда, чтобы пообщаться с соседями (ремезы часто гнездятся колониями), но на ночь возвращается и ночует внутри вместе с благоверной. Наблюдения показывают, что он тоже принимает участие в насиживании, давая своей половинке ненадолго отлучиться, дабы размяться и поохотиться на насекомых.

Появившихся птенчиков родители кормят вместе. Подсчитано: они прилетают с добычей примерно четыреста раз в день. В это время привязанность кормильцев к гнезду так велика, что к «рукавичке» можно подойти на расстояние двух шагов и они, невзирая на человека, по-прежнему залетают в него с кормом. Однако это не говорит о том, что ремезы людей не боятся. Как только птенцы подрастут и гнездо покинут, они уже близко к себе не подпустят. И еще. Попытки сфотографировать их у гнезда без надежного укрытия нужного результата не дадут. Много раз я пытался это сделать – не получилось. Птички, понимая, что находятся в поле зрения пришельцев, принимаются нырять в леток столь стремительно, что вовремя щелкнуть затвором фотоаппарата не успеваешь.

Первые дни после вылета птенцы держатся поблизости от гнезда, а на ночь забираются в него обратно. Привыкая к воле, выводки улетают от обители все дальше, но гнездовых мест не покидают все лето, и ведут скрытый образ жизни, как и их родители. И лишь осенью затворники выбираются из болот и становятся более заметными. Как и весной, они собираются в стайки и готовятся к большим путешествиям на юг.

В прошлое воскресенье я решил проверить найденный в конце весны гамачок: достроен ли? И к своему удивлению увидел на его месте «рукавичку». Это означало, что «архитектор» гамачка нашел подружку (в момент обнаружения гнезда он был холостым) и они заключили брачный союз. Удивило и другое. Облицовка гнезда почему-то поменялась – стала более темной и гладкой. Возможно, прежняя облицовка самочке не понравилась, потому что была очень броской, а значит, заметной для хищников.

Вскоре я услышал знакомое посвистывание, а затем увидел и объявившихся хозяев. Обе птицы были с кормом, значит, в гнезде уже появились птенцы. Мысленно пожелав счастливой парочке благополучного гнездования, я удалился. Им еще много потребуется сил, чтобы вырастить и поставить на крыло молодняк, который во имя продолжения жизни вернется сюда будущей весной и построит свою «рукавичку», и тогда здесь вновь можно услышать тихое умиротворяющее «цссс».

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 115 (4663) от 27 июня 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
В Рязани теперь – везде культура
В нашей области стартовал новый интернет-портал
Мадонна под Красным Крестом
Роман в письмах из времен Первой мировой войны
Читайте в этом номере: