17:57 МСК
Воскресенье
17 / 10 / 2021
1863

Провинциалка

В августе исполнилось 185 лет со дня рождения писательницы Прасковьи Александровны Лачиновой

В 1870-х годах в петербургском журнале «Дело», в других столичных изданиях начали появляться повести и романы неведомого автора, подписывающегося псевдонимом П. Летнев. Читатели гадали: откуда взялся этот плодовитый бытописатель и кто он? Столичной публике было невдомек, что за мужским псевдонимом «спрятались» две девицы, живущие в отдаленной от чопорного Петербурга глубинке...

В шацкой глубинке

Известные в XIX веке беллетристки, скрывавшиеся под псевдонимом П. Летнев, оказались Прасковьей и Анной Лачиновыми – дочерьми героя Отечественной войны 1812 года, участника марша победителей в Париже Александра Петровича Лачинова. Получив звание подполковника, он вышел в отставку и поселился в селе Конобеево Шацкого уезда Тамбовской губернии. С этим селом связана большая часть жизни его дочерей-писательниц.

Прасковья появилась на свет 15 (27) августа 1829 года, Анна – 30 января (11 февраля) 1833 года. Местом их рождения, очевидно, следует считать Лесное Конобеево, где находилось родовое имение Лачиновых, или Новую Островку (Самодуровку) того же Шацкого уезда, где жила бабушка будущих писательниц.

В семье Лачиновых было восемь детей: пять сестер и три брата. Двое из братьев, Дмитрий и Павел, стали известными учеными, Николай дослужился до звания генерал-майора, а сестры Прасковья и Анна получили известность как писательницы.

В Лесном Конобееве Лачиновы, очевидно, имели только усадебный дом, крестьян за ними здесь не числилось. Марии Ивановне Лачиновой, урожденной Фроловой, одной было тяжело поднимать многочисленное семейство, и по мере того, как дети подрастали, она отправляла их на воспитание к бабушке, в Новую Островку.

К несчастью, супруги Лачиновы скончались рано, и в 1849 году все заботы о семье легли на плечи старшей дочери, Прасковьи, которой едва минуло двадцать лет. Анна Александровна Лачинова впоследствии так вспоминала о старшей сестре: «В качестве опекунши над малолетними она должна была принять на себя все заботы и ответственность по нашему имению, заложенному в то время в опекунском совете. Обладая светлым умом, спокойным характером и полным душевным равновесием, она невозмутимо относилась ко всем жизненным материальным невзгодам и умела легко все уладить».

Согласно семейной легенде, бабушка была «азиаткой». Во время военных действий русских в Абхазии она в возрасте трех-четырех лет попала в плен и была привезена в Москву. В Первопрестольной знатные дамы были в восторге от этого «абхазского чуда». Черноглазая красавица стала любимицей в московских салонах. Княгиня Мещерская взяла ее на воспитание, полюбила, как родную дочь, и дала девочке блестящее образование.

Выйдя замуж, абхазская девушка пережила семейное горе и уединилась в Новой Островке. О роли бабушки в воспитании детей А.А. Лачинова рассказывала: «У нас не было ни учителей, ни гувернанток: она всему учила нас сама, в особенности французскому языку и рисованию, которые знала в совершенстве. Портреты ее работы на слоновой кости – чудо искусства».

Старшие девочки с детства полюбили литературу, а Прасковья, едва научившись писать, сочинила повесть. С ранних лет она выделялась своими способностями и трудолюбием. Повзрослев, самостоятельно овладела английским, немецким и итальянским языками. Прасковья и Анна уже в детские годы пробовали сочинять собственные драмы и трагедии. Особую страсть к писательству с ранних лет проявляла Прасковья.

В родовом имении

Герб рода Лачиновых Пока братья Лачиновы учились, а затем служили и работали в Петербурге, сестры жили в родовом имении в Лесном Конобееве. Как праздника, ждали сестры приезда братьев в деревню, и когда вся семья была в сборе, то разговорам конца не было… Интеллектуальные разговоры и споры способствовали развитию литературного таланта и побуждали Прасковью Александровну к сочинительству. Как правило, первые ее произведения обсуждались в кругу семьи.

Один из братьев проявил инициативу и взял в Петербург кое-что из написанного старшей сестрой. В 1871 году в воскресном приложении к газете «Сын Отечества» увидела свет повесть Прасковьи Лачиновой «Поперек дороги», опубликованная под псевдонимом П. Лучинов.

Позднее Прасковья Александровна выбрала себе другой псевдоним: П. Летнев. Под этим именем она и стала известна читателям.

В своих романах и повестях П.А. Лачинова рисовала жизнь российской провинции. Большинство героинь ее произведений – русские женщины из обедневших дворянских семей. Получив хорошее образование и воспитание, они, тонкие натуры, маются в душной атмосфере провинциального быта, где духовные силы их остаются невостребованными и нерастраченными. Большинство сочинений писательницы представляет собой биографию ее души, утонченной, ранимой, способной к пониманию и самопожертвованию.

После повести «Поперек дороги» увидели свет и другие произведения П. Летнева. Публикации следовали одна за другой. В 1871 году в журнале «Дело» появилась повесть «В своих сетях», в следующем году в том же журнале вышла повесть «Ошибка». В 1873–1874 годах журнал опубликовал в нескольких книжках роман «Вне общественных интересов», далее последовали романы «Чужое преступление» и «Увлечения и ошибки», «Бешеные когти» и другие произведения П. Летнева.

П.А. Лачинова успешно переводила на русский язык произведения Э. По, Э. Золя, Мопассана и других зарубежных авторов.

Конец дворянского гнезда

Со временем П.А. Лачинова с помощью опекунского совета и за счет доходов от литературной деятельности избавилась от всех долгов по родовому имению. У сестер хватало забот по хозяйству – ведь, как известно, дом без мужской руки – сирота. Анна Александровна писала о старшей сестре: «Живя в деревне, она ни минуты не оставалась без дела: то она присутствовала на полевых работах, то в саду за собиранием ягод, то у жаровни за варкой варенья; по утрам и вечерам она любила писать».

В написании романов и повестей Прасковье Александровне постоянно помогала сестра, Анна Александровна, которая признавалась: «Меня она допускала принимать горячее участие в своей работе. Мы вместе обсуждали характеры, положения, горячились, спорили и до тех пор не успокаивались, пока не приходили к обоюдному соглашению. Некоторые романы мы писали вместе, но окончательная отделка их всегда принадлежала ей…»

Анна Александровна Лачинова так рассказывала о творческом методе старшей сестры и ее потрясающей работоспособности: «Прасковья Александровна обладала способностью писать везде и во всякое время. Работа давалась ей чрезвычайно легко: она писала прямо набело, без всяких помарок. Ей не нужно было ни уединения, ни тишины рабочего кабинета; она могла писать даже в обществе близких родных и при этом продолжать разговор».

Сочинения П. Летнева выбивались из общей колеи, которой шла литература в эпоху реформ, за что критика и не жаловала беллетристку. Зато, по словам А.А. Лачиновой, «публика ценила ее больше, чем критика, сочинения ее требовались нарасхват в библиотеках, как в столичных, так в особенности провинциальных».

Трагический пожар случился в 1883 году. От родового гнезда Лачиновых остались только головни да пепел, а с течением лет сама память людская развеялась. Сегодня уже никто из конобеевских старожилов не может показать место, где некогда протекала жизнь писательниц Лачиновых.

Закатные дни

Лишившись крова, сестры Лачиновы перебрались в Петербург, к любимому брату Павлу Александровичу.

В 1892 году в Киеве началось издание произведений П. Летнева, которое завершилось уже после смерти писательницы – вышло 10 томов. Литературная деятельность П. Летнева продолжалась в течение тридцати лет. За это время в периодических изданиях было опубликовано около двадцати романов и повестей писательницы, которые она создавала при участии сестры.

В последние годы здоровье беллетристки сильно пошатнулось. Особенно заметно Прасковья Александровна стала сдавать после смерти брата Павла Александровича. Постоянная работа с пером и бумагой сильно ослабила ее зрение. «Вследствие болезни глаз ей запрещено было заниматься чтением и письмом, – сожалела А.А. Лачинова. – Но так как последнее было для нее так же необходимо, как хлеб насущный, то она выучилась писать с закрытыми глазами, карандашом. На смену ее глаз и ног явились мои, и я стала переписывать набело то, что она набрасывала карандашом. Так написан ее последний роман «Волчья яма»…»

Прасковья Александровна тихо угасала в маленькой петербургской квартире. Единственным близким человеком, разделявшим ее закатные дни, оставалась сестра, Анна Александровна, которая помогала переписывать сочиненное и читала вслух свежие журналы и книги.

Прасковья Александровна Лачинова скончалась в Петербурге 9 сентября 1892 года, в возрасте шестидесяти трех лет. «В день ее похорон небо было такое ясное и светлое, как вся ее жизнь, – вспоминала А.А. Лачинова. – Мы проводили ее до кладбища совершенно одни: только сестры и братья».

08-28-03 

Вид на село Лесное Конобеево. 2013

Александр Потапов

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 160 (4708) от 29 августа 2014 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
В лучших традициях
В поселке Прибрежном районного центра Шилово прошел III историко-фольклорный фестиваль «Слава Добрыни»
Светлана Максимова
Прощальное тепло
В августе ночь длинна, вода холодна
Сергей Березин
Читайте в этом номере: