07:31 МСК
Среда
08 / 07 / 2020
1620

Зверек из Америки

Мало кто знает, что ондатра – чужестранка, в нашу страну завезенная. Ее родина – Северная Америка, где это животное широко распространено почти на всем протяжении Соединенных Штатов и Канады. Индейцы называли зверька «мускваш», то есть «мускусная крыса». Из-за вкусного мяса и добротного меха добытчики охотились на «мускваша» с большим п­рилежанием.

В пушном промысле Америки и Канады охота на эту «крысу» была поставлена на поток и стала одним из важнейших промысловых видов, как у нас охота на белку и соболя. Предприимчивые американцы, видя, сколь выгодное это дело, стали даже подумывать, как из этой добычи извлечь наибольшую прибыль. И придумали! Лучшие сорта шкурок они пускали на подкраску под котика, и прекрасная имитация столь добротного меха в цене возрастала. И все же, несмотря на то, что из природы Соединенных Штатов и Канады ондатр ежегодно изымали до двадцати миллионов, их в этих странах по-прежнему много.

Мода на расселение диких животных по разным странам и континентам появилась в начале прошлого века. В 1905 году ондатру соблазнились завезти в Европу, где она быстро акклиматизировалась и расселилась. Это было ошибкой. Если на своей родине ондатра не приносит сколько-нибудь заметного вреда, то, будучи завезенной, позволила в этом себя запятнать. Дело в том, что на землях Западной Европы, например в Чехословакии, Баварии, зверьки стали сильно вредить сельскохозяйственным культурам. Никто даже и подумать не мог, что они высоко оценят вкус капусты, моркови, свеклы, а рытьем нор станут портить плотины и дамбы. Особенно от этих землекопов пострадала Голландия, где много осушенных земель, находящихся ниже уровня моря. Ондатры, продырявливая норами землю, позволяли воде вырываться на свободу, и созданные большим трудом запруды вскоре размывались. Власти, спохватившись, объявили заморским землекопам войну, которая велась столь же упорно, как в Австралии с необдуманно завезенными кроликами: выплачивали за каждого убиенного зверька вознаграждение.

Другое дело расселение ондатры в нашей стране, тут никакой ошибки не сделано. В 1927 году из Западной Европы и Америки было завезено свыше 250 зверьков. Из-за боязни не наделать глупостей сначала их выпустили на северных островах – Карагинских и Соловецких, а затем и на материке в северных его частях. Результаты оказались поразительными – в первые два года число завезенных зверьков увеличилось в восемь раз. Это позволило производить отлов и расселение уже акклиматизированной ондатры. С 1928 по 1947 год было выпущено более 80 тысяч зверьков в 72 областях, краях и республиках, причем не только на севере, но и на юге – до озера Балхаш, где водные поселенцы тоже прекрасно освоились. К настоящему времени ондатра в нашей стране прижилась всюду и встречается повсеместно от западных границ до Камчатки, охватывая и Якутию. В начале расселения был отмечен резкий скачок роста численности зверька, ученые это явление уподобляли «биологическому взрыву». Затем нажитые в природе враги число переселенцев заметно снизили. Их у ондатры оказалось многовато. Это лисы, волки, рыси, выдры, норки, енотовидные собаки, орлы, филины. На снижение поголовья повлиял и человек с ружьем. Но это не в счет. Ондатру как ценного пушного зверька расселяли исключительно в целях охоты. И все же, несмотря на все неизбежные издержки, «мускусная крыса» везде хорошо себя чувствует, и наша страна стала второй ее родиной.

Жизнь ондатры тесно связана с водой. Как и бобр, она роет в крутых берегах норы с подводными выходами, а на низменных водоемах строит из водных растений «хатки», вход в которые делается также под водой. К входу в нору обычно ведет узкая траншея, проторенная зверьками от постоянного движения в одном направлении. Нор у ондатры несколько. Одни служат столовыми, где зверек кормится, другие – местом отдыха. И есть норы, в коих появляется и взрослеет потомство.

Поселяясь по берегам озер, стариц, речек и других водоемов, зверек этот поедает осоку, стрелолист, рогоз, тростник, кувшинку и другую прибрежную и водную растительность. И хотя ондатру принято считать вегетарианцем, она все же соблазняется и животной пищей, главным образом моллюсками и поедает их с превеликим удовольствием.

Ондатра – прекрасный пловец и ныряльщик. Благодаря перепонкам на задних лапах и длинному чешуйчатому хвосту, она может виртуозно передвигаться в воде. У нее хорошо развиты легкие, нырнув, может пробыть под водой десять – двенадцать минут. Мех у ныряльщицы чрезвычайно плотный, водонепроницаемый, легкий и очень красивый. Чтобы этот «гидрокостюм» всегда оставался в надлежащем виде, она постоянно за ним ухаживает – полощется, отряхивается от налипшего мусора, расчесывается.

Американцы ценят «мускваша» не только за добротную восхитительно-рыжую шкурку, но и за вкусное мясо, приравнивая его к разряду изысканных блюд. В нашей стране к мясу «мускусной крысы» охотники относятся брезгливо, поэтому в гастрономии оно не нашло какого-либо применения, разве что в Сибири мясом ондатры кормили собак. Мускусной крысой ондатру называют потому, что у нее имеется мешочек с мускусом, необходимой для того, чтобы метить территорию. Запах этот очень сильный и неприятный. Описан случай, как в зоопарке ветеринар при вскрытии зверька даже упал в обморок. К запаху «мускваша» терпимо относятся только индейцы, не брезгуют они и его мясом. Другое дело мех – прочен, красив, устойчив к влаге. Именно из-за шкурок ондатра стала вожделенной мишенью для охотников.

В нашей стране этот промысел особо процветал в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов, когда численность ондатры достигла пика. Охотились на нее во время весеннего разлива рек. В половодье зверьки отправляются на поиски новых мест для поселения, поэтому встречаются повсюду. Активно охота велась и в Рязанской области. В нашем селе (Лесное-Ялтуново, Шацкий район) каждый охотник за день тогда добывал по десять – пятнадцать зверьков. Ребятня смотрела на успешных добытчиков как на героев. Выделанные шкурки шли исключительно на шапки, потому как мода на головные уборы из меха ондатры быстро распространилась. Особенно такие шапки ценили партийные вельможи, для них был даже налажен спецпошив.

В деревнях охотой на ондатр соблазнялся всякий, кто имел ружье. Помню как мой дядя, катая нас, ребятню, на лодке, вдруг схватил дробовик и нацелил его на куртину кустов. Там на плавучей кучке тростника сидела ондатра. Прогремел выстрел. Но с опозданием – секундой раньше послышался всплеск. Раздосадованный дядя Саня оправдывался, что помехой для прицельной стрельбы стали именно мы. Дескать, тут одно неосторожное движение и – бульк! – мишень скрывается под водой, и летящая вдогонку ружейная дробь шлепается о воду, не достигая цели. Но мы-то знали, что дядя лукавил. В кругу сельских охотников стрелком он слыл неважнецким, оттого и мазал.

Поселяется ондатра не абы где, а там, где имеются необходимые условия для жизни – обширные водоемы, спокойная среда, обилие корма. Тут пара поселенцев свой род ежегодно пополняет, делая по три, а то и четыре помета по шесть-семь детенышей в каждом. Появляются они не только слепыми, но и совершенно голыми. Однако растут настолько быстро, что уже через неделю у них прорезаются зубы, а тело покрывается бархатистым сереньким мехом. Еще через неделю у малышей открываются глаза. Материнская опека у ондатр недолгая: через месяц после рождения детеныши становятся уже самостоятельными и поселяются неподалеку от норы родителей. Если лето бывает долгим и теплым, то осенью молодые первого выводка уже начинают размножаться.

При недостатке корма каждый член семейства становится ревнивым и довольно воинственным охранником своей территории. На границах жилых участков возникают нешуточные схватки, в коих зверьки получают серьезные раны, иногда даже несовместимые с жизнью. Под влиянием дефицита корма и воинственных соседей ондатра способна покинуть обжитую территорию и отправиться на поиски другого места поселения. Происходит это главным образом во время весеннего половодья, позволяющего мигрировать на десятки и даже сотни километров.

И все же, несмотря на мобильность, отменную плодовитость и исключительную приспособляемость, ондатра подвержена многим факторам, влияющим на ее численность. Тут и различные массовые заболевания, в том числе туляремия, которая косит зверьков нещадно, и сильные морозы, вызывающие сплошное промерзание водоемов и хаток, и, конечно же, хищники, в рядах которых значатся не только звери и птицы, но даже и крупные рыбы. Ко всем упомянутым напастям в последние годы добавилась еще одна. Это отсутствие весенних разливов на реках, что лишает ондатр расселения, и катастрофические засухи, от которых пересыхает множество водоемов. В результате численность зверька из Америки продолжает сокращаться. Поэтому сегодня, увидав ондатру, человек скорее возьмется за фотоаппарат, нежели соблазнится выстрелить в нее из ружья. И, слава Богу, – мода на ондатровые шапки прошла.

Фото автора и Алексея Арсеньева

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 62 (4856) от 10 апреля 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
За три года до совершеннолетия
Детский экологический клуб 47-й рязанской школы «Хозяин Мещеры» в 15-й раз отметил свой день рождения
Вячеслав Астафьев
Русь многоликая
Творчество скульптора Натальи Тюкиной пропитано тихой болью за русский народ и надеждой на его светлое будущее
Вероника Шелякина
Читайте в этом номере: