21:30 МСК
Вторник
06 / 12 / 2022
3157

Надежда Ажгихина: «Качественной журналистики сегодня мало»

Недавно в нашей редакции побывала секретарь Союза журналистов России Надежда Ажгихина. Надежда Ильинична – кандидат филологических наук, лауреат премии Международной ассоциации славистов, член гендерного совета Международной федерации журналистов, вице-президент международной ассоциации писательниц «Женский мир». Работала в «Комсомольской правде», «Огоньке», «Независимой газете». Автор и составитель 12 книг публицистики и критики, член Союза российских писателей. Мы беседовали с ней о современной журналистике, о её роли в обществе.
Автор фото: Лада Петрова | Надежда Ажгихина: 
«Качественной 
журналистики 
сегодня мало»
Фото: Лада Петрова.

Надежда Ильинична, высок ли сейчас в обществе престиж профессии журналиста?

– Престиж профессии подрос, если сравнивать с началом 2000-х годов, но он невелик, если сравнить с тем, как относились к журналистам, печатному слову двадцать лет назад.

Недавно в Москве прошла конференция «Уроки гласности», посвященная двадцатилетию Закона о печати и других средствах массовой информации, принятого ещё в Советском Союзе в 1990 году, который лег в основу всех современных законов о СМИ в странах бывшего СССР. Приехали многие коллеги из стран бывшего советского пространства. Все сокрушались, что престиж профессии пал, что слову меньше доверяют повсюду. Причин очень много. Одна из них – есть мнение, что журналисты продаются, готовы поступаться принципами за деньги или привилегии. Есть мнение, что если в 90-х годах многие стремились получить расположение олигархов, то сейчас стремятся угодить государственным чиновникам. Я думаю, причина ещё и в том, что те смелые, яркие материалы расследовательского характера, которые появляются, редко дают результаты.

В Советском Союзе, особенно в годы перестройки, публикация в газете влекла за собой конкретные действия, принятие решений. В 88-м году после публикации о том, что в стране есть организованная преступность (статья Юрия Щекочихина и Александра Гурова «Лев прыгнул» в «Литературной газете»), было создано специальное управление по борьбе с преступностью в МВД. После статей в газете увольняли коррупционеров, людей спасали из тюрьмы. Хотя тогда ещё существовала цензура. На этом выросло моё поколение. Сейчас у нас свобода в том плане, что можно публиковать всё, про всех, можно ругать власть, олигархов, публиковать любые документы – но чаще всего ничего после этого не происходит. Когда существует свобода слова, но отсутствует свобода слуха. И в этом тоже причина снижения престижа профессии.

Нарушилась и связь СМИ со своей аудиторией. Это признак нездоровья общества. Ну и конечно же важно понимание самими журналистами и своей роли и ответственности перед обществом. Когда оно утрачивается, исчезает и доверие.

Среди документов, которые председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов передал Президенту России Дмитрию Медведеву во время их встречи, в тех предложениях к новой редакции закона о СМИ, которые подготовлены и находятся в Государственной Думе, есть положения по повышению статуса журналиста и ответственности тех, кто препятствует его деятельности. Предложено вернуть практику обязательной реакции на критические выступления в СМИ.

Раньше в транспорте люди ехали, уткнувшись в газеты. Сейчас если что и читают – то это, как правило, телегиды с полезными советами, изредка глянец. Как вернуть культуру чтения?

– Во-первых, надо об этом говорить в школе, с детьми, с молодёжью. Есть опыт Франции. Она технологически впереди нас – там больше компьютеров, пользователей Интернета, но люди, тем не менее, читают газеты. Там принята государственная программа чтения. Более того, государство каждого студента подписало на любимую газету или журнал. И это продолжается в условиях кризиса. Мы недавно ездили с коллегами в Финляндию – там в метро читают газеты. Тиражи общественно-политических газет – как у нас в период перестройки. Сегодня в Финляндии, по последним международным исследованиям, самые грамотные и творчески развитые дети, а ведь когда-то советские школьники были в первой тройке. Сейчас же мы – на десятом-двенадцатом месте.

Как исправить ситуацию? Совершенно очевидно, нужны конкретные действия государства и общества в этом плане. Надо сказать, уже есть интересный опыт. Так, в стране уже работает очень полезная программа ЮНЕСКО «Медиаобразование в школе». В нескольких десятках школ ребят учат читать газеты и понимать, что такое новость, репортаж, реклама, критически относиться к тому, что напечатано, ориентироваться в мире СМИ – электронных и печатных. Мне кажется, такой предмет был бы очень полезен нашим детям.

Во-вторых, чтобы вернуть интерес к чтению, нужно усовершенствовать систему распространения периодики. Все, кто связан с печатной прессой, уже много лет стонут, обращаются во все государственные органы – распространение прессы стоит дороже самих газет. Многие потенциальные подписчики не в состоянии платить. Экономический фактор очень важен.

В-третьих – качество публикаций. Наш народ грамотный, он привык даже в женских журналах читать хорошие тексты. В «Работнице» и «Крестьянке» еще в советское время можно было найти не только выкройки – печатались лучшие писатели, были содержательные материалы о культуре, истории, психологии. Сейчас качественных материалов в СМИ очень мало. Те, кто интересуются новостями, найдут их в Интернете, но анализ можно прочесть только в газете. Тут важна роль еженедельников, в которых будут публиковаться серьёзные статьи. Думаю, большинство газет со временем перейдут на еженедельный формат.

Но сейчас больше ценится информация, а не публицистика.

– Смотря где. Журналистика вообще меняется. Формат Интернета требует скорости, новостей. Но и в Интернете есть востребованные сайты с хорошими публицистическими статьями: авторы, не нашедшие себе места в газетах, пишут для интернет-изданий. Аналитический жанр требует большей квалификации. Авторы требуют к себе уважения, хотят достойной зарплаты, а на этом у нас обычно экономят. Сама система организации журналистского труда не вполне соответствует современным требованиям.

У журналистов сейчас очень ограниченный лексикон...

– Это началось давно. Была пора, когда в журналистику пришло много непрофессиональных людей – после 91-го года, когда был настоящий бум, каждый желающий создавал свое СМИ. Тогда ликвидировали, часто из экономических причин, отделы корректуры, проверки, литературной правки во многих изданиях... На телевидении стали говорить с ошибками. Сегодня ситуация в этом плане довольно печальная. FM-овское радио подчас без слёз слушать нельзя. Но именно сейчас, в период кризиса, богатство русского языка начинает потихоньку возвращаться. Многие издания поняли, что именно в качестве слова – залог их конкурентоспособности, стали к этому относиться с большим вниманием.

Оправилась ли российская журналистика от кризиса?

– Кризис продолжается. Он связан с состоянием журналистики, экономическим положением СМИ. Многие качественные газеты пожелтели, очень многие компании сократили штат. И содержание изданий ещё больше упростилось.

Кризис плохо сказался на российской журналистике. Когда он начинался, были разные прогнозы. Кто-то считал, что он оздоровит ситуацию, что случайные участники рынка уйдут и останутся только крепкие, здоровые. Этого не произошло.

Вы можете дать портрет современного российского журналиста?

– Он очень неоднозначный. В основном, это женщина средних лет, отягощённая массой проблем, но хранящая в душе некие идеалы ответственной, красивой, качественной журналистики.

Да, у нашей профессии сейчас женское лицо. Это только российская ситуация или так происходит везде?

– Феминизация происходит во всём мире. В целом сейчас сорок процентов журналистов – женщины. Это очень быстрый процесс. Журналистика – абсолютно женская профессия в странах восточной и центральной Европы – бывшего восточного блока. Связано это с низким статусом профессии, низкими зарплатами, опасностью. Мужчины не выдерживают такой ответственности, уходят в более выгодные сферы – пиар, бизнес, политику. А женщины остаются.

В наших регионах они продолжают интересно работать отчасти потому, что раньше возможности создать своё СМИ, руководить у них не было. Многие женщины проявляют чудеса предприимчивости, мужества. Получают престижные награды. Это, с одной стороны, замечательно – много новых, ярких лиц. Но с другой стороны – мужчины исчезают из профессии. На факультетах журналистики их немного совсем. Мне кажется, это очень нездоровый процесс: слишком много представителей одного пола в любом деле – это плохо.

Часто девочки идут на журфак потому, что просто хотят красоваться на экране. Что бы вы хотели сказать молодёжи, которая выбирает нашу профессию?

– Я преподаю журналистику и, как и другие педагоги, говорю своим студентам: есть журналистика, есть шоу-бизнес, есть пиар. Мы учим журналистике – ответственности, честности, качеству. Потом они приходят на работу, и их нередко пытаются учить совершенно другому… Возникает личностный кризис. Многие хотели бы работать в журналистике, но выбирают пиар. Надо платить, скажем, за московскую квартиру, а в газете не дают такую зарплату.

Ваши предпочтения – что читаете, смотрите?

– Смотрю новости, как российские, так и CNN, BBC, канал «Культура», «Ностальгия». В Интернете читаю «Газета. Ру», «Эхо Москвы», другие сайты. Стараюсь просматривать «Новую газету», «Известия», «Российскую газету», «Коммерсант» – не могу выделить какую-то газету. Толстые журналы читаю мало – нет на это времени. Радио слушаю в машине. Аналитические программы на ТВ нередко побуждают меня к написанию иронических заметок. На национальном телевидении вообще журналистики очень мало, к сожалению. Есть информация, пропаганда и шоу. Есть, конечно, исключения. Очень приятно видеть некоторые свежие программы – чаще в регионах…

Насколько центральные СМИ отражают ситуацию в стране, знают, что происходит за кольцевой дорогой?

– По большей части, не представляют совершенно – поэтому их мало читают в провинции. У нас отсутствует связь мегаполисов и регионов. Это очень плохо.

Чего не хватает региональным изданиям?

– У нас большая страна, разные регионы, разные СМИ. Некоторые региональные издания лучше московских, некоторые хуже. Думаю, что в целом большинству не хватает свободы владения современными технологиями. Не хватает экспериментов – как в дизайне, так и в поиске разных социальных проектов, акций. Но есть совершенно потрясающие региональные издания. Газеты, в целом, интереснее в регионах. Там журналисты сохранили многие из принципов качественной и ответственной журналистики 70-80 годов, сохранили интерес к людям, к их жизни, к их характерам.

Беседовала

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 166 (3717) от 03 сентября 2010 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
В подарок – новая мебель и автобус
Веселые голоса ребятишек, их задорный смех звучали на улицах города Рыбное в минувшую среду – ведь это было 1 сентября, День знаний. И настроение у всех – солнечное и праздничное. ...
Владлен Гордиенко
Федотьевская оборона
Этот рассказ – об одном из первых августовских дней. Лесной пожар бушевал в 30 километрах, но дым густо стлался и по Федотьеву, и по остальным 18 километрам округи. Обстановка – приближенная ...
Юрий Евстифеев
Читайте в этом номере: