14:45 МСК
Суббота
28 / 03 / 2020
2011

Про дядю Мишу…

Путь к Победе солдата и партизана Михаила Харина начался на поле боя под Могилевом, о котором не мог забыть Константин Симонов
Таким он был, мой дядя, который написал на обратной стороне фотографии так: «На память вид брата Михаила брату Василию П. Посмотри на мой образ в дни пребывания 
в госпитале города Павлова Посада 
22 мая 1945 года. 
Твой брат Мишка Харин». Фото из архива автора
На снимке: Таким он был, мой дядя, который написал на обратной стороне фотографии так: «На память вид брата Михаила брату Василию П. Посмотри на мой образ в дни пребывания в госпитале города Павлова Посада 22 мая 1945 года. Твой брат Мишка Харин». Фото из архива автора

Отец приехал из Липовки с похорон своего брата Михаила Павловича Харина сам не свой. Подал стопку документов и фотографий, которые были бережно уложены в черный пакет из-под фотобумаги. Сказал:

– Посмотри. Может, пригодится.

Прошли годы. Не стало ни отца, ни остальных семерых моих дядек и теток – а вот память о них жива. Их добрые лица, усталые глаза – особенно у дяди моего, Михаила Павловича, – как наяву. Дядя Миша, когда утром ни свет ни заря уходил на работу – а он был рядовым колхозником,– всегда будил меня и ласково трепал за вихры. Детей ему с тетей Лизой Бог не послал, и он, как я теперь понимаю, считал меня за своего сына…

Удостоверение

К сожалению, в детстве, да и в юности тоже, приезжая на родину отца в Липовку, ни разу не спросил, как близкие мне люди воевали и работали в те далекие грозные годы. Наверное, думалось мне, что будет жить моя родня вечно. Хорошо, сохранились хоть кое-какие фотографии, бумаги, проливающие свет на день вчерашний. На днях, перебирая свой архив, наткнулся на тот самый черный пакет. Глянул на пожелтевшие и сложенные вчетверо листки и ахнул! Да это же подлинные документы о партизанской деятельности моего родного дяди Михаила Павловича Харина!

«Командир бригады капитан Лопатин. Начальник штаба бригады старший лейтенант Волошин. Комиссар бригады Чулицкий».

Я краем уха слышал, что мой дядя партизанил. Его в Липовке прозвали «Кирюха-партизан». Но чтоб он воевал в знаменитой бригаде «дяди Коли», о которой столько книг написано, и подумать не мог!

Давали немцам жару…

Залез в Интернет, переворошил массу документов. И узнал, что бригада «дяди Коли», созданная в августе 1942 года, была одним из самых крупных, боеспособных и прославленных партизанских соединений. Она действовала в Борисовском, Смолевичском, Бегомльском, Логойском и Плещеницком районах Минской области. К моменту соединения с частями Красной армии 28 июня 1944 года бригада насчитывала 7 отрядов общей численностью 1042 партизана. За образцовое выполнение специальных заданий в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство командир бригады капитан П.Г. Лопатин был удостоен звания Героя Советского Союза. Достойно отмечены и рядовые партизаны, в том числе и Михаил Харин. Да и есть за что!

Вот только один из боевых эпизодов из деятельности партизан. В первых числах мая 1943 года в партизанской бригаде «дяди Коли» появился немецкий офицер. И хотя чин у него был невысокий – обер-лейтенант, но им сразу же заинтересовались в Москве.

Дело в том, что Карл Круг перешел на сторону партизан не с пустыми руками: захватил с собой пулемет, противогаз последнего выпуска для офицерского состава. Но главное было не в этом и даже не в принесенных картах коммуникаций воздушных сил группы армий «Центр», не в списке десятков действовавших и строившихся аэродромов, системе их охраны, не в секретных инструкциях по радиотелеграфной службе немецкой авиации… Важнейшее значение имели доставленные в бригаду сведения о ближайших планах вермахта. Ссылаясь на личный разговор с помощником начальника штаба группы войск, расположенных в Орле, Круг сообщил следующее.

Гитлером утвержден план наступления немецких войск летом 1943 года в районе Орла и Курска. Используя новую технику, особенно танки «тигр» и штурмовые орудия «фердинанд», сильная группировка войск должна будет прорвать оборону Красной армии, окружить ее под Курском и разгромить.

Вскоре развернулись события, которые подтвердили другие сведения Круга — о «Коттбусе» — предстоящей карательной операции по уничтожению «Партизанской республики» на озере Палик в Белоруссии. Избегая затяжных кровопролитных боев, Лопатин маневрировал, уводил бригаду на север, к Домжерицким болотам. Но противник все туже стягивал кольцо блокады вокруг бригады. В этих условиях комбрига тревожила безопасность Карла Круга. О его судьбе заботилась и Москва. Несколько агентов абвера проникли в бригаду под видом красноармейцев, бежавших из лагеря военнопленных. Один из них – Мужиканов — даже стал командиром отряда, но вовремя был разоблачен В.Рудаком.

Вот почему Лопатин и его заместитель по разведке и контрразведке Рудак сразу же «перекрестили» — конспирации ради — Круга в Брата, а его пребывание в бригаде держали в строгой тайне. А тут еще блокада, из которой бригада и мой дядя Миша вышли с честью. 16 июня Борисовским межрайонным партийным центром было принято решение о прорыве блокады. И с 18 по 19 июня штурмовая группа численностью 600 человек, в которой был и боец М.П. Харин, прорвала блокаду, партизанские соединения и население вырвались из кольца. А Карл Круг был отправлен в Москву…

Личный листок

Передо мной – выписка из приказа № 53 по партизанской бригаде «дяди Коли»: «Во время налета фашистской авиации на деревню Смоляры комендант деревни Рудня, партизан отряда №1 т. Харин М.П. и комендант Примак Борис Петрович организовали тушение начинающих гореть построек. Благодаря их самоотверженной работе пожар был потушен. Во время тушения пожара был ранен т. Харин М.П.

За отличное несение службы объявляю т.т. Харину М.П. и Примаку Б.П. благодарность.

Партизана т.Харина М.П., ранее отличившегося в боях в Ляховке на диверсионных работах, представляю к правительственной награде – медали «Партизану Отечественной войны» 2-й степени. Командир бригады капитан «дядя Коля», комиссар бригады Чулицкий, начальник штаба бригады ст. лейтенант Волошин».

Нашел я справку и еще об одном ранении дяди Миши. Из эвакогоспиталя № 2935, который находился в Новомосковске Тульской области. А ранен он был, причем тяжело, как я понял, в четвертый раз, 25 марта 1945 года. Значит, продолжал воевать в действующей армии. Это подтверждает еще одна награда – орден Славы 3-й степени, полученный в ноябре 1945 года.

Но больше всего меня поразил рукописный личный листок № 115 НКГБ по учету партизанских кадров. Итак, читаю с седьмого пункта то, что мне неизвестно: «Призван в Красную армию Добровским РВК Рязанской обл. в 1932 году, отпущен в долгосрочный отпуск в 1935 году. Мобилизован Добровским РВК 15 мая 1941 года.

Участник освобождения Западной Белоруссии в 1939 году с 17.IХ по 18.ХII; участник боев на Финском фронте с 30.ХII.39 г. по 12.III.1940 г.; в Отечественной войне с 25 июня по 26 июля принимал участие в боях под Могилевом (Зап. фронт).

В партизанский отряд Дзержинского прибыл 1 августа 1942 г. из д. Синегора Минской области Смолевичского р-на Петровского с/с. В плену находился с 26 июля по 5 августа 1941 г. в г. Минске. Состоял в партизанских отрядах и группах: с 6 марта по 6 апреля 1942 года рядовой в группе Забирова в Смолевичском р-не Минской области. С 1 августа по 18 декабря 1942 г. рядовой отряда имени Дзержинского бригады «дяди Коли», действовавшей в Борисовской партизанской зоне Минской обл. БССР.

Ранен. Первый раз 25 июля 1941 г. под городом Могилевом (вот почему в плену оказался! – автор.). Вторично ранен 1.2.43 г. при выполнении боевого задания в районе Ляховки; третий раз ранен 10 ноября 1943 г. в д. Смоляры Бегомльского р-на. Награжден медалью «За боевые заслуги» .

Боевая характеристика: За время пребывания в отрядах участвовал в следующих операциях: по разгрому Зембинского и Ляховского гарнизонов, два раза участвовал в блокадах в 1943-1944 гг., подбито 2 а/машины, участвовал в подрыве подземного кабеля 2 раза и три раза телефонно-телеграфной связи. Тов. Харин за время партизанской деятельности показал себя выдержанным, дисциплинированным бойцом».

И далее подписи командира и комиссара отряда Дзержинского, которые заверил начальник штаба бригады А.Волошин. Печать, дата: 14 июля 1944 года…

Вот таким он был, тихий и незаметный мой дядя Миша. Воин, крестьянин, который выиграл войну, но никогда не трубил об этом, не просил ни славы, ни денег. И подумалось мне: кто-то хочет запугать нас какими-то там санкциями, оружием бряцает! Да если в России были и есть такие люди, то Отчизну нашу ни один ворог не одолеет. Потому что на место победителей Великой Отечественной, если надо, придут их внуки и правнуки.

…Я аккуратно сложил бесценные листочки и положил их к орденам и медалям дяди Миши и моего отца. Не хочу убирать их в конверт, потому что не могу вот так, запросто, проститься не только со своим родным дядей, но и с нашим общим прошлым.

Помяни и ты добрым словом, мой дорогой читатель, этого замечательного человека, партизана Белоруссии.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 84 (4878) от 15 мая 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Неделя глазами экспертов
Часть маткапитала – на руки
Читайте в этом номере: