06:02 МСК
Пятница
10 / 07 / 2020
1326

Щеголи и невидимки

Автор фото: Иван Назаров | Щеголи и невидимки
Фото автора.

В апреле, когда лес еще не одет листвой, но природа от зимнего сна уже очнулась, в борах по закрайкам моховых болот глухариные смотрины в самом разгаре. В это время лесные петухи просыпаются с первыми признаками рассвета и сразу же начинают наигрывать свои токовые арии, состоящие из набора щелкающих и шипящих звуков.

Пока темно, они поют на деревьях, а когда рассвет просочится в холмистые уголки бора, слетают наземь и продолжают токовать, прохаживаясь по границам своей избранной территории. Тут, внизу, азарт лесных петухов достигает апогея, – они поют беспрестанно и при этом то и дело вспархивают с громким хлопаньем крыльев. Делается это для того, чтобы привлечь на свидание невест. Прилетевшие на ток лесные курочки о своем присутствии заявляют монотонным кудахтаньем, дескать, мы прибыли и смотрим на вас. На смотринах они выберут для продолжения рода самого достойного. Обычно им становится главный лидер тока, доказавший свое превосходство в поединках с соперниками. Он крупнее остальных, осанист, красив собой и в отличие от других петухов ведет себя более активно, зная, что в состязаниях ему нет равных. У него самая лучшая для обзора территория, глухарки замечают лидера тока издали и охотно встречаются с ним.

Находясь на току в укрытии, я много раз наблюдал эти свидания с близкого расстояния и дивился тому, как сильно разнится окраска оперения самца и самки. Петух – просто красавец. В его оперении множество самых разнообразных цветов. Тут и черный с крупным белым крапом, и рыжий, и ярко-красный, и темно коричневый, и синий, и переливчато-зеленый. Изысканность цветов в сочетании с напыщенной манерой поведения делают глухаря истинным франтом. Как и его дальний родственник, всем известный дворовый Петя, лесной петух в воспитании потомства участия не принимает, эффектное одеяние ему необходимо лишь для того, чтобы обольщать невест – исполнит предписанные природой обязанности и, уединившись в чаще леса, он вновь становится отшельником.

Невеста же рядом с вычурно-нарядным франтом выглядит скромно и неприметно, будто это и не птица, а призрак. Внешность ее незаурядная: по рыжевато-охристому телу пестрит темно-бурый волнистый узор, перемежающийся светлыми пятнышками и полосками. На земле ее не сразу-то и заметишь. Поразительно! Но даже на снимке увидеть глухарку непросто – так превосходно сливается с окружающим фоном ее оперение.

Почему у курочки такой невзрачный наряд? Это объяснимо. Гнездо она устраивает на земле, поэтому ей надо быть неприметной для врагов. Природа позаботилась даже о том, чтобы у наседки на время гнездования не работали потовые железы, что позволяет ей быть еще и неуловимой для острого обоняния хищников. Лисица, например, пройдет рядом и сидящую на гнезде птицу не только не заметит, но и не учует. Опасность для наседки представляют лишь зловредные кабаны. Эти землекопы в поисках беспозвоночной живности и нужных им кореньев своим чурилом взрыхляют лесную почву и, натыкаясь на гнезда птиц, опустошают их, пожирают они и птенцов.

Однако не стоит винить Природу в том, что за время эволюции она не приспособила глухарок сберегать гнезда от набегов клыкастых землекопов. Покажется странным, но тут вина целиком ложится на человека. Дело в том, что раньше в наших лесах кабанов не было и в помине. В Центральную Россию, точнее в Завидовское охотничье хозяйство Калининской области, зверей этих с целью охоты завезли из южных районов страны в 1937 году. Новоселы быстро акклиматизировались и уже через десять лет всем на удивление стали многочисленными обитателями не только подмосковных лесов, но и лесов соседних областей, нанося своей «пахотой» немалый урон местной флоре и фауне. Но это к слову. Вернемся к щеголям и невидимкам.

Есть в наших краях птицы, у которых и самец и самка имеют одинаковую окраску оперения – яркую, контрастную, заметную издали. К примеру, чибисы. Эти величиной с галку кулики гнездятся на сырых лугах и примыкающих к ним пашнях. Их «аристократическая» черно-белая окраска оперения невольно обращает на себя внимание. Мало того что чибисы броско окрашены, так они еще и очень крикливы, что выдает не только самих птиц, но и места их гнездования. Завидев хищника, птицы обычно летят ему навстречу и уже издали оглашают окрестности гнусавым: «чи-и-бис, чи-и-бис…». Ценители языка птиц, в переложении голоса чибисов на слова, трактуют их по-своему, птицы будто бы спрашивают: «Чьи вы? Чьи вы?». Действительно, похоже. На самом же деле крики чибисов выражают отнюдь не любопытство. Зная о том, что их контрастное оперение уязвимо для хищников – луней, лисиц, хорей и многих других, наседки своих врагов замечают издали и гнездо быстренько покидают. Отбежав в сторонку, они взлетают (птицы эти обычно гнездятся колониями по три – пять пар) и сразу бьют тревогу, чтобы всем миром изгнать их. И это защитникам колонии удается. Даже агрессивные болотные луни предпочитают не связываться с этой решительно атакующей щеголеватой братией. Но вот что интересно: оставленные без присмотра гнезда чибисов остаются целехоньки. Нет, они не прячут их в траве, как это делают другие птицы, яйца лежат буквально на виду в неглубокой ямке на скудной выстилке из сухой травы, только заметить их бывает непросто. Тут все дело в покровительственной окраске. Она настолько совершенна, что кладка яиц походит на комочки земли. Это позволяет щеголеватым птицам выживать даже в самых беспокойных местах.

За счет изысканного камуфляжа яиц выживают гнезда и других куликов. В прошлом году я нашел гнездо куликов-сорок на речной песчаной косе буквально в шаге от торной тропинки рыбаков. И ничего! Гнездо уцелело!

Природа, отшлифовывая приспособляемость животных к тем или иным условиям жизни, случается все ж, делает сбой. Возьмем, к примеру, гнездо певчего дрозда. Гнездо как гнездо. Выглядит оно даже добротнее, чем у других видов дроздов, потому как изнутри гладко оштукатурено глиной и древесной трухой, отчего приобретает светлую буроватую окраску. Устраиваемое на невысоких елочках или кустах, оно выглядит шикарно. Но вот цвет яиц… Они ярко-синие, словно это вызов всем наседкам, чьи гнезда выживают исключительно за счет покровительственной окраски яиц. Удивляет и другое. У всех других дроздов окраска яиц скромная, неприметная, а тут блестящая ярко-синяя, словно их кто-то выкрасил на потеху. Конечно же, синие и ярко-голубые кладки в природе не такая уж и редкость. Точно такая окраска яиц у горихвосток, скворцов, лугового чекана, чечевицы и многих других птиц. Но первые две птицы гнезда свои устраивают в дуплах, чекан тщательно прячет свое добро в густой траве, чечевица – в гущине кустов, что для посторонних глаз недоступно. У певчего же дрозда кладка яиц находится практически на виду, поэтому иначе как сюрпризом природы это не назовешь. Чтобы столь нелепая промашка природы не оставляла певчих дроздов без наследства, птицы вынуждены рисковать жизнью. Выглядит это поразительно. При обнаружении гнезда хищником наседка даже «ухом не ведет», – остается на месте до последнего момента, и можно подумать, что она приносит себя в жертву. И только когда неприятель приблизится вплотную с явным намерением слопать содержимое гнезда, она его покидает. Как это ни странно, но в половине случаев столь рискованная мера защиты позволяет гнездо сберечь от разорения, поскольку хищник часто не подозревает о его содержимом, и проходит мимо.

В природе много всего интересного, о чем надо поведать читателям, и много всевозможных сюрпризов, порой не поддающихся логике эволюции. Но об этом в другой раз.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 94 (4888) от 29 мая 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Дорогая плесень
что делать, если она поселилась рядом с вами
Михаил Скрипников
Краски мира
В выставочном зале «АРТРУМ» работает отчетная выставка «Мир глазами детей и взрослых»
Вероника Шелякина
Читайте в этом номере: