08:07 МСК
Вторник
07 / 02 / 2023
2214

Свет строк, дошедших до Берлина

Стихи нашего земляка были в годы войны особым духовным оружием советского воина
Мать поэта Т.Ф. Есенина в окружении бойцов – 
участников Великой Отечественной войны. Фото из фондов ГМЗ С.А. Есенина
На снимке: Мать поэта Т.Ф. Есенина в окружении бойцов – участников Великой Отечественной войны. Фото из фондов ГМЗ С.А. Есенина

«Иду в бой за Родину! За Есенина!» – эту размашистую карандашную надпись можно увидеть в экспозиции музея в Константинове на титульном листе книжки есенинских стихов, прошедшей дорогами Великой Отечественной войны.

В этих словах, звучащих, как клятва, выражены чувства, владевшие в те годы многими советскими бойцами и командирами.

Трижды Герой Советского Союза, легендарный маршал авиации А.И. Покрышкин писал: «Сергей Есенин, как патриот родной земли, шел с нами в бой и помогал громить врага. Любовь к родной стране, чудесная лирика, доходящая до самого сердца и ума, сопутствовали в годы войны и послевоенные годы моей трудовой и боевой жизни…»

Победоносный экипаж легендарного подводника А.И. Маринеско, которого Гитлер объявил своим личным врагом, пронес через все морские сражения бесценный томик есенинских стихов. Рязанский поэт Александр Потапов написал об этом замечательное стихотворение. Вот его фрагмент:

А утром лодка, рулевым послушна,

Ушла в поход – получен был приказ.

И «Ты жива еще, моя старушка…»

В отсеках тесных слышалось не раз.


…Сырой туман над морем стлался густо.

Кралась подлодка, прячась в темноту.

С конвоем вышел в море лайнер «Густлов»

С фашистскими войсками на борту.


Легла на курс тяжелая громада.

Вокруг, как псы, сновали катера.

Что ж, отомстим за муки Ленинграда!

И Маринеско выдохнул: – Пора!


Побед подобных Балтика не знала.

Врагу за все заплачено сполна.

Германия, как спрут, во тьме лежала,

В трехдневный траур – вся! – погружена.


…Медаль луны начищена до блеска,

И не страшит невзгод девятый вал.

Так вместе с экипажем Маринеско

С фашистами Есенин воевал.

Да, в годы Великой Отечественной войны поэзия Есенина сражалась за Родину вместе со всем советским народом. Бывшая в тридцатые годы под негласным запретом (по свидетельству А.И. Солженицына, среди «сидельцев» ГУЛАГа можно было встретить и особую когорту «есенинцев»), лирика Есенина в годы войны стала своего рода вторым хлебом, «неприкосновенным запасом» солдат и офицеров Красной Армии.

Сын поэта, Константин Есенин, кавалер трех боевых орденов Красной Звезды, отважный комсорг роты, четырежды раненый в боях с фашистами, взял с собой на фронт несколько сборников стихов своего великого отца. Стосковавшиеся по родному дому, по мирной «сельщине», по любви и сердечному теплу бойцы расхватывали их мгновенно и зачитывали «до дыр». Впоследствии Константин Сергеевич вспоминал: «Я не жалел о тех книгах отца, которые «зачитали» лейтенанты и солдаты. Во время войны люди тянулись к поэзии Есенина, к его искренности, нежности, теплоте…»

В предвоенные годы стихи Есенина почти не переиздавались, поэтому сборники его стихов были большой редкостью – их переписывали друг у друга от руки в блокноты, в тетради, заучивали наизусть, чтобы в минуту затишья отвести душу, прочесть их боевым товарищам. Прошедший всю войну сапером, рязанец Иван Гиляров вспоминал: «Случалось, перед какой-нибудь трудной задачей вызывал к себе ротный:

– Дело предстоит. Серьезное. Настрой ребят.

И это уже был приказ: выдавай «на гора» Есенина. Приказ не выполнить нельзя…»

О том, как есенинские стихи согревали душу наших солдат, помогали выстоять в смертельной схватке с фашизмом, написал в своей поэме «Озерный огонь» замечательный рязанский поэт, ветеран Великой Отечественной войны, воевавший в десантных войсках, лауреат Всероссийской есенинской премии Б.И. Жаворонков, отмечающий в год 70-летия Великой Победы свой славный 90-летний юбилей:

Сквозь гарь промчась на парашютных стропах,

Я ни единым словом не совру:

Твои стихи читали мы в окопах,

Хранили, как патроны и махру.

Про то, как бойцы, затаив дыхание, в перерывах между боями слушали стихи Есенина, вспоминала в своем стихотворении «В землянке» и рязанская поэтесса, в прошлом фронтовая медсестра Вера Безводская:

Есенина читала я солдатам,

И гимном жизни каждый стих звучал.

В землянке под бревенчатым накатом

Светильник в гильзе солнце излучал.

Гармошкой деревенской стих растает

Иль флейтой затоскует в полутьме:

«Отговорила роща золотая…»

Иль «Не грусти так шибко обо мне…»


И зацветет рязанскою рябиной

Вдруг бруствер трехнакатный из ольхи.

И снова бой. И снова рвутся мины.

И вновь прервутся песни и стихи.


Но бой пройдет. В душе цветет рябина.

И сыплет белым вишня у плетня.

Свет строк есенинских, дошедших до Берлина,

Был светом и Победного огня!

Известный рязанский писатель Валентин Сафонов несколько лет собирал свидетельства участников Великой Отечественной войны о том, что значила для них в те годы поэзия Есенина, и выпустил в 1995 году в свет небольшую, но поистине бесценную книжечку «Есенин на фронтах Великой Отечественной».

В ней он пишет: «Пробитые насквозь пулями, изорванные в клочья осколками, книги Есенина подбирались на поле боя санитарами или солдатами похоронных команд, через их посредство попадали в ближний тыл – в медсанбаты, в военно-полевые госпитали, перекочевывали за линию фронта. И продолжали боевую службу… Есенин воевал на два фронта: против гитлеровцев и против собственных подлецов, приговоривших его к безусловному забвению, к уходу в небытие. Поэт выиграл оба сражения: одолел на поле брани жесточайшего противника и сохранил себя в нашей памяти, в памяти своих соотечественников».

В Государственном музее-заповеднике С.А. Есенина хранятся несколько рукописных сборников стихотворений великого поэта. В одной из своих статей о них рассказывает старший научный сотрудник музея, заслуженный работник культуры РФ О.Л. Аникина. Она приводит слова жителя г. Рыбное, ветерана Великой Отечественной войны, связиста Ф.Г. Канадцева, потерявшего в результате тяжелого фронтового ранения руку: «Стихотворения Сергея Александровича были необходимы солдатам, как хлеб, только для души. Он помогал нам оставаться людьми на войне». Главным сокровищем ветерана в те грозовые годы была записная книжка, в которую он еще до войны вписал тексты 30 есенинских стихотворений. Боевые товарищи переписывали их, посылали в письмах своим родным, и военная цензура уже не препятствовала этому.

Хранится в музее и фронтовая записная книжка с есенинскими стихами, принадлежавшая в свое время секретарю Рязанского обкома по идеологии В.Н. Шестопалову, пользовавшемуся большим авторитетом у рязанцев. Вместе с ним она прошла весь его фронтовой путь.

В 2003 году в Санкт-Петербурге была напечатана небольшая книжка Б.В. Стыриковича «С Пушкиным и Есениным по огненным дорогам Великой Отечественной войны». В период прорыва блокады Ленинграда он был стрелком-радистом танка БТ-7. После ранений и контузий он читал стихи Есенина в госпиталях. Раненых бойцов особенно трогали есенинские строки о другой войне, по-своему не менее тяжкой:

Россия! Сердцу милый край!

Душа сжимается от боли.

Уж сколько лет не слышит поле

Петушье пенье, песий лай…

А есенинское «Письмо матери» чаще всего пели хором. Военный фольклор сохранил несколько вариантов этого стихотворения, пересочиненных, дополненных совсем другими, фронтовыми реалиями. Были в них и такие строки, обращенные к далекой матери:

…И тебе в вечернем синем мраке

Вдруг покажется, как страшный миг,

Будто немец в рукопашной драке

Двинул мне под сердце острый штык.

Ничего, родная, успокойся!

Это лишь дурной, тяжелый сон.

На войне я многому учился –

Ляжет первым в нашу землю он…

Есенинское «Письмо матери», как и симоновское «Жди меня», стало настоящей фронтовой молитвой, песенной легендой войны, а образ матери поэта – всеобщим символом материнской любви и веры. Не случайно раненые бойцы, проходившие лечение в рязанских госпиталях, после выздоровления, перед новой отправкой на фронт считали своим долгом посетить родное село поэта, повидаться с его матерью, принести ей скромный гостинец, помочь, чем только можно. Об одном из них, молодом лейтенанте, добравшемся зимой сорок первого на попутках из рязанского госпиталя в Константиново перед уходом на фронт, рассказал в своих стихах рязанский поэт Александр Потапов:

Он низко дому поклонился

(За дверь – с гостинцами пакет).

И долго вслед ему струился

Вечерний несказанный свет…

И он, забыв про злые боли,

Шел беспощадно мстить врагу

За Русь – малиновое поле

И синь, упавшую в реку,

За горе матери поэта,

За отчий край

И этот дом…

Но он не сразу понял это,

А лишь в конце войны,

Потом.

«Есенинские томики, пронесенные по фронтовым путям-перепутьям, подобны боевым знаменам, побывавшим в пекле пороховых сражений», – писал Валентин Сафонов. Точнее не скажешь. Ведь стихи Есенина были в годы войны особым, духовным оружием советского воина.

Оружием Великой Победы.

Ольга Воронова,
руководитель Есенинского научного центра
РГУ имени С.А. Есенина,
профессор,
член Союза писателей России

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 94 (4888) от 29 мая 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

Вкуснятина из Заокского

Достоин памяти и возрождения

Рязанская городская станция юннатов провела для школьников ярмарку вакансий по работе в летние каникулы

Профилактические отключения горячей воды продлятся не более двух недель
В регионе началась подготовка жилищно-коммунального комплекса к предстоящему отопительному сезону 2015–2016 годов
Светлана Максимова
Тысяча роз любимому городу
К благоустройству парков и скверов все больше привлекаются внебюджетные источники финансирования
Светлана Максимова
Читайте в этом номере: