07:39 МСК
Понедельник
06 / 12 / 2021
2038

По долгу исторической памяти

В сентябре сошлись две связанные со Второй мировой войной даты – день ее начала и день ее полного завершения. Именно поэтому каждое второе воскресенье сентября в мире отмечается как День памяти жертв фашизма.

Нет идеологии страшнее, чем фашизм, нет более позора, чем быть к ней причастным. Понимание этого, казалось бы, вошло в наше сознание и кровь. Даже на бытовом уровне, желая выразить свое крайнее возмущение жестокостью человека, мы нередко прибегаем к сравнению: «Он, как фашист…»

В то же время увидеть намалеванную на какой-нибудь стене свастику – для нас теперь обычное дело. Что сие означает? Что за этим стоит?

Такова была тема нашего разговора с Денисом Боковым, заместителем председателя комитета по делам молодежи Рязанской области. Для справки: мой собеседник по образованию – учитель истории и английского языка, закончил Рязанский РГУ им.С.А. Есенина в 2004 году…

– Денис, наверное, нашим читателям не надо даже и говорить, что фашистскую символику рисует в основном молодежь. И сейчас, и раньше так было. Лет тридцать назад за появление в одном из райцентров самодельного флага со свастикой со своих постов «полетело» чуть ли не все районное образовательное начальство. Наверное, делают это те, кто пачкает стены главным образом из-за желания «отличиться», не задумываясь над смыслом?

– Преувеличивать значение «пачканья» стен, конечно, не надо. Подростки по своей органике энергичные, импульсивные, их сознанию присущ максимализм. Поэтому-то в молодежной среде возникает множество субкультур, которые, развившись на каком-то этапе, тут же гибнут. А сами носители этих субкультур, повзрослев, иногда со стыдом вспоминают, что они проделывали.

Приуменьшать, однако, тоже нельзя. Потому что подростки, малюющие по ночам свастику, совершающие, по мнению большинства, антиобщественный поступок, выражают тем самым свой протест. Они чем-то обижены, уязвлены. Я встречался с такими, радикально настроенными ребятами. Первое, что пришло мне в голову при определении их: люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Их можно настроить на очень плохие дела.

– Один педагог сказал мне: это ребята, с которыми никто не работает… С другой стороны: а как с ними работать? Наверное, хорошо было бы привлечь их к занятиям спортом. Но это для траты энергии. А что делать с их головами? Постоянно вдалбливать в них: фашизм, свастика – это омерзительно? Так от этого как бы хуже не было!

– Вы правы. Это как в противодействии наркотикам. Существует одно из мнений: не говорить о них вообще, не привлекать к ним излишнего внимания, противодействовать, но опосредованно. И противодействие фашизму необходимо сделать (и оно есть) сквозным направлением всей воспитательной работы с молодежью. В основе же ее должно лежать патриотическое воспитание.

– Отношение к воспитанию патриотизма в нашем обществе неоднозначное. Некоторые представители интеллигенции не только не любят самого слова «патриотизм», но и считают, что нельзя его прививать, то есть как бы заставлять насильно любить свою Родину.

– Я с этим мнением не согласен, но отрицать его тоже нельзя. В этой связи могу сказать, что в проекте федеральной целевой программы «Молодежь России», в которой сейчас обозначаются новые подходы к воспитанию подрастающего поколения, есть очень интересное, на мой взгляд, положение о необходимости формирования «российской идентичности», чтобы молодые люди в полной мере ощущали себя гражданами именно российского государства. Эта задача включает в себя более широкий круг вещей по сравнению с тем, что мы понимаем обычно под воспитанием патриотизма, традиционно делящегося условно, например, в нашей работе, на военно-патриотическое и гражданско-патриотическое. Я думаю, может быть, такая постановка вопроса поможет нам наконец найти и сформулировать нашу национальную идею, которая, как правило, является стержнем государственной политики, в том числе и политики молодежной.

– А что надо делать сейчас, в отсутствие национальной идеи?

– Я уже говорил: формировать патриотизм, историческую память, взращенную на сыновнем уважении к прошлому своей страны, как к его славным, так и драматическим страницам. На эту тему я часто выступаю перед молодежным активом в наших лагерях, на сборах.

– Денис, вы сами человек молодой, ваши детство, отрочество и юность пришлись на очень непростые для нашей Родины времена. Как формировалась ваша историческая память? Что получилось в результате?

– Что может получиться, когда у граждан еще недавно великой страны пытаются отнять столь же великую историю, почти отнимают такой величайший подвиг, как победа над фашизмом? Ничего хорошего. И прежде всего происходит деформация национального самосознания, частичным подтверждением чему и является малевание свастики.

Мне-то еще повезло. Я закончил исторический факультет, получил определенный запас знаний и могу, например, дать объективную оценку фильму «Царь» (об Иване Грозном) с точки зрения исторической правдивости. Там ее нет. Там нет царя, равного по своему значению таким величайшим деятелям нашей истории, как Петр Первый, Екатерина Великая. Там есть лишь царь-злодей и психопат. Таковым он и отпечатался в сознании многих молодых людей, посмотревших этот фильм в широком прокате, которые об Иване Грозном, может быть, только «из кина» и узнали.

А прошедшее по нашим экранам творение знаменитого мастера кино Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки» – фантасмагорическое произведение, где кучка евреев-американцев убивает Гитлера, и после этого заканчивается Вторая мировая война? Из десятков миллионов человек, посмотревших этот фильм по всему миру, 80 – 90 процентов полагают, что Вторая мировая война так и закончилась, благодаря кучке американцев. Я считаю этот фильм качественной провокацией против нашей истории и наших заслуг, которые у нас медленно, но верно отнимают.

К счастью, в последние годы в нашем государстве что-то стало меняться, оно начало защищать свое историческое прошлое. На огромном подъеме прошли подготовка к празднованию 65-летия Великой Победы и сам праздник. В 90-е годы этого просто не было! Мне кажется, такие вот великие моменты и исправляют некоторые не совсем «правильные» мозги. У нас, например, проводилась акция: «Все разные, все вместе» – о рязанцах не русских, принимавших участие в войне. На большом баннере вывесили фотографии людей разных национальностей. Их было очень много. Неужели никто из тех, кто нынче «косит» под фашистов и кричит: «Россия – для русских!», не задумался, глядя на снимки, вот о чем: я родился, живу, и все это, может быть, благодаря тому, что кто-то из этих таджиков или армян был на фронте рядом с моим прадедом и в отчаянную минуту спас его?..

Кстати, молодежь здорово проверяется на вопросах: что ты знаешь о своем деде или бабушке – словом, о своих предшественниках? Все начинается с семьи, и историческая память в том числе. Несколько лет назад подавляющее большинство ребят говорили: «Ничего». Сейчас многие начинают интересоваться своей семьей, историей.

Общаясь каждый год с ребятами в лагерях актива, я с радостью замечаю, что каждый их новый набор меняется, раз от раза становится более зрелым, серьезным. Ребята интересуются тем, что происходит в мире, задают острые вопросы, смело вступают в дискуссию…

– Да, но это молодежный актив, лучшие из лучших…

– В любом обществе, в любой стране настоящих лидеров всего лишь 5-7 процентов. Но это – соль земли, катализатор, который ускоряет прохождение процессов вширь и вглубь…

***

В тот день я не только у Дениса Бокова спрашивала, почему молодежь рисует свастику. И один из моих экспертов, немного задумавшись, выдал такой ответ: «Это может быть и проявлением генетической памяти. Ведь для наших пращуров свастика была символом, означающим солнцеворот».

Возможно. Но в памяти человечества после Второй мировой этот символ вызывает совсем иные ассоциации. И те, кто воспроизводит сегодня свастику, оперирует совсем иными, чем наши пращуры, девизами и лозунгами.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 172 (3723) от 11 сентября 2010 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Реальная пятерка в виртуальном дневнике
В рязанской школе №35 создают маленькую модель гражданского общества, ставя во главу угла открытость и доступность информации
Димитрий Соколов
Регламент укоротит очереди
На очередном заседании Рязанской гордумы депутат Галина Трушина подняла вопрос о проблеме детских садов. Не дефицита мест, а возможности записи на очередь в дошкольные учреждения. ...
Ольга Трубушкина
Читайте в этом номере: