22:27 МСК
Четверг
01 / 12 / 2022
2187

Они слышат голоса

Объявленный в стране поход против коррупции натыкается на изощренные и постоянно совершенствующиеся методы конспирации чиновников. Поймать за руку мздоимца становится все труднее. В связи с этим возрастает роль технических средств, позволяющих доказать деяние. Без прослушки телефонных разговоров и оперативных аудиозаписей в момент контакта заинтересованных лиц не обходится ни одно уголовное дело о взяточничестве. Однако все собранные технические материалы становятся доказательствами только после проведения тщательной экспертизы. Сегодня мы расскажем о том, над чем работают в отделе фоноскопических экспертиз Экспертно-криминалистического центра УВД по Рязанской области.
Автор фото: Сергей Ларин | Они слышат голоса
Фото: Сергей Ларин.

Требования времени

Отдел фоноскопических экспертиз сравнительно молодой. В ЭКЦ он существует всего 5 лет. Создание его стало требованием времени. До этого все фоноскопические экспертизы рязанцев проводились в столице и других регионах. Очередь на их проведение была огромнейшая, в связи с чем рассмотрение уголовных дел затягивалось на неопределенное время.

Однако и сейчас, с появлением собственной технической базы, потребность в услугах экспертов-лингвистов и акустиков не спала. С начала года уже проведено свыше 70 фоноскопических исследований, но впереди еще непочатый край работы – очередь расписана до самого нового года. Предстоит сделать более 50 экспертиз. И все они в основном связаны с уголовными делами коррупционной направленности.

Такая напряженная ситуация потребовала увеличения штата сотрудников. В отделе стажируются трое новичков, за плечами которых литфак госуниверситета и радиоакадемия. Именно специалистов данного профиля требует специфика работы в фоноскопическом отделе ЭКЦ.

Эксперт-лингвист Наталья Облова уже считается старожилом. По профессии она учитель русского языка и литературы. Прежде чем попробовать себя в новом направлении, была преподавателем в техникуме и институте. Но истинным своим призванием считает свое нынешнее поприще, на котором работает уже четвертый год.

Не каждый может целый день сидеть в наушниках и вслушиваться в чужую речь, изобилующую подчас нелитературными оборотами и словами-паразитами. Жаркое лето стало дополнительным испытанием. К тому же стены в кабинете, где установлено оборудование, отделаны особым звукоизоляционным материалом и создают свой температурный режим. Но Наталья и ее коллеги не обращают внимания на сезонные трудности. Главное – вовремя закончить экспертизу, пусть для этого даже придется прихватить свой выходной.

Спорная фонограмма

Недавно Наталья Облова закончила многообъектную экспертизу, касающуюся фактов мошенничества, над которой корпела полгода. Расшифровка записей заняла множество страниц.

Перед экспертами следствие и прокуратура ставят разные задачи. Нужно установить дословное содержание оперативной записи, определить, кто говорит и в каком месте это произошло. Однажды по фонограмме удалось выявить даже время года – на заднем фоне улавливалось падение капели и пение птиц.

Оперативная работа не всегда венчается успехом. Нередко преступник так ловко заметает следы, что на годы выпадет из поля зрения сыщиков. В практике Натальи Обловой был случай, когда пришлось работать с аудиозаписью, сделанной 15 лет назад. Тогда торговец наркотиками скрылся от следствия за границей. Годы на чужбине изменили его облик, манеру поведения и речь. Беглец выучил два иностранных языка и стал разговаривать с акцентом. Изменился и его словарный запас. Фигурант исключил из обихода все бранные слова и нецензурную лексику. С первого взгляда, речь наркоторговца со старой записи и последние образцы его голоса отличались, как зима и лето. Но на то и существует экспертиза, чтобы по «мелочам», не заметным обывателю, идентифицировать личность. Постаревшему голосу 45-летнего эмигранта была присуща та же характерная особенность в произношении согласных, в частности, буквы «р», что и в его молодые годы. По наблюдению Натальи Обловой, многие люди выговаривают трудную букву на свой лад.

Манера общения, тембр голоса, интонация, словарный запас – все может стать идентифицирующим признаком при проведении фоноскопической экспертизы. Рязанские эксперты в этом преуспели, поэтому отдел, несмотря на молодость сотрудников, – на хорошем счету в системе МВД.

Бывает, что адвокаты, желая затянуть дело и выиграть время, пытаются усомниться в профессионализме местных экспертов-криминалистов. Именно так случилось в нашумевшем деле сотрудника наркоконтроля Игоря Печерских, обвиненного в получении взятки. Суд принял решение назначить повторную фоноскопическую экспертизу. На этот раз ее проводили специалисты из Москвы. Однако выводы столичных и местных экспертов полностью совпали. Суд вынес фигуранту обвинительный приговор.

Помоги себе сам

Для анализа на стол экспертов ложатся не только аудиозаписи оперативных служб, но и обычных граждан, попавших в сложную ситуацию. Как-то раз находчивый автолюбитель записал на диктофон разговор сотрудника ГИБДД, вымогавшего у него деньги, что стало надежной уликой. В другой раз девушка, на которую напал насильник, успела включить мобильный телефон, и голос неизвестного преступника был записан. В психологическом плане делать экспертизу подобного материала очень сложно, ведь техника фиксирует всю звуковую обстановку и эмоциональный фон, сопровождающие преступление. Конечно, качество записи на бытовой технике, произведенной неспециалистами, оставляет желать лучшего. Но в отделе фоноскопических экспертиз ЭКЦ на оборудовании установлены специальные программы шумоочистки, которые позволяют заметно улучшить запись, добиться четкости звука.

Несмотря на то, что практически любую «грязную» запись эксперты могут расшифровать, оперативников учат правильно работать с техникой, чтобы фонограмма получилась наивысшего качества. Рассчитывается расстояние до объекта, учитывается его эмоциональное состояние, берется во внимание окружающая обстановка (шумы улицы и голые стены помещения, дающие эхо, в равной степени негативно влияют на конечный результат).

Звонок «террориста»

Были времена, когда Рязань накрыла волна звонков о заложенных бомбах от лжетеррористов. Это забавлялись местные школьники. Несмотря на то, что в дежурных частях милиции установлены регистраторы речи, обнаружить анонимов удавалось редко, и опасные шалости продолжались. Это относится к тем временам, когда в областном центре еще не было своего отдела фоноскопических экспертиз. Когда же он появился, ситуация кардинально поменялась.

Все голоса неизвестных хулиганов изымались и ставились на учет в специальную фонотеку. Вскоре выяснилось, что за отдельными школьниками – по нескольку подобных выходок. А затем по голосам были установлены и сами лже-террористы. Информация получила широкую огласку в средствах массовой информации. На родителей несовершеннолетних были наложены штрафы. Страх быть пойманным и наказанным заставил хулиганистых подростков, среди которых попадались и девочки, искать новые виды развлечений. Сегодня в системе фоноучета всего два неопознанных лица.

Жало экстремизма

В канун выборов в областную Думу экспертам пришлось заниматься в массовом порядке листовками и надписями экстремистского толка. Было проведено 7 лингвистических экспертиз, в ходе которых в представленных текстах были выявлены элементы разжигания национальной розни. А затем были установлены лица, причастные к их распространению. В частности, Железнодорожный районный суд, учитывая лингвистическую экспертизу, признал экстремистским материалом листовку с наименованием «Независимая Организация Русских Националистов», которую распространял гражданин Б. В листовке были даны негативные установки в отношении определенной нации (евреев), их отрицательная эмоциональная оценка, а также содержались экстремистские призывы.

В число материалов, разжигающих национальную рознь, попала и одна из статей, опубликованных в газете «Вечерняя Рязань». В отношении автора следственным управлением СКП РФ по Рязанской области возбуждено уголовное дело.

Значение лингвистической экспертизы для хода расследования уголовного дела трудно переоценить. Эксперту Наталье Обловой однажды досталась настоящая головоломка. На основе дословного содержания текста нужно было установить, о чем конкретно шла речь на фонограмме.

Оперативники записали разговор между фигурантами, занимающимися преступным промыслом. Из сделанной записи следовало, что они торговали «девятками», «пачками», «мухами», «машинами» и «агрегатами». А чем именно? Ничто не указывало на профиль товара. Но, в конце концов, удалось расшифровать ребус и найти подлинный смысл переговоров между бандитами. В итоге оказалось, что торговали они оружием – гранатометами и револьверами. Под «девяткой» подразумевался девятый калибр, под «пачками» – объем партии товара, под «мухами» – боеприпасы и т.д.

Преступники всегда шифруются, и следствию приходится доказывать, что конкретно вкладывают они в тот или иной текст. Известен случай, когда наркодилеры при контактах с клиентами называли героин «документами».

Любые огрехи в оперативной записи: непонятные звуки, затянутые паузы, скомканные слова уголовный элемент использует себе во благо, подвергая сомнению весь материал. Выдвигается версия о «фальсификации» и «монтаже». Однако, по утверждению Натальи Обловой, оперативных записей с элементами монтажа в нашем регионе не было выявлено ни разу, что говорит о добросовестной работе сыщиков.

Особенно рьяно защищаются взяточники. Сейчас в производстве следователей уголовное дело в отношении двоих мздоимцев-чиновников. Экспертам придется проводить 16 фоноскопических экспертиз, и работу эту легкой не назовешь.

Перспективы роста

Загруженность на службе не лишает Наталью Облову и ее молодых коллег широкого взгляда на профессию. Они активно интересуются психолингвистикой, которая дает возможность по образцу голоса определить возраст человека, его образование, социальный статус и даже национальность – по акценту.

Еще одно перспективное направление работы – автороведческая экспертиза, которая позволяет достоверно установить автора того или иного произведения. Пока в ЭКЦ их не переводят. Но, думается, с появлением такой практики плагиаторов стало бы меньше, и нам, творческим людям, дышалось бы легче.

Наталья Облова относится к тем редким людям, которые мало смотрят телевизор – она его слушает. Для нее это не отдых, а работа. Она автоматически начинает вслушиваться в речь, определяя идентификационные признаки. В этом плане для нее и поездка в общественном транспорте, и пребывание на людных улицах – сплошная головная боль. Ее чуткое ухо улавливает то, на что не обращают внимание окружающие. Таковы издержки профессии. Но к ним эксперт-криминалист относится с юмором.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 176 (3727) от 17 сентября 2010 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Вехи пути
В последний летний день Избирательная комиссия Рязанской области отметила 15-летие. О том, какой она была в своем начале и как изменилась сегодня, рассказала Людмила Скрынник, секретарь ...
Наталья Демидкова
Лекарство от уныния
«1 сентября пошел в школу наш сын. Дочь – второклассница. И уже замечаем, что дети устают, что их веселый характер стал резко унылым, даже плаксивым, чего раньше не было никогда. Учительница ...
Татьяна Барановская
Читайте в этом номере: