07:46 МСК
Среда
08 / 07 / 2020
1167

Ловись, рыбка – большая и маленькая

Ловцов рыбы в природе немыслимо много. Кроме человека, интерес к рыбалке проявляют медведи, выдры, лисы, енотовидные собаки, дикие кошки, хватают небольших рыбок ужи, а на мальков охотятся лягушки и даже некоторые виды летучих мышей. Перечислить всех невозможно, кого-то непременно упустишь из вида. В столь многочисленной армии рыбаков значительную часть занимают птицы, среди которых встречаются и крошки, величиной с воробья, и великаны, достигающие размера орла.

В шестидесятые годы минувшего века, когда разливы на реках случались ежегодно, а озера в пойменных лугах кишели рыбой, мы ловили ее руками. Во второй половине лета мальки щуки уже достигают длины с ладошку, озера к этому времени обычно мелели, и для нас, деревенской детворы, наступала радостная пора. Присмотрев неглубокое озерцо, а их тогда было много, мы заворачивали штаны, забредали в подернутую ряской воду и босыми ногами взбалтывали донную тину. Одуревшая от густой мути рыба скоро всплывала на поверхность, где ребятня ее и хватала. Пойманные таким способом щучки настолько пропитывались запахом тины, что даже жареные дух этот источали. Но нас такой «аромат» не пугал, на другой день месили тину снова. Бывало, от частого пребывания в озерной жиже кожа на ногах трескалась и кровоточила. Мать говорила, что это цыпки (деревенское название этого недуга), и мазала ранки сметаной, остуженной в погребе. Умещавшийся на ладони щуренок, конечно, невелика рыбка, но страсть у детворы вызывала. Да и взрослые нередко интерес к такой рыбалке проявляли. Помню, жила в нашем селе Доря, по прозвищу Завидуха. Она тоже не брезгала щурятами и, бывало, топталась в тине вместе с детворой.

Однако люди – не единственные, кто испытывает страсть к ловле щурят. К концу лета многие мелководные озерца при высыхании обнажали илистое дно, соблазняя многих птиц всплеском ютившейся в исчезающих лужицах рыбы. Особую страсть к обреченным на гибель щурятам питали вороны, коршуны, цапли, чайки и крачки, а из зверей по ночам на пир прибегали лисы, енотовидные собаки и хори. Соблазнялись плененной в лужах рыбой даже волки. Их следы на сыром иле тоже оставались. Особого урона природе от этого не было, на другой год вешние воды затопляли низины вновь, позволяя щукам отнереститься. И все повторялось.

Есть в природе и узкоспециализированные, то есть профессиональные рыбаки, для которых рыба – основное, а то и единственное блюдо в их рационе. Жизнь этих ловцов целиком зависит от того, сколько рыбы водится в озерах и реках, много – они процветают, недостаточно – стремительно убывают в числе. Поэтому нередко случается, когда узкоспециализированные рыболовы из-за скудности пищи оказываются на грани выживания. У нас в Мещере такова судьба орлана-белохвоста и скопы, а из зверей – выдры. Все они занесены в Красную книгу Рязанской области. А скопа и орлан-белохвост «прописались» еще и на страницах Красной книги России. Что же случилось?

Возьмем скопу. Когда-то эта величиной с ворону птица была повсеместно обычной и встречалась не только в поймах Оки, Пры и в районе Великих озер, славившихся всегда обилием рыбы, но даже и в некоторых степных районах, там, где озера тоже сулили крылатым рыбакам сытую жизнь. Сейчас в это трудно поверить, но в одном охотничьем издании тридцатых годов прошлого столетия сообщалось, что трое охотников, нанятых руководством рыбхоза для отстрела «вредных» птиц, за три дня порешили 28 скоп (!). В наше время крылатых «пожирателей» рыбы уже мстительно не стреляют. Это было ошибкой. И все же, несмотря на прозрения людей и взятие этих птиц под охрану, увидеть в Мещере скопу случается крайне редко. Причины? Их много. Тут и вырубка лесов, и стремительный натиск человека на дикую природу, и участившиеся пожары, но главная – оскудение водоемов рыбой, что не может гарантировать птицам успешного гнездования.

Ловец рыбы скопа отменный. Летая над водой на высоте пятьдесят-шестьдесят метров, она время от времени зависает в одной точке, как это делает пустельга, а увидав проплывающую близко к поверхности рыбу, пикирует вниз со скоростью, превышающей сорок метров в секунду. Погрузившись в воду и вонзив острые когти в предмет своей охоты, птица выныривает и поднимается в воздух с добычей, нередко превышающей ее собственный вес.

Как и многие хищные птицы, скопа гнездится на высоких деревьях. Гнездо видно издали, оно походит на огромную шапку, нахлобученную на макушку. И вот что любопытно. В его строительстве есть интересная тонкость: основанием для гнезда всегда служит дерево… со сломанной макушкой. Это нужно для того, чтобы массивное сооружение сидело на обломке торчащего ствола, как на стержне, – основательно. Иначе при сильном ветре оно свалится.

В книге известного московского натуралиста и зоолога-коллекционера Евгения Павловича Спангенберга «Встречи с животными» описан интересный случай, произошедший с ним в Закавказье. Натуралист отыскал гнездо скопы и решил влезть на дерево с намерением достать для музейной коллекции кладку яиц. С большим трудом он до цели добрался и, ступив на единственный возле гнезда сук, стал дотягиваться до края постройки. Но в этот момент сук под его ногой сломался, и вцепившемуся в стенки гнезда натуралисту ничего не оставалось, как вскарабкаться наверх. Кладку на радостях он завернул в мешочек и спустил на шпагате наземь, но оставаясь наверху, осознал, что путь назад ему отрезан. Из «широкополого» гнезда выбраться невозможно без опоры, которой служил единственный сук. Так и просидел он в гнезде весь день и неизвестно, сколько бы еще проторчал на дереве, если б не проходивший мимо азербайджанец. Узнав, в чем дело, он вернулся в деревню, чтобы привести на помощь людей. Вызволяли натуралиста из плена около двадцати человек. Они сколотили лестницу, срубили длинный шест и, привязав к нему конец веревки, подали наверх. Зацепленная за стержень гнезда, она помогла пленнику спуститься наземь. Вот такая необычная «иллюстрация» с гнездом скопы.

Но вернемся к рыбакам. Отменным ловцом рыбы является и цапля. В сравнении с другими птицами-рыболовами она выглядит худой и долговязой, словно уродец. Но стоит эту щуплую худышку увидеть в деле, когда она забредает в воду и при этом ловко перешагивает поросшие осокой кочки, и как подобно распрямившейся пружине молниеносно схватывает своим длинным клювом рыбешку, понимаешь, что это отнюдь не уродец, а отшлифованный эволюцией охотник с исполненной достоинства осанкой.

Как и скопа, цапля гнездится на деревьях. Появившимся птенчикам родители на первых порах ловят рыбешку невеликую – меньше ладошки, но стоит немного подрасти, и они уже способны проглотить увесистую. Однажды, наблюдая в бинокль за гнездовой жизнью цапель, я был удивлен, как еще неоперившийся птенец проглотил щуку величиной в пол-локтя. Проглотил и, как ни в чем не бывало, устроился на краю гнезда подремать. Орнитологи пишут, что для цапель длина добычи особой роли не играет, главное, чтобы она была прогонистой. Крупный карась для этого не годится, а щука – то, что надо.

При недостатке рыбы цапли охотятся на лягушек, головастиков и другую беспозвоночную живность, что позволяет им выживать.

В числе профессионалов значится и особо редкий в нашем крае хищник – орлан-белохвост. Этот охотник широкого профиля. Размером он с беркута, поэтому позволяет себе нападать на ондатр, зайцев, лис, а также ворон и других немалых птиц. Но это, как говорится, на безрыбье, главная его добыча – рыба. В отличие от других крылатых рыбаков улов орлана бывает солидным. Известный журналист «Комсомолки» Василий Михайлович Песков привез с Аляски вырезку из газеты, в которой сообщалось о необычном происшествии: «Рейсовый самолет столкнулся в воздухе с рыбой». Как это случилось? Пойманного тайменя орлан с перепугу уронил прямо на крыло самолета. «Это могло случиться только на Аляске, – похвалялся местный репортер. – Много рыбы, много орлов и много самолетов».

Случай, конечно, уникальный, и если учесть, что вес орлана достигает пяти килограммов и что охотится он на добычу тяжеловесную, то, надо полагать, столкновение было нешуточным.

Есть в природе и профессионалы невеликие, размером с воробья, чей объект охоты – рыбка величиной с мизинец. Это крачки (в нашей области обитает пять видов), малая чайка и зимородок. Крачки и чайки поселяются колониями на зарастающих болотах и озерах, где не только охотятся, но и устраивают на водной растительности свои гнезда. Места обитания зимородка – речки, ручьи, а также озера и пруды с непременным наличием обрывистых песчано-глинистых берегов, в которых птичка роет свои гнездовые норки. Бросаясь в воду, эти ловцы чаще всего хватают уклеек, пескарей и щучек. Особого вреда природе, как впрочем, и рыбным хозяйствам они не наносят. Гораздо больший урон причиняет прожорливая щука. Но не нам, людям, всех упомянутых рыбаков порицать и уж тем более делить животных на вредных и полезных. За время эволюции в Природе все должным образом уравновешено, и перекосов она старается не допускать.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 138 (4932) от 31 июля 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Пусть меня научат
Молодежь выбирает фитнес
Вячеслав Астафьев
Сквозь пространство и время
На выставке «Сердце Рязани» можно увидеть произведения живописи, показанные впервые за последние 70 лет
Вероника Шелякина
Читайте в этом номере: