05:47 МСК
Пятница
04 / 12 / 2020
1863

Шоколад

Только по нему понял, что не расстреляют, а освободят

Иван Петрович Неизвестный

Мы жили некоторое время в оккупации. Мне и десяти лет не было, как нас погрузили в вагон и погнали в Германию. Нас возили из одного лагеря для пленных в другой, пока я не попал к итальянской границе. Есть было совсем нечего, физические работы изнуряли. В 1945 году мы уже знали по грому орудий, что фронт близко и с нами постараются расправиться. Отвели на кладбище. Приказали повернуться спиной и стоять. Пять минут ничего не происходит, десять минут – тишина. Оборачиваемся, нет никого. Разбежались по кладбищу, попрятались у могильных плит.

На следующий день пошли на восток, в направлении Родины. Нашли развалины дома и спрятались в подвале. Слышим, сверху подъехали мотоциклы и кто-то кричит по-немецки, чтобы мы вылезали. Все, думаю, сейчас расстреляют. Выходим, стоят танки, люди с оружием. Лопочут на своем языке. Один офицер подошел и дал мне сверкающую плитку шоколада. Я ведь до той поры шоколад ни разу не пробовал и не видывал, сахар считал за счастье. И тогда я понял, что не немцы это, а союзные войска.

Свобода, а я как дурак, плачу с шоколадкой в руках, готовый к расстрелу...

Записал Алексей Пятшев
(из цикла «Неизвестная война в обычных предметах»)

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 180 (4974) от 29 сентября 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Посевы, посадки, задержания
Галина Зайцева
Бусина из муранского стекла
В центре города теперь можно изготовить ювелирное украшение в технике средневековых мастеров
Димитрий Соколов
Читайте в этом номере: