07:57 МСК
Вторник
07 / 02 / 2023
1736

Поверх барьеров

Есенин и сегодня разговаривает с миром на самом глубинном уровне диалога культур

Только что завершившийся Международный есенинский симпозиум, собравший около 130 участников из более чем 20 регионов России и 12 иностранных государств, в очередной раз подтвердил: поэзия Есенина с каждым годом завоевывает все новые и новые сердца людей, живущих в разных концах планеты.

«Поверх барьеров», невзирая на политические разногласия, военное противостояние, экономические санкции, стихи Есенина служат укреплению межнационального, межкультурного диалога, выступая посланием русского мира всему человечеству, напоминанием о тех добрых началах, которые близки каждому народу:

И каждый в племени своем,

Своим мотивом и наречьем,

Мы всяк

По-своему поем,

Поддавшись чувствам

Человечьим...

Как воспринимают Сергея Есенина в современном мире? «Русский Моцарт», «деревенский Орфей», «сельский Гамлет», «московский Франсуа Вийон», «российский Верхарн», «советский Мюссе», «Дон Кихот деревни и березы»... Все эти яркие характеристики относятся к одному и тому же человеку и поэту – Сергею Есенину. Национальный гений всемирен по определению. Поэтому, наверное, в самом «наирусском из всех русских поэтов», по словам Евгения Евтушенко, люди, живущие в самых разных странах, находят нечто сокровенно близкое своим собственным национальным кумирам.

При всей глубоко национальной природе своего дарования Есенин оказывается близок и даже родственен пониманию носителей иной ментальности, иной культуры, иной традиции и даже другой веры. Можно уже не гипотетически утверждать следующее: Есенин разговаривает с миром на самом глубинном уровне диалога культур: на уровне диалога ментальностей.

Иначе как понять, почему есенинская «Песнь о собаке» в годы Второй мировой войны стала народной песней бойцов итальянского антифашистского Сопротивления? Почему, как пишет уже в начале нашего, XXI-го, века южнокорейский исследователь Ли Дэ Ву, крупнейший поэт Южной Кореи О Джанг Хван плакал, перечитывая есенинское «Возвращению на родину», и не стеснялся признаться в этом, хотя читал Есенина не на русском, а на японском языке и сам переводил его на корейский?

Почему, как отмечает японская исследовательница Тиэ Оги, японских читателей завораживают есенинские «Цветы» – эта маленькая поэма.

Почему в польском Интернете внимание к Есенину настолько значительно, что превышает почти в два раза число обращений к Блоку и Пастернаку, у которых гораздо больше биографических и творческих связей с польской культурой? Почему на Украине создан, по существу, национальный миф об украинских корнях Сергея Есенина и о некоем утерянном, скрытом архиве Есенина с его стихами, написанными якобы по-украински?

В каком-то смысле можно говорить о том, что идёт своеобразный процесс не только «освоения», но и «присвоения» есенинского наследия национальными культурами мира.

Белорусский литературный и общественный деятель Нил Гилевич в своей статье «Мужество исповеди: слово о Сергее Есенине» пишет о том, что ни один поэт мира не оказал такого влияния на белорусскую поэзию, как Есенин, что его голос слышен в интонациях каждого белорусского поэта.

А в современном Иране формируется своя научная школа есениноведения. Хамид-реза Атташбараб, наш иранский коллега, пишет: «Современная Персия глазами «ласкового уруса» с радостью открывает по-новому для себя самой в «Персидских мотивах» Есенина образ своего идеального прошлого, своей культуры».

На поэтической карте Евразии с новой актуальностью звучат сегодня есенинские строки:

Я – северный ваш друг и брат.

Поэты – все единой крови.

И сам я – тоже азиат

В поступках, помыслах и слове.

«Может ли иностранец понять Есенина?» – именно так ставит вопрос в своих заметках, опубликованных в журнале РГУ имени С.А. Есенина «Современное есениноведение», болгарин Панко Анчев, секретарь Союза писателей Болгарии, главный редактор журнала «Литературная Болгария». Отвечая на него, автор стремится подчеркнуть то, что особенно близко восприятию болгар в есенинской поэзии: «Поэт – это, по Есенину, человек, которому позволено вести себя свободно. Поэт – это, своего рода, пароль свободы для Есенина… Я, болгарин, таким образом пытаюсь читать на русском языке этого великого русского поэта».

Участник недавнего Международного есенинского симпозиума, ведущий научный сотрудник Института литературы Болгарской академии наук Камен Михайлов в интервью рязанскому телевидению признался: «Славянскому сознанию Есенин ближе Пушкина…»

«Есенин – поэт общечеловеческий», – утверждал в интервью московской прессе, известный ученый-славист из Бристольского университета Гордон Маквей.

Хартмут Лёффель, немецкий исследователь и переводчик, в статье «Сергей Есенин в зеркале немецкой литературы» стремится дать ответ на вопрос, почему художественное сознание немецкой культуры оказалось столь восприимчивым к поэзии Есенина, и обнаруживает общементальный комплекс, родственный обеим культурам – в романтическом образе бродяги-скитальца, в мотиве тоски по родине.

Французский литературовед Мишель Никё открывает параллели между импрессионистическими «Романсами без слов» Поля Верлена и ранней пейзажной лирикой Есенина, между поэзией Бодлера и «Москвой кабацкой» Есенина.

…На есенинский симпозиум в Россию впервые приехала представительная делегация из Вьетнама в составе 8 сотрудников Академии общественных наук, ведущих вузов Ханоя, переводчиков. Привезли только что выпущенные сборники переводов есенинских стихов на вьетнамском языке. Гость из Финляндии представил первую поэтическую книгу Есенина на финском. Впервые участвовали (заочно) в работе симпозиума учёные из Турции и Монголии.

За четыре дня научного форума, проходившего в Москве, Рязани и Константинове, стихи Есенина звучали на английском, немецком, итальянском, венгерском, болгарском, белорусском, украинском, азербайджанском и китайском языках. И это не удивительно. Сергей Есенин, по данным ЮНЕСКО, – самый переводимый русский поэт в мире. Его стихи читают сегодня на 150 языках.

Сергей Есенин помогает сегодня нашей стране решать не только культурные, но и политические задачи. Его поэзия выступает, по существу, в роли той «мягкой силы», о которой политологи говорят как о действенной альтернативе «холодной войне». В есенинском послании миру предстаёт перед народами других стран истинный образ России, способной дать им надежду на конечную победу добра, милосердия, справедливости, спасти от вызовов и угроз тревожного XXI века, защитить права всех национальных культур на неограниченную историческую перспективу.

На этом непростом, но таком нужном и важном пути Сергей Есенин для нас – «самый яростный попутчик».

Ольга Воронова,
руководитель Есенинского научного центра
Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина,
доктор филологических наук, профессор

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 183 (4977) от 02 октября 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

Космический Есенин

Крыша над головой

Бухара благословенная

Космический Есенин
Великого поэта можно постигать всю жизнь
Есенин на сцене
Как в Рязанских театрах отметят день рождения поэта
Анна Добролежа
Читайте в этом номере: