15:00 МСК
Вторник
27 / 09 / 2022
2324

Погода походу не мешает

В этом убеждены участники экспедиции «Аляска-2010», которые, завершив свой поход, вернулись на Родину

Наша газета – постоянный информационный спонсор походов Михаила Малахова. Мы полагаем, что информация о походах и экспедициях всегда интересна нашим читателям и познавательна. По большому счету, путешествия по Северу, некогда открытому российскими путешественниками, это и своего рода выражение национальной идеи, это и патриотическое воспитание молодежи, и работа по сохранению исторического наследия.

Недавно в редакции состоялась встреча с Героем России Михаилом Малаховым и его друзьями по команде. Участники экспедиции торжественно вручили нам флаг нашей редакции, который они брали с собой на Аляску.

На страницах газеты мы освещали все этапы похода. Две группы в общей сложности прошли более 1100 километров, повторили водные маршруты Загоскина по рекам Инноко, Юкон, Кускоквим, а также преодолели исторический переход (волок) между Юконом и Кускоквимом. Собран богатый научный материал, обнаружены уникальные артефакты, привезены экспонаты для будущего Рязанского музея путешественников – Музея Русской Америки.

Экспедиция, которая проходила с 20 июля по 20 августа, стала продолжением проекта по увековечиванию памяти российских исследователей Аляски и была посвящена 200-летию со дня рождения путешественника и исследователя Л.А. Загоскина (1808-1890).

…За чашкой чая непринужденно шел разговор о сложностях, от которых в походах никто не застрахован, о встречах с местным населением и дикой природой, забавных случаях в пути, о значимости реализации проекта для изучения истории русских путешественников. Исхожены сотни километров дорог, проведены десятки встреч с потомками русских колонистов, собран богатейший материал. Но … Не был ли труд напрасным?

На какой стадии находится сейчас подготовка к созданию музея? Что уже удалось сделать, а что еще только предстоит?

Михаил Георгиевич объяснил, что на федеральном уровне идея создания музея получила очень хорошую поддержку, на уровне региона и города Рязани организационная работа, хоть и не слишком быстро, но тоже двигается. Директор музея Ирина Кусова решает вопросы с выставочной деятельностью, специалисты обследуют здание, где планируют в будущем разместить музейные экспозиции. Управление культуры и искусства города Рязани работает над концепцией создания музея. Что касается идеи создания музейного комплекса: в доме Загоскиных в Рязани и в бывшем имении путешественника в Абакумове, то этот вопрос пока обсуждается.

Что касается экспедиции-2010, то, по словам участников экспедиции, в походе очень помогали записи Лаврентия Загоскина.

«Я понимаю, почему он смог так много написать, – предположил Александр Воробьев. – Лаврентий Алексеевич не работал веслами, в отличие от нас. К этой работе подключали местных жителей, и у российского морского офицера было много времени, которое он мог посвятить путевым записям. «Мне это было сделать сложно, – добавил Михаил Георгиевич. – Руководитель экспедиции не должен ложиться спать, пока не проверит, как стоят лодки, не унесет ли их река, как закреплены палатки, как устроились люди, все ли на месте.

Вопросов гостям задавали много.

Какой складывался психологический климат в команде? Не секрет, что младшему участнику вояжа этого года по Аляске было 18 лет, а старшему – 64 года…

– Михаил Булаев – спорт-смен, кандидат в мастера спорта по гребле. Он вынослив, собран, спокоен, с чувством юмора у него все в порядке. Михаил уже побывал с нами на Северном полюсе. Что касается старшего, Александра Тенякшева, то я знаю его еще по совместному участию в походе, организованному газетой «Комсомольская правда». Мне нравится, что он до сих пор сохранил юношеское восприятие окружающего мира. По его утверждению, ему очень повезло – побывал по ту сторону обыденности...

Отторжения в коллективе по возрастным признакам не возникало, равно как высокомерия и панибратства…

Чем вы обогатили свой жизненный опыт?

– Примеров много. Но главное, что ты учишься принимать людей такими, какие они есть. Становишься более терпимым сам и делаешь все, чтобы не стать раздражителем для других.

Александр Воробьев рассказал, как однажды, после сложного перехода, уже в сумерках, стали выбирать место для стоянки. «Проблематично пристать, приходится фонарями освещать берег. Не все хорошо видно. Но вот выходим на берег: здесь валяется рыбья голова, чуть подальше еще... Запахи тухлятины... Высказал Наумову свои опасения: не медведь ли? Опять же – след вот какой-то... «Да это лосиный», – отвечает он. «А почему у него когти?» «Да ладно… это кажется». «А рыба»? «Да это она сама на берег выбросилась». Лагерь в конце-концов путешественники разбили. Объяснили, что на самом деле тогда риск встретиться с агрессией зверья был невелик. Хорошо, что на уровне разговоров осталось: придет медведь – не придет...

– Сил уже не было в детали вдаваться, где рыба обгрызанная, где лось прикопанный. Порой даже ужин не готовили. Чайку попьем, перекусим, что от обеда осталось. И быстрее в спальный мешок, где тепло, комфортно... У нас двухслойная палаточка. С одной стороны тканюшка – тонкая, а это – грань между комфортом, уютом и неудобствами, неустроенностью быта, но тем не менее она дает ощущение безопасности, возможность отдохнуть, выспаться, – дополняет Михаил Малахов.

Кстати, о безопасности: топор у Михаила Георгиевича всегда лежал под изголовьем – ружья нет, ну а мало ли что…

– Однажды в одном из селений купили немного мяса, которое намеревались пожарить утром. Сложили все аккуратно, накрыли сверху брезентом от лодки. Ночью слышу: какое-то странное шуршанье... Я – за топор. Палатку приподнимаю, а там лис. Стянул с наших продуктов брезент, и уже было вознамерился добраться до лакомых кусков, на которые вообще-то мы и сами рассчитывали. Прогоняю его, шикаю. Стараюсь особо не шуметь – народ спит, а он стоит, зверюга такая наглая, недоумевает. Дескать: чего надо-то, я же только поесть. Нащупал возле палатки маленький камешек – швырнул. Лис ушел, конечно, но как-то нехотя. Может, просто обиделся...

В команде было 13 человек. Может быть, для сложных маршрутов необходимо идти в поход меньшим составом? А потом число 13…

– Так получилось, – поясняет Михаил Малахов. – В последний момент от участия в экспедиции отказались двое претендентов. Расширять число участников, на мой взгляд, нецелесообразно по ряду причин. Больше людей – больше проблем, больше шансов оказаться в какой-то опасной ситуации. Я это знал, но у нас была задача завершить всю работу по Загоскину и так завязать эти маршруты, чтобы успеть. Одной группой мы бы не смогли это сделать. Поэтому мы выбрали план, по которому шли с разными грузами, а затем завершили экспедицию вместе.

План оправдал себя. Безусловно, каждая экспедиция, поход, требуют вдумчивого подхода к организации. Только в этом случае можно рассчитывать на успех. А впечатления у каждого участника были свои. Для Михаила Малахова-младшего – встреча с южной группой после утомительного перехода по болоту, когда появилась возможность посидеть у костра и поесть горячего супа, а для Алексея Малахова – встреча с медведем. Кстати, когда вспоминали эту историю в редакции, всем было весело, а там, в лесу...

… Лил дождь. Михаил Булаев, не видевший живого медведя в природе, шутил: «Ме-е-е-две-е-дь, ты где!!! Выходи, подлый тру-у-ус! Хочу видеть этого зверя!»

Медведь возник, как по волшебству. Причем в поле видимости. Парням пришлось скоренько сгруппироваться, взять в руки весла, встать поближе к друг другу (медведь воспринимает группу близко стоящих людей, как одно целое), чтобы его напугать. «Подлый трус» отступил. Потому что, по утверждению руководителя экспедиции, не голодный, не больной зверь, несмотря на свою природную лютость и непредсказуемость, людей боится…

Походная жизнь требует и подготовки, и особой закалки, особенно в экстремальных условиях. Как удалось не заболеть? Гости объяснили, что, дескать, бывало мокро, холодно, противно, но организм каждого участника экспедиции сумел мобилизовать внутренние резервы. Никто не простудился.

– Пошевелишь ногами: ну вроде не такие уж и мокрые, и вообще, не так уж и холодно, – объясняет Алексей Малахов. – Позитивное настроение работало на нас, не позволяло расслабляться. Бывало, к вечеру ноги, «чавкающие» по болоту, становились морщинистыми. Мы называли их «бабушкины ноги». Когда морщин на ступнях становилось больше, то это уже были «прабабушкины ноги»…

По утверждению участников экспедиции, в условиях похода у людей обостряются зрение, слух. Дескать, проверено на себе.

Говорили и о том, что порой принятое решение и смекалка облегчали тяготы пути. Например, парни из северной группы нашли заброшенную железнодорожную узкоколейку, а в кустарнике проржавевшую перевернутую вагонетку. Подремонтировали ее, а затем водрузили на рельсы, сложили на «средство доставки грузов» пожитки и покатили их вперед...

Об увиденном, усышанном, понятом путешественниками можно рассказывать часами. Мы смотрели фотоархив экспедиции. Здорово, молодцы! Что же до перспектив будущих маршрутов, то, по заверению Михаила Георгиевича, новые идеи, конечно, есть, но пока планы проходят стадию обдумывания, согласования. Но мы надеемся, что на следующую встречу участники команды придут с новыми рассказами и впечатлениями.

P.S. Сегодня у руководителя экспедиции Михаила Малахова День рождения. Коллектив газеты от всей души поздравляет его с этим событием и желает новых интересных походов, здоровья, счастья и всех благ!

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 191 (3742) от 08 октября 2010 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Ищу маму
Наша газета совместно с министерством образования Рязанской области продолжает акцию по устройству в семью детей, оставшихся без родителей. Напоминаем, что сведения о детях предоставлены ...
Праздник Урожая
Оригинальные поделки из овощей, фруктов, композиции из листьев и семян, оригинальные блюда по авторским рецептам – буйством красок поражали дары осени, превращённые в самые невероятные ...
Марина Комиссарова
Читайте в этом номере: