20:11 МСК
Четверг
22 / 04 / 2021
1377

Чай по-русски

О нем рязанцам рассказали на занятиях в университете выходного дня РГУ им. С.А. Есенина
Фото Анатолия Еврилова
Фото Анатолия Еврилова

Самовар с крепким, душистым чаем на нашем столе сегодня редкость. Привыкли люди уже к чайникам да перекусам на бегу. А ведь чайная процедура раньше была в России почитаемой и достойной пера великих классиков русской литературы. Возродить традицию решили в Рязанском государственном университете, на факультете русской филологии и национальной культуры. Там в канун Нового года рязанцев угощали чаем.

Вначале о хозяевах

Каждую последнюю субботу месяца рязанцев приглашают в РГУ, на занятия в университет выходного дня. В учебном корпусе на улице Астраханской, где располагается факультет русской филологии и национальной культуры, организуют лекции для всех желающих сотрудники центра региональных проектов и баз данных РГУ. Лекторы – преподаватели и профессора госуниверситета. Функции координатора проекта взяла на себя ведущий специалист по связям с общественностью Наталья Семкина. Наталья Алексеевна решила, что на последнем занятии 2015 года, в Год литературы, нужно обязательно рассказать рязанцам о том, как русские писатели в своих произведениях описывали чайную традицию. И заодно всем вместе чаю попить.

В центре лекционного зала, на столе, покрытом расписной скатертью, стоят самовары и чашки. Один из гжели, совсем небольшой. Пожалуй, в знаменитом Касимовском музее самоваров такого нет.

– Эти четыре самовара из моей частной коллекции, – рассказывает слушателям Наталья Семкина. – У нас в семье традиция пить чай у самовара сохранилась. О русских традициях чаепития мы сегодня попросим рассказать замечательного лектора, доцента РГУ Ирину Владимировну Грачеву.

Русские писатели – о чайной традиции

– Мне приходилось читать дневник нашего известного критика Николая Добролюбова, который происходил из Нижнего Новгорода, – рассказывает Ирина Владимировна Грачева. – У него были родственники где-то в селе под Новгородом. Навещать их Добролюбовы отправлялись на своей лошадке. Путь был долгим. Николай Александрович описывает, что с собой брали вот такой самовар-кухню и в дороге готовили себе еду и чай. Кухня была их неизменной спутницей.

В середине XVIII века самовары стали изготавливаться промышленным способом. Считалось, что родина самоваров – Тула. Недавно обнаружили более ранние сведения. Их источником являются уральские таможенные книги. Уральские приказчики Демидовых, если отправлялись куда-либо по настоянию хозяина, среди прочих предметов везли с собой самовары. Через Демидовых самовары попали на тульские заводы, и там началось их массовое промышленное производство. Первые самоварщики – братья Лисицины. Самовары выпускали самых различных форм. В виде желудя, груши. Купечество любило самовары в форме вазы. Эта форма давала возможность самых разнообразных вариаций для украшения. Дворянство предпочитало что-нибудь попроще и поизящнее. Были самовары ведерные и были маленькие. На железнодорожных станциях были самовары на 5 ведер. Если ехал один человек, он брал с собой маленький самовар.

Самовар в доме был членом семьи. Прислуга разливать чай не допускалась. У самовара могла хлопотать только хозяйка или старшая родственница – сестра хозяина или его старшая дочь. Девушка могла сесть к самовару только в одном случае – если она была невестой. Невеста демонстрировала свое умение быть хозяйкой.

– Традиция сажать у самовара невест дважды отражается в романе Пушкина «Евгений Онегин», – рассказывает Ирина Владимировна Грачева. – В первый раз об этом рассказывается, как приехал в провинцию Онегин, столичный щеголь, богатый теперь уже помещик. Его наперебой стали звать в гости, видя в нем, прежде всего, желанного жениха. Девушку заранее предупреждали, что на него нужно обратить особенное внимание. Вторая сцена – приезд Онегина в дом Лариных. У самовара находится Ольга, а не старшая Татьяна, потому что Ольга уже просватана, она невеста. И она демонстрирует гостям свои достоинства будущей хозяйки.

Девочек этому учили еще с детства, поэтому были маленькие детские самоварчики. Угощая своих кукол, девочка должна воспроизводить правила обращения хозяйки к гостям. Самоварчики были не игрушечные, а настоящие. В них можно было готовить чай.

За самоваром было не принято вести неприятные беседы, демонстрировать свое дурное настроение, ссориться. Все должны быть дружески расположены к своим собеседникам. За чаепитием должна наступать гармония человеческих отношений. Николай Васильевич Гоголь в «Мертвых душах», в одном из лирических отступлений в Италии, вспоминает традицию русского чаепития: «Под шумок самовара ведется согревающий сердце и душу разговор. Так возвышенно пылко трепещет молодое сердце юноши, как не случается нигде в других землях, даже под полуденным роскошным небом». Русские, которые уезжали за границу, тосковали по русскому самовару, поэтому нередко возили его с собой как члена семьи.

Писатель Иван Кокорев написал очерк «Чай в Москве». Он говорил, что для русских чай стал пятой стихией, что без него они жизни не представляют, и особенно этим отличается Москва. С каким бы делом человек ни пришел в дом, его сразу ведут к столу, где уже закипал самовар. Самовары были во всех семьях, даже у бедняков, которые находились в долгах. Когда они разживались какими-то денежками, первое, что покупали, был самовар. Кокорев писал: «Из москвичей редко найдете бедняка, у которого не было бы самовара. Иной бьется всю жизнь как рыба об лед, а ярко начищенный самовар красуется на самом видном месте, составляя, может быть, единственную ценную вещь, которой владеет хозяин».

Русское Чаепитие

Купцы были людьми экономными и пили по нескольку чашек чая с одним небольшим кусочком сахара. Беднота пила чай вприглядку. Растворяли небольшой кусочек в воде, а на остаток глядели, не трогали его и пытались вызвать в себе ощущение сладости сахара. Купцы любили чаи цветочные или яблочные. В конце лета брались яблоки. Их нарезали тонкими, почти прозрачными ломтиками и укладывали на дно чашки. Заливали горячей заваркой так, чтобы она только покрывала эти яблоки. Чашку закрывали сверху блюдцем, чтобы все это хорошо пропарилось, и только потом доливался кипяток. Из ягод чаще всего использовали лесную землянику. Чай из нее готовили таким же, как из яблок, способом. Это сезонные чаи.

– Цветочные чаи пили в течение года, – завершает рассказ о русских традициях чаепития лектор Ирина Владимировна Грачева. – Особенно любили купцы чай из жасмина. Его привозили из Китая. Чай был очень ароматным, немножко сладковатым, но, к сожалению, нам сейчас не отведать настоящего жасминного чая, потому что за то, что мы сейчас покупаем по дорогой цене, раньше на ярмарках и побить могли.

Когда купцы привозили чай на Нижегородскую ярмарку, там заботились о качестве продаваемой продукции. Работали эксперты в том числе и по проверке качества чая. Для жасминного чая существовал стандарт. На 2/3 объема чая должна быть 1/3 цветов. Причем цветы должны быть белыми, а не уже засыхающими кремовыми. От таких лепестков никакого аромата нет.

Чай на посошок

После лекции Ирины Владимировны Грачевой мы пили чай. С подарками, разноцветными пакетиками чая, на занятия в университет выходного дня пришла представитель одного из чайных магазинов Рязани Наталья Владимировна с поэтической фамилией Ахматова. Она угостила всех вкуснейшим чаем. Кто-то пил зеленый, иные – красный. Мне достался цейлонский черный чай с кипреем и грибом рейши. Было вкусно. Люди еще долго не расходились, вели задушевные беседы о добрых русских традициях.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 9 (5050) от 22 января 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

Курсанты Рязанской академии права и управления ФСИН получили награды за исследовательскую деятельность

За распространение героина в Рязани осудили жительниц Подмосковья

Бороться с пожарами в Рязанской области теперь будет "Лесной дозор"

Сектор «банкрот» на барабане жизни
Как проблемы с долгами сделать разрешимыми
Михаил Скрипников
Безмолвный разговор с художником
Елена Коренева
Читайте в этом номере: