07:09 МСК
Вторник
06 / 12 / 2022
1455

Мосты и монументы

стали вехами в жизни маршала А.И. Прошлякова

В июне 1941 года четыре моста через Березину в районе Бобруйска полковник Прошляков подорвал сам с командой своих саперов. И больно было смотреть, как рвались мосты, но иначе они поступить не могли, нужно было хоть ненадолго сдержать наступление немцев.

Родившийся в Сапожковском уезде Алексей Прошляков учился в Александровской учительской семинарии, где располагалась потом 17-я рязанская школа. А теперь в этом здании на площади Победы один из факультетов РГУ. Но времена были такие, что с 1920 года Прошляков связал свою жизнь с армией более чем на полвека – командовал взводом и ротой, воевал в басмачами в Средней Азии. И только потом стал служить в инженерных войсках.

Страшные первые дни войны Алексей Иванович запомнил на всю жизнь. Он отступал вместе со всеми, но делал все для того, чтобы это отступление не стало позорным бегством. Он, начальник инженерных войск армии, руководил строительством оборонительных сооружений под Могилевом, которые позволили героически оборонять город почти месяц. Прошляков участвовал в подготовке Тульского оборонительного рубежа, строительстве укреплений вокруг Тулы. И враг не смог взять город русских оружейников, даже прорвавшись на его окраины.

И потом, как в песне поется: «всю войну под завязку» – Сталинград, Курск, Днепр, Белоруссия, – операция «Багратион», в ходе которой приходилось создавать специальные настилы, гати для переправы через болота сотен и сотен танков. Это тоже придумал Прошляков. Маршал Жуков писал о нем, будущем маршале инженерных войск: «А.И. Прошляков сочетает в себе лучшие качества советского генерала: сильную волю, решительность, требовательность, выдержку и личную скромность».

А потом была Европа, по которой советские войска прошагали не победным маршем, а с огромными потерями, усилиями, преодолением множества препятствий и серьезным инженерным обеспечением. Назову только одну цифру: к началу Берлинской операции в полосе 1 Белорусского фронта инженерными войсками, которыми руководил генерал Прошляков, был построен и содержался 21 мост.

Война окончилась, можно было и отдохнуть? Как бы не так. К Прошлякову это не имело отношения. Между прочим, именно ему было поручено разминирование территории и зданий бывшего инженерного училища в Карлсхорсте, где был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Потом Алексей Иванович руководил разминированием дворца Цецилиенхоф в Потсдаме, где сразу после войны работала международная конференция победителей. И парк Сан-Суси, по которому через десять лет разгуливал мой проходивший срочную службу в Германии отец, тоже разминировали саперы Прошлякова. У меня сохранились фотографии парка конца 50-х годов, на них не видны таблички «Проверено. Мин нет». А ведь были он там, наверное, над тихими водами прудов.

Так получилось, что в первые месяцы после окончания войны у жителей поверженного Берлина было немало поводов сказать спасибо генералу А.И. Прошлякову. Инженерные войска под его руководством занимались разминированием города, восстановлением выведенного из строя водо – и электроснабжения. Случалось генералу попадать под обстрелы, которые вели из развалин затаившиеся гитлеровцы. Но была у Алексея Ивановича и еще одна деликатная и благородная миссия – захоронение погибших воинов, обозначение на картах немецких городов этих захоронений, установка первых монументов погибшим советским солдатам и офицерам. Первые памятники советским бойцам саперы Прошлякова воздвигали еще под Понырями после Курской битвы, а затем в Познани, Лодзи, Зеелове…

В первые же послевоенные месяцы было приказано построить у разрушенного рейхстага памятник воинам, погибшим при взятии Берлина, и подготовить у Бранденбургских ворот плац для проведения парада союзников, которым командовал маршал Г.К. Жуков. Все было сделано в срок, и занимался этим снова генерал Прошляков.

Он позже руководил строительством двух первых и самых известных монументов советским воинам в Белине – в Трептов-парке и в парке Пинков. Работа была непростой, занимались ею советские военные строители, специалисты-немцы, предприятия Берлина. Руководил ими Герой Советского Союза, только в 1945 году награжденный тремя орденами Ленина, генерал-полковник А.И. Прошляков. Пять лет служил он в Германии после войны. Весной 1948 года, когда Одер и Эльба вышли из берегов, инженерные войска под командованием Прошлякова боролись с ледяными заторами, спасали от разрушения дамбы, которыми поляки не хотели заниматься, выводили из зоны затопления население.

В 50-е годы Алексей Иванович учился в военной академии и продолжал службу. В 1961 году после того, как были проведены учения на Тоцком полигоне с применением атомной бомбы, в подготовке и проведении которых А.И. Прошляков принимал самое непосредственное участие, он стал маршалом инженерных войск.

Была в жизни Прошлякова еще одна важная и значимая страница – сталинградская. Он воевал в Сталинграде под командованием генерала В.И. Чуйкова. Теплые отношения с маршалом Чуйковым сохранились и после войны. Когда началось сооружение мемориального комплекса на Мамаевом кургане, Чуйков настоял на том, чтобы венчала курган скульптура Родины – Матери. Инженерной подготовкой сооружения монумента руководил маршал Прошляков. Об этом рассказывает сын маршала Чуйкова Алексей Васильевич в одном из своих интервью.

Алексея Ивановича Прошлякова не стало в 1973 году. Он оставил небольшую книгу воспоминаний «Краткие записки о пройденном пути», изданную в 2003 году его сыном Борисом Алексеевичем Прошляковым. В Рязани мне найти эту книгу не удалось. Памятник маршалу Прошлякову установлен в Тюмени перед зданием высшего военно-инженерного училища, носящего его имя. Он это училище создавал, его окончил внук маршала. В Рязани, на родине, помнят Алексея Прошлякова. Его имя носит школа № 17 г. Рязани, мемориальные доски установлены на доме, где он родился, на здании, где он учился. Но разве не достоин монумента в Рязани человек, сделавший столь много для увековечения памяти солдат Великой Отечественной? В этом году маршалу Прошлякову исполнилось 115 лет. Давайте задумаемся над тем, как достойно отметить его 120-летие.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 40 (5081) от 11 марта 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Вопреки обстоятельствам
научилась жить двадцатишестилетняя рязанка Анна Фомина
Ольга Трубушкина
Точка на карте
Читайте в этом номере: