18:11 МСК
Пятница
12 / 08 / 2022
1699

За державу обидно

В этом году исполнится двадцать пять лет представителям последнего поколения, рожденного в СССР. Взрослыми, зрелыми людьми стали те, кто ничего не помнит про Советский Союз. С ними, как кажется нашим политическим оппонентам, легче иметь дело:ав их легче обманывать, рассказывая о том, что было до 1991 года.

И это только одна из непременных составляющих информационных войн, которые набирают активность сегодня. Советская история стала полем битвы за умы, за память, за наше общее прошлое. Где-то не так давно я слышала или читала о том, что живую память о прошлом хранят лишь два поколения – дети и внуки участников событий. Для правнуков любые исторические свершения – это давняя история, преданья старины глубокой. Вот и многие, как казалось, значимые события советской истории становятся своеобразным историческим эпосом, результатом деятельности исторических личностей, противостояния держав, смены формаций…

Как быть с советской историей, как о ней рассказывать, похоже, не очень понимают даже профессиональные историки. На нас надвигается 100-летие российской революции 1917 года. Как к нему относиться? Ветераны комсомола сейчас предпринимают общие усилия для того, чтобы достойно отметить 100-летие Коммунистического союза молодежи. Ведь были у комсомола многочисленные страницы: героизма, проявления любви к Родине. Да и ярких личностей, чья молодость тесно связана с комсомолом, немало. Есть о чем рассказать.

Как рассказывать о дружбе советских народов на фоне конфликта в Карабахе и противостояния России и Украины? Как отмечать победу над фашизмом в Европе, если в Польше сносят памятники советским полководцам? Вот сегодня исполняется ровно 50 лет с того дня, как в небе над Берлином погибли два советских летчика – Борис Капустин и Юрий Янов. Уводя падающий самолет Як-28 от жилых кварталов Западного Берлина, летчики, отказавшись от катапультирования, упали в озеро Штессензее. Оба советских офицера погибли, посмертно награждены орденом Красного Знамени. На месте их гибели в Германии установлен памятник. Мне интересно, сегодня к нему кто-нибудь возложит цветы?

Вопросы наскакивают один на другой. И готовых ответов на них пока нет. А молодежь, не вся, конечно, а мыслящая ее часть, интересуется недавней советской историей. И вот эти самые неудобные вопросы задает нам, пожившим в СССР. Можно, конечно, не отвечать – отшутиться, отмолчаться, рассказать анекдот «с бородой». А они, молодые и любопытные, полезут в Интернет и прочитают там такое, что нам и не снилось.

А можно подсунуть подрастающему поколению хорошую советскую книжку. Не все же книги, тогда написанные и изданные, были плохими. Можно показать замечательное кино, пусть даже черно-белое. Оно скучное? Ну, не скучнее многих нынешних сериалов. Можно полистать вместе старый семейный альбом. Это мы на субботнике, а это – на первомайской демонстрации. А что это на транспаранте написано? «От каждого по способностям, каждому – по труду». Очень актуальная мысль. И сегодня тоже.

Многое можно сделать, чтобы не рвалась тонкая, но прочная нить исторической памяти. А то ведь как получается? Была когда-то Древняя Русь, потом Московская Русь, потом Российская империя. И люди на этой земле были могучие, и полководцы – отважные, и правители – великие. А потом – такая вот черная дыра, «империя зла» под названием Советский Союз… А теперь опять – древняя и великая Россия. Давайте не позволим так о себе говорить и писать. Нет, свободу мнений, конечно, никто не отменял. Но и историческую правду тоже никто не отменял. Она – на нашей стороне улицы. Ее, конечно, надо бы знать, а это непросто. А если все-таки попробовать не судить прошлое, а изучать его, интересоваться им, в музеи ходить, книги читать, беседовать с компетентными людьми?

Фильм «Белое солнце пустыни» мы, кажется, выучили наизусть. И фразу таможенника Верещагина все помним. Она нам по сердцу пришлась: «За державу обидно!» А за какую державу было обидно Верещагину? За Российскую империю? За республику Советов? За Россию. Как ее ни обозначай, а она и у таможенника Верещагина, и у красноармейца Сухова – одна. Крамольная для советского кинематографа мысль, пожалуй, впервые тогда, в 70-е годы, так отчетливо высказанная. Сколько лет мы смотрим этот фильм и понимаем из него про наше общее прошлое больше, чем из канонических школьных учебников. Если, конечно, понимаем.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 58 (5099) от 06 апреля 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Двенадцать лучших
Столько снимков представил каждый конкурсант на VII фотофестивале «Девять на двенадцать»
Анна Добролежа
Тяга к вершинам
Блистательная Минна восходит на «Олимп»
Читайте в этом номере: