23:18 МСК
Понедельник
17 / 05 / 2021
1910

Двое из бессмертных

Десять дней назад прошла акция «Бессмертный полк». Об этом уже сказано все: и хорошее, и (смотрите Интернет) не очень… «Ну и что она, эта акция? На Парад, наверное, уйму денег угрохали, а тут еще «полк»…»

Что же, есть и такое мнение. Я все же думаю, что таких людей мало, ведь к бессмертным мы, как правило, причисляем наших родных и близких.

Кто-то не вышел на улицу с портретами (постеснялся, поскромничал, остался у телевизора). Но мне пришлось наблюдать, как те, что не вышли, смотрели на экран! Не «мыльный» сериал шел там, не крутое шоу, когда родственники на виду у всех чуть ли не таскают друг друга за волосы… Просто лица людей… И портреты… Иногда лист картона, на котором имя-отчество и фамилия… Скоро 75 лет с момента начала войны, и мне кажется, что со временем люди того поколения будут считаться святыми.

На прошлой неделе я была в областном художественном музее на выставке и встрече, посвященной художнику Борису Дмитриевичу Ростиславову. В небольшом зале висели его портрет и несколько гравюр – как можно было понять, иллюстрации к книгам. Зрители могли оценить тонкость и оригинальность этих работ. Видно, как сказал кто-то, в Рязанских ударных художественных мастерских, где учился в 20-х годах молодой художник, действительно преподавали авторитетные мастера.

Потом посетителей пригласили в другой зал, и приехавший из Москвы седовласый гость – сын художника Ростислав Борисович Ростиславов рассказал, что, родившись и проведя юные годы в Рязани, отец жил потом и учился в столице, проходил службу в рядах Красной Армии, работал в Гидротехстрое, в управлении строительством канала Москва – Волга, затем был внештатным художником-графиком в военном и других издательствах. А дальше была война. И хотя по возрасту Б.Д. Ростиславов не попал в первый призыв (родился в 1902 году и считался «старым»), но когда немцы очень быстро продвинулись к Москве, его мобилизовали в народное ополчение. За три месяца на фронте он отправил домой 15 открыток и писем. Последнее, очень короткое – 13 ноября 1941 года… В январе следующего года семью известили, что он пропал без вести.

«Вы помните отца?» – спросили Ростислава Борисовича. «Почти нет, – ответил он, – я был тогда маленьким». И рассказал о том, как искал отцовские рисунки, и это очень большая удача, что удалось хоть что-то найти. Могилы у отца нет, но на Новокузнецкой улице в Москве открыт памятник всем ополченцам Замоскворечья, погибшим или пропавшим без вести.

Как и почему Р.Б. Ростиславову удалось восстановить после долгих лет связь с Рязанью, рассказала И.К. Красногорская. Она дружила с касимовским писателем Н.А. Родиным, которого очень интересовала деятельность семьи Качковых по организации и развитию пароходного движения на Оке. Он предложил Ирине Константиновне написать об этом, и через какое-то время в Рязани вышла книга «Окские пароходчики», в которой рассказывалось о родстве Качковых с семьей Ростиславовых, что и привело одного из их потомков в наш город.

– Наша нынешняя встреча, – сказала И.К. Красногорская, – дань памяти двум людям. Это не так давно умерший Николай Александрович Родин, который прошел войну, а потом стал известным писателем, и Борис Дмитриевич Ростиславов, которому война помешала развернуть свой талант и отняла жизнь.

Как-то так получилось, что чем дальше война, тем актуальнее становятся слова: «Никто не забыт»… И почитая тех, кто отдал за нас жизнь, мы даже при материалистических воззрениях почему-то надеемся, что Они почувствуют нашу безмерную благодарность.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 86 (5127) от 19 мая 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Компьютер в помощь кандидатам
Представителей политических партий обучат пользоваться новой компьютерной программой
Татьяна Железнова
На тот большак, на перекресток
В Доме Салтыкова-Щедрина дали старт новому культурному проекту
Вероника Шелякина
Читайте в этом номере: