18:36 МСК
Понедельник
19 / 10 / 2020
2304

Английский русист Гордон Маквей подарил рязанскому музею-заповеднику С.А.Есенина обширный архив

Гордон Маквей, Борис Иогансон, сын Г. Маквея Мартин в саду дома ученого в Бристоле 20.04.16
На снимке: Гордон Маквей, Борис Иогансон, сын Г. Маквея Мартин в саду дома ученого в Бристоле 20.04.16

О даре Гордона Маквея рассказывает директор Государственного музея-заповедника С.А. Есенина, кандидат искусствоведения, Почетный работник культуры и искусства Рязанской области Борис Иогансон:

– Вслед за коллекцией основателя российского есениноведения Ю.Л. Прокушева Государственный музей-заповедник С.А.Есенина получил обширный архив, собранный известнейшим английским русистом Гордоном Маквеем. Символично, что этот дар осуществлен в Год языка и литературы Великобритании и России. Гордон Маквей обладает среди международного научного сообщества заслуженной репутацией одного из самых квалифицированных есениноведов и знатоков русской литературы первой половины ХХ века. Он автор широко известных на западе биографических книг о С. Есенине и А. Дункан, а также многочисленных публикаций о поэзии и жизни Есенина и его окружения. Гордон Маквей внес непосредственный вклад в возвращение в культурное пространство поэзии Н. Клюева, ставшей доступной для читателя сначала за пределами нашей страны, широко известны его фундаментальные труды о творчестве А.П. Чехова.

Гордон Маквей родился в 1941 г. В аспирантуре Оксфордского университета в 1963 г. он написал первый студенческий реферат о Есенине, на основании сборника поэта 1957 года издания, привлекший внимание его руководителей. По программе обмена аспирантов и ученых в 1964 г. его посылают в Москву заниматься исследованиями творчества Есенина. Маквей работает сначала в Ленинской библиотеке, с опубликованными источниками, но затем во время следующих командировок в 1966 г. получает возможность работать в архивах Института мировой литературы, Пушкинского дома и других организаций.

Параллельно с изучением литературных и архивных материалов Г. Маквей начал собирать живые свидетельства людей, знавших Сергея Есенина, и завязал переписку с широчайшим кругом респондентов. Уже в 1964 г. Маквей разослал анкету многим советским литераторам с вопросами об их отношении к творчеству С. Есенина. Одновременно он собирал материалы о школе танца А. Дункан и разыскал многих бывших ее учениц, рассеянных к этому времени по всему свету.

Собирая материалы о Есенине, Маквей знакомился с его литературным окружением, мимо которого нельзя было пройти, исследуя жизнь и творчество поэта. Так естественно в сферу научных интересов Маквея вошла группа поэтов-имажинистов (А. Мариенгоф, В. Шершеневич, А. Кусиков, Р. Ивнев), а также Н. Клюев. Именно в архивах Маквей обнаружил оригиналы поздних стихотворений Клюева, а также другие документы, и сумел оценить не только оригинальность и масштаб клюевского дарования, но и важность своих находок. Впоследствии он передал их Борису Филиппову, который вместе с Г. Струве готовили 2-х томник Клюева, вышедший в Мюнхене в 1969 г. Так, благодаря Маквею, впервые увидели свет 40 не публиковавшихся ранее поздних стихов Клюева (и именно Маквей провез через таможню 7 первых экземпляров этого двухтомника в Москве).

В 1969 г. в Оксфорде Гордон Маквей защищает докторскую диссертацию «The Life and Works of Sergeo Esenin (1895-1925)» (Жизнь и труды Сергея Есенина (1895-1925). С этого же года по 1987 г. Г.Маквей работает в университете Норвич в юго-восточной Англии, а с 1987 по 1995 гг. – он профессор престижного Бристольского университета. В университетах Норвича и Бристоля Г. Маквей читал спецкурс по поэзии Есенина. Лейтмотивом этого курса было признание того, что Есенин – общечеловеческий поэт.

Широкую известность на западе Г.Маквею принесли его книги «Есенин. Жизнь» (1976) и «Айседора и Есенин» (1980), переиздававшиеся неоднократно. Маквей становится авторитетным специалистом в области есениноведения и одним из лучших знатоков поэзии Н.Клюева, имажинистов и крестьянских поэтов. Он публикует многочисленные статьи по этой тематике (всего почти 400 публикаций, посвященной деятелям русской культуры!), участвует в дискуссиях и продолжает собирать весь возможный материал, относящийся ко все расширяющемуся полю его интересов. Кроме есенианы в широком смысле, Маквей в 1990-е годы начал заниматься творчеством А.П.Чехова и в 1994 г. вышел основной его труд «Чехов «Жизнь в письмах», в 1995 г. «Три сестры» Чехова», а также статьи в периодических изданиях о проблемах постановок пьес Чехова на английской сцене.

При этом продолжается его неутомимая деятельность по сбору непосредственных свидельств о судьбах героев его научного исследования. Начало его разысканий относится к 1960-м годам, когда еще были живы многие участники событий, ставших к этому времени историей, и продолжается по существу до настоящего времени. Так, в Москве в свое время он знакомится с А.Миклашевской, Р.Ивневым, А.Никритиной, Р.Судаковой и А.Судаковым, вдовой, сестрой и племянником А.Мариенгофа, Н.Стором и А.Яр-Кравченко, дружившим с Клюевым, в Париже – с А.Кусиковым и его родственниками, в Лондоне – с ученицей Айседоры Дункан. Он ведет колоссальную переписку с десятками, а может, и сотнями литераторов, и, с ним охотно делятся не только воспоминаниями и соображениями, но и предметами материальной памяти. Некоторые материалы из этого архива публиковались в российских изданиях. Так, в монографии «Русский имажинизм: история, теория, практика», М., 2003, помещены письма к Г. Маквею Александра Кусикова, Александра Бахраха и Виктора Мануйлова. В журнале «Современное есениноведение» опубликованы несколько статей Г.Маквея, в том числе «Александр Кусиков: биографические материалы и иконография» (2010, №15), а также биографический очерк и иконография Анатолия Мариенгофа, В.Шершеневича, Р.Ивнева по фотодокументы из личного архива Г.Маквея (2008, №9; 2009, №10; 2011, №17 ).

Все эти эпистолярные свидетельства вместе с бесценными есенинскими раритетами, сотнями страниц рукописей многочисленных литераторов первого ряда, машинописных копий воспоминаний, газетными вырезками, огромным количеством фотографий, афишами, пластинками, сувенирной продукцией, образовали существенную часть архива Гордона Маквея наряду с большим собранием книг, журналов, отдельных оттисков, представляющих уникальное собрание международной литературной есенианы.

Подробный список содержания архива составлен Г.Маквеем и содержит более 4000 названий. Этот чисто утилитарный список прокомментирован автором, что превращает его из служебного в чисто человеческий документ, много проясняющий в личности Маквея. Так, он оставил заметки рядом с названием одной из книг о смерти Есенина: «ужасная, отвратительная книга, см. мои примечания при чтении!!!», нейтральные или положительные комментарии на книгах многих других авторов, например Ю. Прокушева. Он передал в музей-заповедник даже свои книги, когда-то подаренные родителям и любимому брату и вернувшиеся к нему после их смерти, о чем горестно написал рядом с их названиями. В другой приписке он объяснил, что сухие листья в старом журнале - это листья, которые он собрал в Константинове в 1965 г. Напротив имени Л. Зорина, пославшему ему 38 писем, написал: «из всех моих многочисленных корреспондентов Леонид Зорин (с которым я никогда не встречался!) является, пожалуй, самым близким мне по душе, самым родным и дорогим…». А по поводу 10 писем А.Кушнера «о Есенине, Чехове и многом другом – письма мудрые, замечательные…». Он также прокомментировал переводы на русский язык его книги «Айседора и Есенин», которая до сих пор так и не издана. Открытка К. Чуковского сопровождается настоящим экскурсом в студенческое прошлое. Продуманно и решительно расставшись с архивом, он оставил для себя только как «самые дорогие» - книгу В.Дроздкова «Dum spiro spero: o Vadime Shersheneviche (Пока дышу, надеюсь: о Вадиме Шершеневиче), M., 2014) и О.Лекманова и М.Свердлова «Сергей Есенин. Биография», Спб., 2007, М., 2011, расценивая ее как лучшую на сегодня биографию поэта.

Но это лишь небольшая часть огромного хранилища бесценных данных. Знакомство со списком наших соотечественников–адресатов Г.Маквея показывает, что практически вся литературная Россия второй половины ХХ века была с ним в переписке. Разумеется, изучение этих писем откроет много интересного и, может быть, неожиданного. Но, очевидно, именно дар какой-то душевной притягательности заставлял направлять Маквею иногда просто исповедальные письма (как он заметил в примечании к списку, одно такое письмо было на 95 стр.).

Решение английского ученого передать архив Государственному музею-заповеднику С.А.Есенина вызвало необходимость поездки в Великобританию для урегулирования многих технических и бюрократических вопросов по транспортировке в Россию. Так выпала удача познакомиться с Гордоном Маквеем в его доме в Бристоле. Архив уже был упакован в многочисленные картонные коробки, и их количество впечатляло. Сам Гордон Маквей – худощавый, стройный, подкупал простотой и корректностью. Мы прогуливались в парке, он рассказывал о начале своих занятий Есениным и, среди прочего, сказал следующее: «Я никогда не был политическим человеком, я не считал себя буржуазным критиком. Просто хотел, насколько это возможно, приблизиться к истине о жизни и творчестве Есенина без политики. И к счастью, тогда, в середине шестидесятых, был открыт доступ к изучению Есенина в Советском союзе меня приняли на 10 месяцев. Я так заинтересовался работой, что вторично, еще на 10 месяцев (с 1964 по 1966 с перерывом) остался в Советском союзе. Я фактически 2 года жил в МГУ и работал в Ленинской библиотеке, в ИМЛИ, в Литературном музее и в Ленинграде. Встречался с Ивневым, Миклашевской и т. д. Я потом вернулся в Англию в 1966 г. и стал писать диссертацию дома у родителей и целый год я сидел над этим». На вопрос, не жаль ли ему своих сокровищ, он ответил, что этому он посвятил большую часть жизни, в остальную же хочет просто читать и знакомиться с произведениями других литераторов, а собранные в течении жизни материалы передать в дар русской культуре.

Теперь и этот колоссальный, по объему и значению, архив принадлежит нашей стране, Государственному музею-заповеднику С.А.Есенина. Нам безвозмездно передано образовавшееся более чем за полвека уникальное собрание свидетельств исторических, литературных и человеческих судеб Гордоном Маквеем. Представляется, что благородный жест Гордона Маквея будет высоко встречен не только естественным чувством огромной благодарности, но и тщательной обработкой его архива, материалы которого, таким образом, обретут новую жизнь. Возможно, новую свежую струю впитает и наш музей, в котором история имажинизма, подкрепленная обработанным научным материалом, получит самостоятельный статус.

На снимках:

1. Афиша совместного поэтического вечера С.Есенина и А.Кусикова

2. Телеграмма от Айседоры и Есенина

3. Хулиганская записка С.Есенина Р. Ивневу

4. Архив в «авторских» банановых коробках от Г. Маквея на складе в

Англии перед упаковкой в контейнеры для отправки в Москву.

Новость опубликована на сайте Рязанских ведомостей в ленте за 13 июля 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

В Рязани открылась фотовыставка, посвященная музыкальной классике

Рязанцы завоевали золотую медаль на Всемирных хоровых играх в Сочи

В Рязани будет установлен памятник Преподобному Сергию Радонежскому