20:00 МСК
Суббота
24 / 09 / 2022
1472

Генеральские развалины

К старинной дворянской усадьбе не зарастает народная тропа
Автор фото: Димитрий Соколов | Генеральские развалины
Фото автора.

Есть такой замечательный вид туризма – путешествие по старинным усадьбам. Где это вы их видели, чтобы стояли целыми и невредимыми и радовали глаз? Что верно – то верно. В большинстве случаев приходится наблюдать руины, хоть и весьма живописные.

И все-таки это не останавливает охотников за впечатлениями. Им нравится бродить по развалинам, впитывая дух первозданности строений. Сложилось и особое направление в туризме – путешествие по так называемым заброшкам. Село Василевка Ряжского района подходит для такой поездки идеально. Всеми покинутый барский дом, шесть постоянных жителей, легенды, предания, сонная жизнь.

Грунтовка, спускающаяся от шоссе, приводит нас к дому Валентины Ивановны Игнатьевой. Переступив через двух котов, растянувшихся на крыльце, Валентина Ивановна выходит к нам навстречу. Беседа завязывается легко, и от широты души предлагает нам встать у нее на постой, пожить в сарайчике, к которому она прикрепила табличку «Russia».

– В этой части Василевки проживали зажиточные крестьяне, которые обслуживали дом помещицы Ираиды Петровны Никитиной, – поведала нам жительница Василевки.

Говорят, прославилась она на всю Россию тем, что разводила разные породы кур, участвовавших в сельскохозяйственных выставках. В книге «Ряжские портреты» Почетный гражданин города Ряжска и известный краевед Сергей Владимирович Филимонов приводит сведения, что в четырех птичниках обитали куры пород лангшан, плимут-рок, фавероль, гудан, куку-де-малин, а еще бронзовые индейки и пекинские утки.

Гомона домашней птицы в селе давно не слышно, разведением живности дачники не занимаются. Единственным местом, дававшим работу, в селе долгое время был гостевой дом Ряжского авторемонтного завода, куда приезжали посланники из иностранных государств, а Валентина служила здесь контролером охраны. Но вскоре дом переоборудовали в частное владение и обнесли глухим неприветливым забором.

Больше в этой части села нам делать нечего, и мы направляемся к усадьбе генерала Смельского. Не сразу двухэтажный особняк открывает нам остатки своего былого великолепия и архитектурного изящества. С дороги, ведущей на Ухолово, его не разглядеть. «Надо идти туда, в заросли», – уверенно шагает провожатый – наш коллега, фотокорреспондент райгазеты и краевед Владимир Мазалов. Впервые историей усадьбы он заинтересовался в семидесятых годах, застал ее неразрушенной, а теперь вздыхает: «Хуже, чем сейчас, она уже выглядеть не будет».

Деревья расступаются, и я не могу сдержать возгласа восхищения. Высокие стены, круглая угловая башня, декоративные элементы фасада, богатые карнизы – все это цело, хотя и нещадно попорчено временем и бушевавшим здесь пожаром. Усадьба во второй половине XIX века принадлежала военному врачу-хирургу Елизару Никитичу Смельскому. Его светский чин приравнивался к военному званию генерал-майор. Смельский был главным доктором военно-учебных заведений Российской империи, почетным членом императорской медико-хирургической академии, написал множество трудов по хирургии и медицине. Словом, в своей сфере человеком он считался выдающимся, проживал в Санкт-Петербурге, а в своем Василевском имении бывал наездами и проводил лето. Любовался с высокого балкона на пышный фруктовый сад, ходил по липовой аллее в церковь неподалеку, плавал на лодке к острову, где пил чай в уединенной беседке, катался на лошадях, имел собственный конный двор. Свое дворянское гнездо он обставил со вкусом и не поскупился на отделку.

Пока обходил дом, вертелись в голове строчки Геннадия Шпаликова: «Не насовсем прощались, а так, до неких пор, забытыми вещами завален летний двор…»

Что-то здесь было уютное, приветливое, доброе. Давно лежат на кладбище хозяева усадьбы, провалились потолки и крыша, но атмосфера барской беспечности и блаженного покоя осталась.

Под стенами особняка возделывает огород Валентина Ивановна Кузнецова, единственная хранительница памятника архитектуры XIX века. Все лето и часть осени проживает она в небольшом деревянном строении по соседству. Отложив чеснок и огурцы, приветливая хозяйка рассказывает о том, что знает и что видела: «Я была последней жительницей этого дома, выехала после пожара в 2008 году. До этого времени усадьба существовала. Крыша сильно текла, электропроводка пришла в негодность, короткое замыкание в конце концов и стало причиной беды.

Дом строили в первой половине XIX века лет 30 или 35. До войны в усадьбе располагался детский дом, потом МТС, где-то с 63-го по 79-й была племенная станция – конный завод и завод крупного рогатого скота. Я на госплемстанции проработала главным ветврачом 11 лет. Работникам в этом доме на втором этаже давали комнаты, и мы с восхищением рассматривали внутреннюю отделку помещений, лепнину, изразцы. На второй этаж вела лестница из белого мрамора. Когда изразцы стали отваливаться от стен, мы использовали их в качестве кухонных подставок. На керамических плитках стоял оттиск «Кузнецов». Последние жители выехали из дома в 95 – 97 годах, а в 2008-м загорелась проводка. Шесть дней шел дым – то в одном месте, то в другом. Пожарные говорили, что внутрь не пойдут, потому что в любой момент могут обрушиться перекрытия. Так дом и сгорел».

Из усадебных построек осталось еще здание кухни. Соединявшая барский дом и кухню галерея разобрана, колодец засыпан. Фонтана тоже нет, в его уцелевшей каменной чаше Валентина Ивановна выращивает укроп и редиску.

– А на остров плаваете?

– Раньше плавали, когда молодые были. В беседке пели песни и засиживались до темна. Но пруд обмелел и зарос ряской, под водой коряги – ни искупаться, ни на лодке поплавать.

Остров зеленой шапкой накрыла дикая растительность. Почти не видны остатки аллеи, ведущей к разрушенной церкви. Добротные конюшни тоже давно разобраны на кирпичи.

После Елизара Смельского усадьбой владел его сын Александр, чиновник особых поручений в Министерстве иностранных дел, потом имение перешло к его сыну Александру Александровичу, камер-юнкеру. После 1917 года началась другая история имения.

Уже лет пять Валентине Ивановне Кузнецовой приходится не только огород содержать в порядке и урожай на рынок возить, но и проводить экскурсии для приезжих. На этот случай у нее приготовлена Ряжская энциклопедия.

– Страница 600, там про Василевку написано, – достает она увесистый том.

Туристы задумчиво бродят в зарослях, по картинам из энциклопедии сопоставляют то, что было и что осталось. Остатки колонн служат лавочкой, из-под мраморных ступеней поднимается крапива.

«Вчерашние обиды, упреки впопыхах в крапиве позабыты и тонут в лопухах…»

Мятный холодный чай прекрасно освежает в жару. Валентина Ивановна дает нам испить по бокалу. Кроме нее лечебные травы никто в селе не собирает. А Кузнецова делает это еще и ради истории. Автором знаменитого лекарственного травника 1870-го года выпуска, и поныне являющимся настольной книгой многих врачевателей, был как раз доктор Смельский. Редкое издание оцифровано и доступно в сети Интернет, оно в популярной форме рассказывает, как находить, собирать и сушить лечебные травы, как самостоятельно готовить из них лекарственные настойки. Более того – наследие доктора медицины взяли на вооружение современные производители косметики. Записи знаменитого врача вдохновили их на создание целой линии косметических продуктов. Они пишут, что воссоздали методы обработки натуральных трав и растений, изложенные Елизаром Смельским.

Село основательно заросло, и если бы не Валентина Кузнецова, которая своими силами окашивает траву вокруг усадьбы, если бы не ее огромный огород образцового содержания, Василевка окончательно погрузилась бы в сонное забытье. Полное безлюдье. Можно возле дома выкрикивать хозяев, стучать в калитку – никого не дозовешься. Об усадьбе ничего не расскажут, не знают или давно все позабыли. Да и сельскими жителями в полном смысле слова людей глубинки уже не назовешь.

Чем они теперь отличаются от городских? В села приезжают на лето, а с первыми заморозками на своих автомобилях отправляются в города – кто в Рязань, кто в Ряжск, кто в Москву. Выходит, живут они теперь не хуже помещиков, разве что усадьбы намного скромнее и нет прислуги. Ведь и генерал Смельский видел Василевку только в теплое время года. А зимой по пустым залам двухэтажного особняка, из окон которого открывался вид на заваленный снегом фонтан, одиноко бродил управляющий.

Хранительница усадьбы Валентина Кузнецова тоже в октябре уедет в Москву. Будет ходить по музеям и театрам, а душой стремиться обратно, в Василевку. Ведь 600 кочанов капусты – такие у нее сборы! – можно вырастить только в этой глуши, где даже лопух обладает повышенной целебной силой.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 141 (5182) от 05 августа 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Земля и люди
Состоялось заседание комиссии при губернаторе области по вопросам местного самоуправления
Михаил Скрипников
Путь к спортивному Олимпу
Предпремьерный показ документального фильма об участнике Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, дзюдоисте Михаиле Пуляеве состоялся в кинотеатре «Малина»
Вячеслав Астафьев
Читайте в этом номере: